Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты










Комментарии (2)

Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1. РОССИЯ В РЕВОЛЮЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ 1917-1921 гг.

IV. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ВОИНЫ. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ "ВОЕННОГО КОММУНИЗМА"

Утверждение советской власти в центре и на местах

Военные действия советской власти и их противников осенью-зимой 1917-1918 гг. носили локальный характер и были вызваны не столько классовым, социальным противостоянием после октябрьских событий, сколько продолжением в новых условиях борьбы за власть. Устранение Временного правительства привело к новому столкновению сил, разделенных ранее неустойчивым, колеблющимся буржуазно-либеральным центром. Типичными противниками большевиков в этот период были те же силы, которые потерпели частичное поражение в августе 1917 г. Прерванный процесс вооруженного противостояния был продолжен в октябре 1917 г. Правые силы могли теперь действовать более решительно, без оглядки на либеральную буржуазию.

Относительная легкость захвата власти большевиками в Петрограде не означала столь же легких побед в других городах и губерниях. Победа была одержана за счет сверхконцектрации проболыневистеких сил в столице и безусловной слабости правительства А. Ф. Керенского. Теперь же большевикам пришлось иметь дело не только и не столько с территориями, ранее контролируемыми Временным правительством, но с наметившимися территориально-национальными образованиями, ранее лишь номинально признававшими политическую власть прежнего буржуазного правительства (Украина, Финляндия, Кавказ, казачьи территории). Свергнуть Временное правительство оказалось гораздо легче, чем защититься от претензий на власть на местах других партий и движений, ранее отказавших в поддержке павшему режиму.

Утверждение советской власти на северо-западе России и в Центрально-промышленном районе, за исключением Москвы, не встретило серьезного военного сопротивления, что было вызвано высокой концентрацией промышленного пролетариата, близостью к большевистским центрам и имевшейся у советской власти возможности перебрасывать свои вооруженные силы по хорошо развитой и контролируемой сети железных дорог. Распространение новой власти из столиц на близлежащие территории проходило успешно также в силу того, что здесь им противостояли малочисленные силы не всегда последовательных сторонников Временного правительства. На сторону большевиков, видя в них силу, способную объединить и возглавить страну, в этот период переходит целая группа офицеров старой армии - от генерала М. Д. Бонч-Бруевича до подполковника М. А. Муравьева (одного из авторов идеи ударных батальонов в 1917 г.).

Поход 26-30 октября 1917 г. на Петроград генерала П. Н. Краснова и А. Ф. Керенского имел лишь временный успех, выразившийся в захвате 27 октября Гатчины и 28 октября Царского Села, сведенный на нет 30 октября, когда нескольким сотням казаков, восьми сотням юнкеров и ударников, артиллерийскому дивизиону и бронепоезду были противопоставлены 8 тыс. красногвардейцев и матросов при поддержке артиллерии флота (общее руководство - М. А. Муравьев). Капитуляция казаков 1 ноября 1917 г. была в таких условиях неизбежной, как и переход власти к большевикам 3 ноября в Москве, после переброски туда советского 5-тысячного отряда.

Военное сопротивление новому режиму, несколько ожившее в ноябре, было парализовано после занятия советскими войсками во главе с Н. В. Крыленко Ставки в Могилеве 20 ноября 1917 г. Ожидание в Ставке падения большевиков естественным путем оказалось ошибкой, а запоздалая реакция была пресечена в самом начале. Смерть генерала Н. Н. Духонина, поднятого на штыки, и поспешмое бегство ранее находившихся поблизости в заключении в г. Быхов после августовского выступления Л. Г. Корнилова, А. И. Деникина и других "быховцев", явилось признанием бесперспективности борьбы с большевизмом в центральных и западных районах России. Перемещение вышеуказанных лиц на юг было закономерно, именно здесь на казацких территориях концентрировались силы, противостоящие советскому правительству. Начальником штаба Ставки СНК назначил лояльного к советской власти генерала М. Д. Бонч-Бруевича.

В центре России, где преобладало однородное русское население, советская власть победила легче, чем на окраинах, где ей противостояли не отдельные фрагменты прежней власти, а реальные силы, имеющие достаточно широкую поддержку среди многонационального населения окраин и пятимиллионного казачества. Советская власть боролась на этих территориях не только с центробежными силами, но и с явно обозначившимся контрреволюционным движением. Наиболее сильными и опасными были движения казаков на Дону и Южном Урале, возглавлявшиеся атаманами А. М. Калединым и А. И. Дутовым.

Активный участник августовских событий 1917 г., агитировавший на Дону за Корнилова, генерал Каледин уже 25 октября 1917 г. взял на себя управление в Донской области. 27 октября Каледин объявил о переводе Области войска Донского на военное положение и пригласил Временное правительство в Новочеркасск для организации борьбы с большевиками. Каледин вступил в союз с украинской Центральной Радой, установил контакты с казачьим руководством Оренбурга, Кубани, Астрахани, Терека, с лидерами ведущих буржуазных партий П. Н. Милюковым, М. В. Родзянко. Опираясь на примерно пятнадцатитысячные вооруженные силы, 2 декабря Каледин захватил Ростов-на-Дону, через два дня Таганрог, контролируя вскоре значительную часть Донбасса. Вместе с тем выход калединцев за пределы казацких территорий в декабре 1917г. привел к усилению конфликта казаков с местным населением. Переброска советских войск из-под Харькова и Воронежа обеспечила перелом в ходе военных действий. Ситуацию усугубили восстания в тылу Каледина, волнения среди самого казачества, вылившиеся в массовое дезертирство. Каледину противостояли теперь не только советские войска, рабочее население городов, но и образованный 10 января 1918 г. донской казачий ВРК во главе с Ф. Г. Подтелковым и М. В. Кривошлыковым. Общая численность сосредоточенных против Каледина войск достигла 20-25 тыс. человек.

Поражение Каледина было тем более предрешенным, что к концу января советские войска уже добились решающего успеха против других участников антисоветского движения на близлежащих территориях. Выступивший 27 октября одновременно с Калединым и захвативший 14 ноября Оренбург, а позднее Троицк и Верхнеуральск, атаман Дутов под натиском красных отрядов 18 января оставил Оренбург и отошел в Верхнеуральск. Войска Центральной Рады терпели одно за другим поражения от советских войск, опиравшихся на поддержку образованного в Харькове 14 декабря советского украинского правительства. 14 января войска М. А. Муравьева заняли Киев, и дальнейшее существование Рады было возможным только благодаря поддержке Германии.

28 января части Р. Ф. Сиверса освободили Таганрог, многие другие опорные пункты Каледина были уже в руках советских войск. 29 января 1918 г. Каледин застрелился. Дальнейшее продвижение советских войск к Новочеркасску было задержано частями Добровольческой армии (образована 25 декабря 1917 г.) во главе с Л. Г. Корниловым. Перевес советских войск обусловил отход частей Добровольческой армии. В конце февраля были взяты последние центры сопротивления: Ростов-на-Дону (23 февраля) и Новочеркасск (25 февраля). Остатки калединских войск отошли в Сальские степи, а Добровольческая армия перебазировалась на Кубань.

Общее количество войск, с которыми предпринял поход на Кубань Корнилов, составляло около 4 тыс. человек. Получивший название "Ледяного похода", рейд преследовал своей целью воссоединение с войсками кубанского правительства, которое, однако, ко дню выступления (13 марта) покинуло Екатеринодар. Несмотря на явный перевес советских частей, сосредоточенных в крупных городах и железнодорожных узлах, войскам Корнилова удалось прорваться, избегая столкновения с крупными отрядами. Последовательно уничтожая мелкие и средние советские заградотряды, препятствовавшие продвижению войска руководствовались приказом Корнилова: "В плен не брать! Чем больше террора, тем больше побед!". 27 марта корниловские части (около 2300 человек) и кубанские отряды В. Л. Покровского (3000 человек) соединились и пополнились местными войсками. 30 марта Корнилов вступил в командование объединенными силами и 8 апреля атаковал с севера Екатеринодар, несмотря на превосходящую численность советского гарнизона. Неудача первого штурма не остановила Корнилова, и он начал подготовку ко второму, во время которого 13 апреля 1913 г. был убит случайным снарядом. Принявшие командование М. В. Алексеев и А. И. Деникин дали приказ об отходе войск. Остатки Добровольческой армии перебазировались вновь на Дон, где советские войска ютступали под натиском атамана Краснова и поддерживавшей его Германии. Весеннее продвижение германских войск на Украине разделило враждующие стороны и позволило Добровольческой армии заняться реорганизацией своих войск в более благоприятных условиях.

От Учредительного собрания к Брестскому миру

За большевиками в 1917 г. подспудно стоял социалистический выбор России, продемонстрированный результатами выборов в Учредительное собрание (более 80% голосов ва социалистические партии). В этих условиях борьба с советским правительством неизбежно превращалась в борьбу с социалистическими представлениями, которые в конце 1917 г. были преобладающими в крестьянской и рабочей среде. Белое движение, ставившее своей целью свержение большевиков, не смогло утвердиться даже на тех территориях, где у него было определенное влияние. На одного сторонника активных действий приходилось несколько десятков вооруженных противников, сотни и тысячи самоустранившихся от конфликта, в котором их экономические и социальные интересы не были затронуты.

Характерны результаты выборов в Учредительное собрание, согласно которым большевики получили около 22,5% голосов, представители других социалистических партий 60,5% (из них более 55% эсеры, в том числе левые эсеры около 6% ), а представители различных буржуазных и национальных партий менее 17% голосов.

Шестикратный социалистический перевес над другими политическими силами резко снижал возможности активного сопротивления новому режиму.

Парламентская победа умеренных социалистических сил на выборах в Учредительное собрание, делавших тогда ставку не на военное свержение большевиков, а на их политическое устранение, вытеснение парламентским большинством, еще не означала политической победы эсеров и меньшевиков. Реальная власть находилась у коалиционного большевистско-левоэсеровского правительства, которое опиралось на большинство в рабоче-солдатских и крестьянских Советах и имело в своем распоряжении вооруженные отряды красногвардейцев и матросов. Предпринятые советской властью превентивные меры (аресты активистов и даже отдельных депутатов, закрытие ряда газет) заметно ослабили лагерь сторонников Учредительного собрания, деморализуя их накануне 5 января 1918 г. Способствовало этому и предрешение вопроса о власти в "Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа", в которой Россия объявлялась Республикой Советов, а Учредительное собрание ставилось в подчиненное, вспомогательное положение. В Постановлении ВЦИК от 3 января 1918 г. за советской властью оставлялось право применять вооруженные силы в случае сопротивления этому решению. Нейтрализован оказался и гарнизон города. В этих условиях демонстрации в защиту Учредительного собрания не представляли уже серьезной военной угрозы советскому режиму и были относительно быстро разогнаны войсками. Использование оружия привело к жертвам: не менее 12 человек в Петрограде и 15 - в Москве.

Отсеченное от масс, Учредительное собрание во главе с выбранным председателем правым эсером В. М. Черновым (254 голоса за, против 153 голосов, отданных кандидатуре большевиков лидеру левых эсеров М. А. Спиридоновой) сразу дистанцировалось от советской власти и ее декретов, изолируя себя политически. В этих условиях большевистские и левоэсеровские делегаты покинули собрание, лишая его кворума. В полной политической и пространственной изоляции оставшиеся члены собрания успели принять лишь 10 пунктов "Проекта основного закона о земле", противопоставленного "Декрету о земле", но во многом его дублировавшего. 6 января Учредительное собрание было распущено.

Отзвуком этих событий стало покушение на коменданта Учредительного собрания, члена Чрезвычайного военного штаба большевика М. С. Урицкого, совершенное в день роспуска собрания около Таврического дворца. В других городах реакция на события находилась в прямой зависимости от степени организации противников советской власти. Наиболее значительным выступлением на северо-западе было новгородское. Здесь проходила забастовка служащих и торговых работников, а вооруженное сопротивление продолжалось до 22 января, когда в городе было снято военное положение. В Москве 5 января 1918 г. после разгона демонстрации защитников Учредительного собрания было взорвано здание Дорогомиловского райсовета, а 9 января обстреляна мирная демонстрация, посвященная очередной годовщине "кровавого" воскресенья: в результате было убито более 30 человек и 200 ранено. Однако вскоре выступления, вызванные роспуском Учредительного собрания, пошли на спад и внимание образованной 7(20) декабря 1917 г. ВЧК привлекали уже не политические противники, а проблема борьбы с бандитизмом. В целом население восприняло январские события пассивно, широкомасштабных столкновений не последовало.

Между тем укрепление советской власти, продолжающиеся переговоры в Брест-Литовске вызвали ответную реакцию стран Антанты, увеличивших финансирование антибольшевистского движения. Параллельно усилился нажим Германии на советскую делегацию в Брест-Литовске, выразившийся в выдвижении новых требований к большевистской России. Результатом этого давления, принявшего в феврале форму открытой военной интервенции, стало подписание Брестского мира 3 марта 1918 г. Согласно договору, состоящему из 14 статей и различных приложений, от России отторгалась вся Прибалтика и часть Белоруссии. На Кавказе к Турции переходили Каре, Ардаган, Батуми. Украина и Финляндия признавались самостоятельными государствами. Территориальные потери России составляли около 1 млн кв. км. Россия обязывалась демобилизовать армию и флот, в том числе и части Красной Армии, созданной согласно декрету СНК 15 января 1918 г. Контрибуция, которую должна была выплатить Россия, составила 6 млрд марок.

Германская оккупация положила конец распространению советской власти на новые территории и косвенно содействовала образованию по соседству плацдармов, на которых могли организоваться силы контрреволюции: прежде всего на Дону, Северном Кавказе и на других территориях. В новых условиях окрепло белое движение, получившее поддержку гораздо более широких слоев населения, чем прежде. Оно стало массовым за счет притока в его ряды казачества и ранее инертных гражданских лиц. Успехам белого движения способствовало также продвижение германских войск за пределы зоны оккупации, предусмотренной Брестским миром, в Донскую область и Крым. Германские войска 22 апреля захватили Симферополь, 1 мая Таганрог, а 8 мая Ростов-на-Дону. 11 мая 1918 г. войсковым атаманом в Новочеркасске был избран генерал П. Н. Краснов, в этот же день был схвачен и уничтожен красный казачий, отряд Ф. Г. Подтелкова и М. В. Кривошлыкова.

К апрелю 1918 г. относится и активизация войск атамана Дутова, уничтоживших в начале месяца оренбургский большевистский отряд С. М. Цвиллинга в 300 человек и совершивших набег на сам Оренбург, где было убито 129 человек, в том числе 6 детей и несколько женщин. В эти же дни в городе Илек дутовцы уничтожили 400 представителей инородного населения. Позднее, 9 мая, на Урале произошла трагедия в селе Александров-Гая, где казаки расстреляли и заживо закопали 675 человек. Всего за весну 1918 г. отряды Дутова уничтожили около 3 тыс. человек. Ожесточение, свойственное гражданской войне, проявлялось все сильнее.

Помимо военно-территориального поражения большевиков, Брестский мир инициировал политический раскол в коалиционном советском правительстве, из которого вышли левые эсеры, не принявшие условий мира. Оккупация Украины и южно-российских территорий вскоре повлекла за собой серьезный продовольственный кризис, который привел к изменению аграрной политики большевиков. Появление комбедов еще больше развело прежних союзников. Третьим разделяющим большевиков и левых эсеров событием стало введение смертной казни в судебном порядке в конце июня 1918 г. Не возражая против смертной казни на месте преступления, введенной декретом "Социалистическое Отечество в опасности" 21 февраля, левые эсеры не допускали возможности расстрелов политических противников в судебном порядке, выступая против ужесточения карательных мер. Позднее, 6 июля 1918 г., стремясь повернуть революцию и большевиков в; сторону отказа от решений, принятых вследствие Брестского мира, левые эсеры-чекисты Блюмкин и Андреев (с санкции ЦК ПЛСР во главе с М. А. Спиридоновой) организовали убийство германского посла Мирбаха. Взаимный захват заложников - сначала левыми эсерами, отказавшимися выдать террористов, а затем коммунистами (фракции левых эсеров на V съезде Советов) - привел к столкновению на улицах Москвы. Сознательная провокация, направленная на срыв Брестского мира и на возобновление революционной войны с Германией, вылилась в двухдневные уличные бои. "Единственная цель июльского восстания, - утверждал впоследствии участник событий левый эсер Черепанов, - сорвать контрреволюционный Брестский мир и выхватить из рук большевиков партийную диктатуру, заменив ее подлинной Советской властью". Однако большевики усмотрели в действиях левых эсеров покушение на свою власть. Они разоружили выступивший с оружием в руках в поддержку совершенного теракта левоэсеровский чекистский отряд Попова (позднее расстреляно 12 человек), исключив одновременно левых эсеров из Советов. Попытка 10-11 июля командующего Восточным фронтом левого эсера М. А. Муравьева использовать для возобновления войны с Германией подчиненные ему части была незамедлительно пресечена, а сам он погиб при аресте. События 6-7 июля в Москве и 10-11 июля в Симбирске стали еще одним шагом к упрочению однопартийной диктатуры большевиков.

Еще более ожесточенным в период после Брестского мира стало противостояние большевиков и других социалистических партий, обвинявших теперь их не только в узурпации власти, разгоне Учредительного собрания, но и в прямом предательстве интересов рабочих и крестьян, в перерождении партии и соглашательстве с Германией. Особенно активны были правые эсеры, которые перешли к организации антибольшевистских восстаний и терактов.

Массовые подпольные организации типа "Союза защиты родины и свободы" во главе с Б. В. Савинковым знаменуют образование антисоветского подполья, опасного своими тесными связями с усилившимся белым движением на окраинах бывшей Российской империи. Итогом этого процесса стала волна антисоветских восстаний, прокатившаяся в Поволжье летом 1918 г. (Ярославское восстание).

Заключение Брестского мира также обозначило переход к открытой интервенции войск Антанты. 6 марта 1918 г. с крейсера "Лори" в Мурманске высадились английские войска. 5 апреля во Владивосток прибыл японский десант.

Каждое из многочисленных последствий Брестского мира, являясь и по отдельности важным событием, вместе обозначали, усиливая друг друга, наступление нового этапа в революции: переход к гражданской войне. Брестский мир стал катализирующим фактором наступления гражданской войны: усиливая социальное (особенно в деревне), политическое (как в среде социалистических партий, так и вне их) и идейное противостояние в общества.

Начало фронтального периода гражданской войны

Военные действия до лета 1918 г. развивались в основном вдоль линий железных дорог. Для переброски войск широко использовались поезда и эшелоны. Линий фронтов как таковых не существовало. Поэтому этот период в истории гражданской войны получил название "периода эшелонной войны". После образования фронтов военное противостояние перешло на иной качественный уровень. Толчком к консолидации антибольшевистских сил стало вооруженное выступление 40-тысячного чехословацкого корпуса, состоящего из пленных солдат-славян австро-венгерской армии. После прихода к власти большевиков Верховный Совет Антанты предусматривал использовать части корпуса во Франции, и с этой целью весной 1918 г. последовало согласованное с советским правительством перемещение войск по железной дороге во Владивосток. Однако во время продвижения участились конфликты легионеров с местными властями. Вооруженные стычки после попыток конфискации оружия у проезжающих частей переросли в вооруженное выступление (инициированное и поддержанное представителями Антанты) корпуса no всей железной дороге от Урала до Владивостока. Восстание чехословацкого корпуса получило немедленную поддержку всех антисоветских сил и распространилось на новые территории. Этому способствовала и слабость советской власти в восточных регионах России. В семи губерниях Поволжья числилось всего 23 484 красноармейца, из них вооружено было 12 443, обучено военному делу 2405, а готовых к выступлению 2243, то есть приблизительно каждый десятый. 26 мая 1918 г. чехословаки заняли Новониколаевск (Новосибирск), 27 мая - Челябинск, 29 мая - Пензу и Сызрань. 7 июня пал Омск, а 8 июня - Самара, которая стала политическим центром антисоветского движения летом-осенью 1918 г.

Образованное правительство (Комитет членов Учредительного собрания - КОМУЧ - во главе с эсером В. К. Вольским) декларировало восстановление основных демократических свобод, разрешило деятельность рабочих и крестьянских съездов, фабзавкомов, установило 8-часовой рабочий день и приняло красный государственный флаг. В июне-августе власть КОМУЧа распространялась на Самарскую, часть Саратовской, Симбирскую, Казанскую и Уфимскую губернии. Одновременно с КОМУЧем летом образовался еще ряд эсеровских правительств, контролировавших значительные территории. В Сибири власть последовательно осуществляли: Западно-Сибирский комиссариат, функционировавший в Новониколаевске, а затем в Омске до 23 июня 1918 г.; сменившее его Временное сибирское правительство в Томске (П. В. Вологодский) и наконец Уфимская Директория (Н. Д. Авксентьев), функционировавшая в период с 23 сентября до 18 ноября 1918 г. Последняя номинально стала объединенным центром эсеровских правительств Сибири. Однако созданная Директория фактически представляла только членов вошедших в нее различных группировок, а не общероссийские партии и движения. В Архангельской губернии при поддержке союзнических войск 2 августа 1918 г. было образовано Верховное управление Северной области (председатель народный социалист Н. В. Чайковский), которое 28 сентября 1918 г. сформировало Временное правительство Северной области (в 1919 г. его будет возглавлять генерал Е. К. Миллер). В Ашхабаде функционировало Закаспийское Временное правительство (председатель эсер Фунтиков).

Программы эсеровский правительств, куда входили и меньшевики, включали требования созыва Учредительного собрания, восстановления политических прав, денационализации и свободы торговли, социального партнерства. Характерным было эволюционирование всех правительств в сторону ужесточения политического режима и ликвидации первоначально провозглашенных демократических свобод. "Бумажные права" скоро сменились репрессиями. Подобная эволюция была обусловлена как давлением со стороны союзников справа, так и кризисом государственной власти. Ни одному из эсеровских правительств не удалось создать боеспособной армии, разрешить земельный и рабочий вопрос, создать государственность по эффективности сравнимой с большевистской.

Массовые мобилизации, проводимые КОМУЧем, не давали ощутимого эффекта. Поволжская Народная армия КОМУЧа имела в своих рядах менее 50 тыс. человек, что не превышало 2,5% населения края (мобилизационный процент большевиков был в несколько раз выше). В этих условиях основную нагрузку несли белые формирования Оренбуржья, Приуральл и других территорий, отряды рабочих Ижевска и Воткинска - всего примерно 180 тыс. человек. Разложение чехословацкого корпуса, являвшегося в начале лета 1918 г. основной военной силой, усложняло ситуацию. Все вместе это вносило элемент нестабильности в центристскую политику КОМУЧа, не имевшего собственной реальной военной силы и зависимого от союзников справа и слева.

Столкнувшись с сопротивлением мобилизации в армии и реквизициями, а также с растущим рабочим движением, КОМУЧ перешел к жесткой карательной практике, В течение одного месяца в Казанской губернии было расстреляно более тысячи человек, а в целом за четыре месяца деятельности КОМУЧа на его территории погибло около 6 тыс. человек. Многочисленные рабочие выступления беспощадно подавлялись: в рабочем поселке Иващенково (Чапаевск) 3 сентября из 6 тыс. жителей после ликвидации восстания каждый шестой расстрелян. Союзники КОМУЧа порой действовали еще более решительно. После захвата Челябинска, Троицка и Оренбурга (3 июля) там устанавливается режим белого террора. Только в Оренбургской тюрьме находилось более 6 тыс. заключенных, из которых 500 человек погибло при допросах. В Троицке уже в первые недели было расстреляно 700 человек, а всего за дутовцами, контролировавшими указанные территории, числилось не менее 3 тыс. жертв. Иная карательная политика была характерна только для Ижевско-Воткинского района, где была отменена смертная казнь, хотя и существовала проблема самосудов. Впрочем и здесь к осени 1918 г. ситуация изменилась. Возобновилась практика расстрелов. А за недостатком тюремных помещений и проблем, связанных с побегами заключенных, в Сарапуле, Воткинске и позднее в Ижевске появились специальные баржи-тюрьмы. Узников одной из таких плавучих тюрем с помощью миноносца "Прыткий" освободил, уведя баржу из-под носа, противника, 17 октября 1918 г. Ф. Ф. Раскольников. К этому моменту из 600 политзаключенных в живых оставалось 432 человека.

Усиление репрессивных мер стало общей тенденцией лета 1918 г. как для белых, так и для красных. Советское государство, летом 1918 г. находившееся в глубоком политическом, социальном и военном кризисе, постепенно выходило из него. Жесткая централизация управления, ужесточение карательных мер, регламентированный террор были противопоставлены анархии тыла. Восстания крестьян и мобилизованных в армию беспощадно подавлялись, в том числе органами ЧК. Первым городом, где массовому расстрелу подверглись контрреволюционеры, стал Тамбов. За мятеж, сопровождавшийся 17-18 июня многочисленными жертвами, 22 июня было расстреляно 50 человек, а 3 июля еще 11. Это была местная инициатива, но ее сразу поддержали в центре. В "Правде" член коллегии ВЧК Я. X. Петере писал в эти дни: "Если рабочий класс возьмет пример с Тамбова, наша борьба с контрреволюцией закончится в несколько дней". Каждый месяц лета 1918 г. будет происходить удваивание жертв ВЧК: июнь - около 150, июль - более 300 (не считая Ярославского восстания), август - более 600 человек. Помимо расстрелов ВЧК, летом 1918 г. начинаются расстрелы ревтрибуналов и других чрезвычайных судебных органов. Отправной точкой в этом процессе стал обвинительный акт, вынесенный Верховным ревтрибуналом бывшему начальнику морских дел Балтфлота А. М. Щастному, обвиненному Л. Д. Троцким в контрреволюционной деятельности. Расстрел Щастного, на основании голословных утверждений Троцкого, "совпал по времени с расстрелами в Тамбове. Определенную роль в ужесточении карательной политики сыграли акты индивидуального террора (20 июня убийство В. Володарского в Петрограде).

Примером ужесточения карательной практики советского государства может служить Ярославское восстание. После взятия Ярославля 21 июля 1918 г. было немедленно расстреляно на месте 57 человек, а после вынесения приговора Особой следственной комиссии еще 350 человек. Расстрелы продолжались и позднее: в сентябре советской прессой фиксируется более 60 случаев казни участников восстания. Из других выступлений против советской власти лета 1918 г. следует выделить Ливенское восстание 14-17 августа (10 тыс. участников). Несколько сотен восставших погибло в ходе упорных боев, и более 300 было расстреляно после захвата города. Петроградский руководитель Г. Е. Зиновьев ссылался на Ливенское восстание как на показательное. Он заявлял: "Мы теперь спокойно читаем, что где-то там расстреляно 200-300 человек. На днях я читал заметку, что, кажется, в Ливнах Орловской губернии было расстреляно несколько тысяч белогвардейцев. Если мы будем идти такими темпами, мы сократим быстро буржуазное население России".

Вместе с тем следует отметить, что репрессии большевиков имели определенные отличия от белого террора. Во-первых, это были регламентированные репрессии, а следовательно, решая политические и экономические задачи, террор в меньшей степени дезорганизовал тыл, чем аналогичные акции белых. Во-вторых, они сопровождались и иными "профилактическими мерами", менее жесткого характера - регистрация офицеров, продуманная система штрафов. Наконец, не существовало разрыва между словом и делом, когда скрываемые репрессии против большевиков оказывали дезорганизующее влияние именно в силу их отрицания. Также следует отметить, что рост карательных мер большевиков летом 1918 г. затронул не все территории. В Петрограде в течение почти шести месяцев, вплоть до 21 августа 1918 г., не было ни одного расстрела ЧК. Существовало еще как минимум пять губерний, не затронутых террором летом 1918 г.

Помимо внутренних противников советской власти в этот период пришлось иметь дело с активизировавшимися фронтами контрреволюции. Основными были в этот период два фронта: Восточный и Южный. На Восточном фронте Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) противостояли разрозненные силы эсеровских правительств и их союзников, В июне 1918 г., когда перестройка РККА находилась в самом разгаре, чехословацкие части занимали один город за другим. Советское правительство не контролировало ситуацию не только в прифронтовых губерниях, но и в областях и городах, значительно удаленных от Восточного фронта. Эти обстоятельства сыграли определенную роль при принятии решения о расстреле 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге царской семьи. Уничтожение последнего императора окончательно решало проблему внутрипартийных споров, сплачивая партию перед единым фронтом белой и демократической контрреволюции. Большевики демонстрировали свою решимость идти до конца в этом и других вопросах своей внутренней политики.

Дальнейшая утрата контроля, сохранение полумер в отношении дисциплины в армии обозначали бы поражение всего Советского режима. Ответом было ускорение реорганизации РККА, начатое еще декретом о всеобщей воинской обязанности 29 мая 1918г. Постановление V Всероссийского съезда Советов от 10 июля 1918 г. "О строительстве Красной Армии" закрепляло ее основополагающие начала: регулярный характер, всеобщая воинская обязанность трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет, классовый принцип, централизованное управление, жесткая дисциплина, институт военных комиссаров и специалистов. Отменялась выборность командиров. В РККА, за лето увеличившую свою численность до 600 тыс. (т. е. в 2 раза), были мобилизованы как коммунисты, так и представители офицерского сословия и другие военспецы. К 1920 г. в РККА проходили службу 50 тыс. бывших офицеров и генералов и более 40 тыс. военно-медицинских работников. В армии к этому времени будет находиться 300 тыс. коммунистов, т. е. каждый второй член партии, а общая численность всех войск превысит 5 млн человек.

Реорганизации подвергалось и управление армией. 2 сентября 1918 г. было принято решение об объединении Высшего военного совета и народного комиссариата военных и морских дел и создании на их базе Революционного Военного Совета Республики (РВСР). Председателем РВСР стал Л. Д. Троцкий, его заместителем Э. М. Склянский. В дальнейшем с целью мобилизации всех ресурсов страны на нужды обороны 30 ноября 1918 г. был образован Совет рабочей и крестьянской обороны во главе с В. И. Лениным. Осуществление принципа единства фронта и тыла позволило переломить ситуацию в пользу большевиков на главном Восточном фронте.

В сентябре 1918 г. советские войска под командованием И. И. Вацетиса и С. С. Каменева перешли в контрнаступление. Первой 10 сентября пала Казань, затем 12 сентября Симбирск (операцией руководил М. Н. Тухачевский) и уже в октябре Самара. Попытки контрнаступательных действий белых частей, в том числе В. О. Кап-пеля на Симбирском направлении 18-24 сентября, оказались безрезультатными. Итоги кампании на Восточном фронте в 1918 г. обозначали для белых потерю Поволжья и отход на Урал.

Военные неудачи обусловили политическое поражение демократической контрреволюции. 18 ноября 1918 г., разогнав Директорию и провозгласив себя верховным правителем России, в Сибири к власти пришел адмирал А. В. Колчак (ранее военный министр Директории). Вскоре остальные лидеры белого движения заявили о поддержке Верховного правителя. На юге укрепилась диктатура командующего Добровольческой армией А. И. Деникина, который в январе, подчинив себе донскую армию Краснова, создал объединенные Вооруженные силы юга России. На севере главенствующая роль принадлежала генералу Е. К. Миллеру. Эти события знаменовали перестановку сил в потерпевшем поражение осенью 1918 г. контрреволюционном лагере.

Политические изменения осени-зимы 1918 г. не означали приостановки военных действий. Все изменения происходили "на ходу", более того, в обострившейся не только военной, но и внутриполитической обстановке. В Советской России осень 1918 г. - период красного террора, введенного согласно Постановлению о красном терроре 5 сентября 1918 г. Покушение Каплан на В. И. Ленина и убийство 30 августа руководителя Петроградской губчека М. С. Урицкого подтолкнули правительство к этой мере. Террор был направлен преимущественно на те слои населения, которые могли выступить против советской власти (офицерство, зажиточное крестьянство), и носил превентивный характер. Наибольший масштаб он приобрел в Петрограде (800 человек), Москве (500 человек) и Поволжье, где только в городе Курмыш Симбирской губернии было расстреляно несколько сотен человек, Всего в центральных губерниях органами ВЧК было расстреляно не менее 5 тыс. человек в сентябре и 2 тыс. в другие осенние месяцы 1918 г. Существенное количество жертв приходилось также на военные трибуналы, а также внесудебные расправы. Помимо расстрелов, террор обозначал и введение системы заложничества с концлагерями. Террор вызвал волну индивидуальных терактов против руководителей ЧК различного уровня. Ответные расстрелы породили вторую волну красного террора и усиление дискуссии о ВЧК как органе, злоупотребляющем своим положением. Зимой 1918/1919 г. были упразднены уездные ЧК, а губернские и областные ЧК в большинстве подверглись чистке. Результатом стало временное снижение роли ВЧК в карательной политике Советской власти с одновременным усилением роли трибуналов.

Осенью 1918 г. усиливается и белый террор. Атаман Б. В. Анненков 10 сентября 1918 г. расстрелял более 1500 крестьян Славгородского уезда, а генерал В. А. Покровский по занятии 18 сентября Майкопа уничтожил 2500 человек. Обстановку взаимной ненависти хорошо передает высказывание генерала М. Г. Дроздовского: "Око за око, зуб за зуб, а я бы сказал: два ока за око, все зубы за зуб!".

Любое сражение по мере его завершения принимало характер кровавой бойни. Любой город становился "Русским Верденом", под которым гибли сотни и тысячи солдат, как это было под Царицыном. Трижды предпринимал попытки взять город атаман П. Н. Краснов: июльское и сентябрьское наступление в 1918 г., а также январское наступление в 1919 г. окончились безрезультатно. П. Н. Краснов был снят с командования. И. В. Сталин, несущий ответственность за громадные потери при обороне города (до 50 тыс. человек!), был переведен из Царицына. В новом году этому городу, как и всей России, предстояли новые испытания - кампания 1918 г. не выявила явного победителя.

"Военный коммунизм": политика и идеология

Со второй половины 1918 г. советское государство осуществляло реализацию ряда чрезвычайных мер, направленных на централизацию государственного контроля и управления всеми сферами экономической жизни. Комплекс этих чрезвычайных действий получил название "военного коммунизма". Этот термин был введен в оборот еще до октября 1917 г. известным марксистским теоретиком, автором ряда утопических романов А. А. Богдановым, трагически погибшим в 1928 г. в результате произведенного на себе неудачного эксперимента по переливанию крови. В. И. Денин впервые употребил выражение "военный коммунизм" в апреле 1921 г. в статье со скромным названием "О продовольственном налоге".

Основным ускорителем чрезвычайных мер в экономике стала гражданская война. В период с ноября 1917 г. до середины 1918 г., по словам М. Н. Покровского, ничего "военнокоммунистического" в реализуемой большевиками политике не было.

В отношении промышленного производства следует отметить, что с лета 1918 г. правительство приступило к национализации всех крупнейших предприятий основных отраслей индустрии. 28 июня 1918 г. был издан декрет о национализации предприятий с капиталом свыше 500 тыс. руб.

Проводимая советской властью экономическая политика обусловливалась тем, что большевистская партия уже в 1917 г. сформулировала ряд основных принципов по вопросу о сущности, формах предполагаемой политической системы: - новая система должна базироваться на общественной собственности на средства производства;
- система будет иметь пролетарско-классовый характер и осуществлять диктатуру пролетариата;
- в управление государством будут вовлекаться сами трудящиеся, становясь одновременно управляющими и управляемыми. Эта политика означала отстранение от участия в экономической жизни целых слоев населения. Однако уже в первые месяцы после Октября 1917 г. стало ясно, что полностью заменить чиновничий аппарат нельзя. За счет старой партийной гвардии, составлявшей накануне революции около 7% численности большевиков, оказалось невозможным удовлетворить потребности даже в руководителях многих центральных и местных органов. К осени 1918 г. удельный вес "бывших" среди руководящего состава аппарата достигал в Наркомате финансов 97,5%, в Наркомате госконтроля- 80%, в Наркомате путей сообщения- 88,1%, И уже с 29 апреля 1918г. была введена повышенная оплата труда специалистов. Таким образом, в конкретной практике государственного и экономического строительства большевики руководствовались первоначально скорее прагматическими соображениями, целесообразностью, нежели теорией. Реалии жизни корректировали теоретические схемы.

В годы "военного коммунизма" происходило обесценивание денег и увеличение натуральной платы (продовольственный паек по льготным ценам, спецодежда и удешевленные коммунальные услуги). Натурализация хозяйственных связей, выплат за труд воспринималась некоторыми учеными-экономистами как переходная мера к ликвидации денег вообще. В известной мере перспективу уничтожения денег в будущем обществе не исключал и В. И. Ленин. Декрет СНК от 2 мая 1919 г. предлагал все платежи учреждений осуществлять между собой не денежными расчетами, а бухгалтерскими записями, без учета денег. 19 января 1920 г. был упразднен Народный банк. Однако в эти годы деньги были практически вытеснены лишь из сферы государственной промышленности. Полностью отказаться от них государство не могло даже в условиях "военного коммунизма". В мае 1919 г. правительство разрешило производить эмиссию денег (выпуск их в обращение) "в пределах действительной потребности народного хозяйства в денежных знаках", т. е. без ограничения.

В 1918-1920 гг. ускоренным темпом шел процесс национализации промышленных предприятий. Проведенная 28 августа 1920 г. перепись учла 396,5 тыс. крупных, средних и мелких промышленных предприятий, включая и кустарно-ремесленного типа. Из них было национализировано 38,2 тыс. предприятий с числом рабочих около 2 млн человек, т.е. свыше 70% всех занятых в промышленности. При этом существенно возросла роль главков и центров (если в 1918 г. их было 18, то к 1920 г. - 52). Победила тенденция сверхцентрализации промышленной жизни России.

Аграрная политика советской власти до мая 1918 г. развивалась в духе декрета о земле, принятого 26 октября 1917 г. Сам декрет, как известно, повторял наказ о земле, выработанный эсерами на базе 242 местных наказов. Земля передавалась в распоряжение местных советов. Однако голод и гражданская война толкнули большевиков на путь чрезвычайных мер в сельском хозяйстве. Власть пошла на насильственное изъятие продуктов в деревнях. Вместе с тем продовольственная монополия не являлась большевистским изобретением. Постановление о хлебной разверстке было подписано 29 ноября 1916 г. управляющим министерством земледелия А. А. Риттихом и вступило в силу в январе 1917 г. Таким образом, политика твердых цен, нормированного снабжения населения (введение карточек на продукты питания) осуществлялись еще Временным правительством.

В мае 1918 г. советское правительство осуществило ряд мер, совокупность которых получила название продовольственной диктатуры. 13 мая был принят декрет, который наделял Наркомат продовольствия и его органы чрезвычайными полномочиями в области заготовки и распределения продовольствия и подтверждал незыблемость хлебной монополии государства и твердых цен на хлеб. Все, у кого хлеб имелся, но кто не свозил его на ссыпные пункты или использовал для самогоноварения, объявлялись врагами народа. Декретом от 27 мая была проведена реорганизация органов Наркомпрода в центре и на местах с тем, чтобы сделать их более энергичными проводниками продовольственной политики советского правительства.

Уже осенью 1917 г. в хлебородные губернии страны стали отправляться первые продовольственные отряды. После обращения В. И. Ленина и наркома продовольствия А. Д. Цюрупы к рабочим Петрограда (4 июня 1918 г.) с призывом изымать излишки хлеба у кулаков силой, был организован массовый "крестовый поход" в деревню. Число рабочих продотрядов возрастало с каждым месяцем. Значительную часть членов этих отрядов составляли безработные рабочие, привлекаемые к участию в них заработной платой и деньгами, но в особенности - натурой пропорционально количеству конфискованных продуктов. Численность всех продотрядов в ноябре 1918 г. составляла 72 тыс. человек, в 1919-1920 гг. она колебалась от 55 до 82 тыс. человек. Распущены эти отряды были только в конце гражданской войны.

11 июня 1918 г. был принят декрет об организации комбедов - комитетов деревенской бедноты. Он стал важнейшим звеном в системе мероприятий советской власти, реализуемых в деревне, и ознаменовал собой начало установления политики "военного коммунизма" в сельском хозяйстве. В ноябре 1918 г. в 33 губерниях Европейской России и Белоруссии действовало 139 тыс, комитетов-бедноты, во главе которых стояли коммунисты из рабочих и крестьян, бывших солдат. В конце 1918 - начале 1919 г. комбеды были преобразованы и слиты с Советами, что в определенной степени являлось признанием большевиками нежизнеспособности этого института.

Со стороны крестьянства неприкрытая реквизиция произвольно установленных излишков вызывала различные формы протеста: вооруженные выступления, сокрытие запасов, отказ засевать больше земли, чем было необходимо для пропитания своей семьи.

Декрет от 11 января 1919 г. беспорядочные поиски продовольственных излишков заменял централизованной и плановой системой продразверстки. Увеличению хлебозаготовок способствовала деятельность и Продармии, которая стала формироваться в мае 1918 г. после опубликования декретов о введении продовольственной диктатуры. В обязанности продармейцев входило организовывать крестьянскую бедноту; получать продовольствие, от имущего населения; вести агитационную работу; подавлять контрреволюционные выступления; охранять продовольственные грузы; нести заградительную службу; оказывать помощь местным органам советской власти и т. д. К ноябрю 1918 г. в Продармии находилось свыше 29 тыс. человек, к октябрю 1919 г. - 45,5 тыс., а к сентябрю 1920 г. - 77,5 тыс. человек. Однако в конце гражданской войны отряды Продармии к хлебозаготовкам привлекались лишь в исключительных случаях - в районах крестьянских восстаний. С переходом к нэпу Продармия прекратила свое существование.

В ходе хлебозаготовительной кампании 1916-1917 гг. (с августа по август) в стране было заготовлено 320 млн пудов зерна, в кампанию 1917-1918 гг. удалось собрать всего 50 млн пудов. С началом осуществления чрезвычайных мер ситуация была несколько улучшена. В хлебозаготовительную кампанию 1918-1919 гг. сбор составил 107,9 млн пудов хлеба, крупы и зернового фуража (только по европейской части России), в 1919-1920 гг. -: 212,5 млн пудов. Из этого числа на Европейскую Россию пришлось 180,5 млн пудов. В ходе кампании 1920- 1921 гг. было собрано 367 млн пудов хлеба.

Политика и практика жесткого централизма в годы гражданской войны была оправданна. Она помогла спасти народное хозяйство страны от краха, хотя и не способствовала экономическому росту. Негативные же последствия "военного коммунизма" сильнее всего отразились на крестьянстве и способствовали вызреванию и взрыву антибольшевистских восстаний 1920-1921 гг.

Неразрешимой задачей в годы гражданской войны стали попытки найти грань, водораздел, правильное сочетание между функциями центральных и местных органов управления экономикой. Наиболее трезвомыслящие деятели большевистской партии уже в 1920 г. думали об изменении подходов к решению народнохозяйственных проблем (программы экономического возрождения страны в 1919 г. предлагали эсеры, меньшевики, а также деятели "Национального центра" - представители несоциалистических партий). Но потребовались серьезные потрясения 1920 - начала 1921 г., чтобы советское руководство произвело корректировку экономического курса.

Таким образом, высшая точка политики "военного коммунизма" пришлась на конец 1920 г. Главными чертами экономики периода гражданской войны стали: - ликвидация частнокапиталистических элементов, передача основных средств производства в руки трудящихся;
- система управления, охватывающая всю национализированную собственность и все народное хозяйство;
- милитаризация экономики, подчинение всей хозяйственной деятельности государства интересам гражданской войны;
- использование вынужденных мер типа продразверстки. Комментарии (2)
Обратно в раздел история


Поиск по сайту
 









 





Наверх

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.