Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты










Комментарии (2)

История государства и права зарубежных стран

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 13. Римское право

Роль римского права в мировой истории и основные этапы его развития. Римское право занимает уникальное место в правовой истории человечества. Оно представляет собой наивысшую ступень в развитии права в античном обществе и древнем мире в целом.

Оно отличается прежде всего необыкновенно широким охватом самых разнообразных жизненных отношений и ситуаций. Особенно тщательно были разработаны в римском праве различные способы защиты интересов частных собственников, а также многообразных участников имущественного оборота. Именно римляне, опираясь на весь предшествующий мировой опыт, в том числе и стран Востока, впервые сделали индивидуальную частную собственность, а также другие имущественные права и интересы предметом искусного и весьма совершенного юридического регулирования. На базе римского права, отличавшегося большой разработанностью своих форм, сложилась богатейшая правовая культура, ставшая общим достоянием человечества на последующих этапах развития цивилизации. Одним из элементов этой правовой культуры была римская юриспруденция, которая положила начало как самостоятельной науке о праве, так и профессиональному юридическому образованию.

За более чем тысячелетний период истории Римского государства право претерпело в нем глубокие изменения. История римского права, естественно, отразила перемены в государственном строе Рима. Но, будучи связанным и с более глубинными пластами римского общества, оно в своей эволюции испытало на себе влияние все усложняющихся экономических и иных общественных отношений, в том числе связанных и с рабством.

Кроме того, римское право пережило ту рабовладельческую государственность (Западную Римскую империю), на базе которой оно исторически сложилось и достигло наивысшего расцвета. Поэтому периодизация истории римского права, несмотря на ее теснейшую связь с важными событиями в политической жизни, не может быть сведено к периодизации Римского государства. В обширной литературе по римскому праву имеются различные варианты выделения главных и более дробных этапов его развития. Наиболее общей и удобной для учебных целей представляется следующая периодизация истории римского права.

1. Древнейший период (VI — середина III вв. до н.э.). Римское право этого периода характеризуется еще полисной замкнутостью, архаичностью, неразвитостью и сакральным характером основных институтов.

2. Классический период (середина III в. до н.э. — конец III в. н.э.). Именно в течение данного периода римское право постепенно освобождается от остатков патриархальности и религиозности и превращается в светскую юридическую систему, характеризующуюся высшей ступенью разработанности не только рабовладельческих, но и иных универсальных человеческих отношений. Совершенство этой правовой системы находит свое выражение и в юриспруденции, давшей миру образцы глубокого правового анализа и филигранной юридической техники.

3. Постклассический период (IV—VI вв.). В это время в связи с разложением рабовладельческого общества и государственности римское право практически перестает развиваться, несет на себе печать общего экономического и политического кризиса. Изменения в римском праве данного периода связаны главным образом с его систематизацией и постепенным приспособлением к формирующимся новым феодальным отношениям, что происходит, однако, уже в восточной части Римской империи (Византии).

Для более глубокого изучения истории римского права, а также для специальных научных целей разработаны и более детализированные схемы периодизации. Так, многие ученые вслед за архаическим периодом выделяют в качестве особого этапа истории римского права предклассический период (III —1 вв. до н.э.). Такое вычленение предклассического периода имеет под собой серьезные основания, но оно в большей степени подходит для специализированного изучения истории римского права, выходящего за рамки данного учебного курса.

§ 1. Развитие источников права

Источники права древнейшего периода. Огромную роль в формировании римской правовой традиции в архаический период играли жрецы. Особенно выделялась среди них коллегия понтификов, которая присвоила себе привилегию формирования и толкования норм права. Понтифики были по сути дела первыми римскими юристами. В Риме (в отличие от стран Востока) сравнительно рано происходит разделение религиозных норм (fas), связанных с верованиями римлян и их долгом перед богами, и собственно правовых норм (jus), связанных с деятельностью или с санкцией римского государства. Тем не менее понтифики по-прежнему контролировали всю юридическую деятельность в Риме. В связи с этим право в архаический период сохраняло во многом сакральный характер, совершение юридических актов требовало выполнения религиозного ритуала: жертвоприношения, клятвы и т.д.

Древнейшим источником права в Риме были правовые обычаи (mores majorum). Согласно римской исторической традиции, другим источником права являлось законодательство римских царей (leges regiae). Однако существование этих законов время от времени подвергается сомнению. В последние десятилетия исследователи склонны не отвергать эту традицию, считать достоверными сведения о законах римских царей, по крайней мере Нумы Помпилия и Сервия Туллия.

Поскольку эти источники права, тесно связанные с традицией и религией римского народа (квиритов), выступали первоначально как патрицианские, в литературе высказывалось предположение о существовании особой системы правовых обычаев у плебеев, Движение плебеев за равноправие отразилось и в правовой сфере, поскольку патрицианские магистры и жрецы (понтифики) произвольно толковали неписаные обычаи, игнорируя интересы плебеев. С борьбой плебеев и патрициев связывается принятие (около 450 года до н.э.) первых писаных римских законов — Законов XII таблиц. Согласно традиционной версии, для их составления была создана первоначальная комиссия из 10 патрициев (децимвиры), подготовившая законы на десяти таблицах, текст которых не удовлетворил плебейское население Рима. В результате острого политического конфликта была создана новая комиссия децемвиров, состоявшая как из патрициев, так и из плебеев, дополнившая первоначальный текст еще двумя таблицами.

Традиционная версия происхождения Законов XII таблиц в настоящее время нередко ставится под сомнение. В самом тексте Законов нет положений, свидетельствующих непосредственно об уравнении в правах патрициев и плебеев. Но очевидно, что Законы стали основой общего для патрициев и плебеев единого квиритского, или цивильного, права (jus civile), предназначенного исключительно для римских граждан. Возможно, что принятие Законов XII таблиц было связано с борьбой плебеев с патрицианско-жреческой верхушкой, а также с противоречиями между светской и религиозной аристократией. Принятие Законов XII таблиц означало ослабление былых позиций понтификов, которые сохраняли за собой право хранить и толковать неписаные обычаи и законы, вырабатывать формы судебных исков и злоупотребляли этим правом. Хотя в Законах XII таблиц предусматривалось использование клятв и совершение других ритуальных действий, право уже было отделено от религиозных норм и приобрело светский характер.

Законы XII таблиц были выполнены на 12 медных досках, выставленных для всеобщего обозрения на форуме — центре политической жизни республиканского Рима. Знание этих Законов было обязательным, а следовательно, с их принятия стало необходимым светское правовое воспитание (образование) римских граждан.

В своем первоначальном виде Законы XII таблиц не сохранились (погибли в 390 году до н.э. при нашествии галлов), и их содержание реконструировалось (в XVI—XVII вв.) на основе фрагментов из сочинений более поздних римских авторов. Но и в настоящее время текст Законов XII таблиц остается неполным, в ряде случаев неясным, требующим критического подхода. В исследованиях некоторых ученых (Е. Паис, Э. Ламбер, Р. Шульц и др.) без достаточно веских аргументов оспаривается время принятия этих Законов (их относят к последующим векам), ставится под сомнение их характер и сам факт существования. Ряд противоречий в Законах XII таблиц (например, исчисление штрафов в деньгах, хотя, как известно, в V в, до н. э. в Риме еще не было монеты) может быть объяснен тем, что в их текст со временем были внесены частичные изменения.

По своей сути Законы XII таблиц представляли обработку и консолидацию обычного права Рима. Известное влияние на них оказало греческое право южноиталийских полисов. Но были включены и отдельные новые положения, отступавшие от норм обычного права (например, система штрафов была отходом от древнего принципа талиона).

Законы XII таблиц отражали еще сравнительно низкий уровень развития римского общества и правовой техники. Они были изложены в виде кратких повелительных суждений и запретов, некоторые из которых несли на себе печать религиозных ритуалов.

Несмотря на свои недостатки, они достаточно точно отразили коренные потребности римского архаического периода, а поэтому в течение многих веков пользовались в Риме огромным авторитетом, рассматривались, по словам Тита Ливия, как "источник всего публичного и частного права".

Другим важным источником квиритского (цивильного) права были законы. Законы XII таблиц завершались указанием на то, что впредь всякое решение народного собрания должно иметь силу закона (lex). С предложением о принятии нового закона в собрании обычно выступали должностные лица (магистраты), затем законопроект обсуждался в сенате и за три недели до голосования предавался гласности. В принятом законе выделялись, как правило, три части, В первой указывался инициатор принятия закона, вторая содержала саму норму, т.е. правовые предписания, а в третьей устанавливалась санкция. Принятый народным собранием закон немедленно вступал в силу, если не предусматривалась специальная отсрочка, и его текст в случае особой важности выставлялся на форуме.

В древнейший период правовую силу имели также решения сената (сенатус-консульты), а в исключительных случаях и постановления магистратов. Так, на основе решения чрезвычайной комиссии децимвиров были изданы, например, Законы XII таблиц.

Толкование законов, как и цивильного права вообще, а также составление судебного календаря и исковых требований вплоть до конца IV века оставались привилегией понтификов, всячески охранявших свою монополию на судебные тайны. Окончательному освобождению права от религиозной оболочки, подрыву позиций жречества и началу светской юриспруденции способствовали хищения и предание гласности в 302 году до н.э. писцом Клавдием Флавием судебного календаря, формы исков и записей и толкований норм и обычаев, которые ранее в строгой секретности хранились в архивах понтификов.

Источники права в классический период. В III веке до н.э. — III веке н.э. формально продолжали действовать Законы XII таблиц (официально они были отменены в VI веке н.э. в ходе законодательных реформ византийского императора Юстиниана). Глубокое уважение римлян к своим правовым традициям и особенно благоговейное отношение к Законам XII таблиц не позволяли им открыто отказаться от этого исторического памятника. Но существенные изменения в экономической и политической жизни Рима сделали необходимым фактический отказ в повседневной правовой практике от устаревших норм Законов XII таблиц и квиритского права в целом. Возникла насущная необходимость в создании новых форм правотворчества, более гибких и позволяющих учитывать меняющиеся общественные условия.

На новом этапе истории римского права его наиболее характерным источником становятся эдикты преторов, на базе которых наряду с цивильным правом (по-прежнему уважаемым, но все менее применяемым) вырастают две новые и совершенно самостоятельные правовые системы: "преторское право" (jus praetorium) и "право народов" (jus gentium). Обе эти системы были результатом правотворческой деятельности преторов. Таким образом, в Риме возникла сложная (по сути дела — тройная) система источников права.

Вступая в должность, претор обнародовал свой эдикт, где содержались юридические формулы, с помощью которых он намеревался поддерживать порядок и вершить суд. Эти формулы существенно отклонялись от норм цивильного права, хотя формально претор должен был действовать в его рамках. Положения, которые содержались в эдиктах, сами не имели силу закона, но были обязательными, поскольку поддерживались преторской властью. Сам претор был обязан следовать своему эдикту, срок действия которого истекал через год. Приходящий ему на смену претор, как правило, лишь несколько изменял эдикт своего предшественника, внося в него новые положения (edictum novum) и отбрасывая устаревшие. Но поскольку основная часть эдикта сохранялась (edictum tralaticium), преторское право, наряду с гибкостью и приспособляемостью, характеризовалось определенной преемственностью и стабильностью.

Особую роль в развитии права в классический период сыграли эдикты претора перегринов, должность которого была учреждена в 242 году до н.э. Последний регулировал отношения между римскими гражданами и иностранцами (перегринами), а поэтому вообще не был связан нормами цивильного права. В своем правотворчестве (при издании эдикта) он обладал большой свободой усмотрения, мог в своих правоположениях ссылаться на "справедливость" (aegitas) или на "естественный разум" (naturalis ratio). Созданное преторами перегринов "право народов" было не международным, а внутригосударственным, т.е. римским правом, причем его наиболее развитой и совершенной частью.

С установлением империи постепенно изменилось и положение преторов в политической системе Рима. Формально преторы сохраняли право на издание эдикта, но их активное правотворчество приходило в противоречие с растущим самовластием императоров. Поэтому уже в первые века нашей эры преторы взяли за правило полностью копировать эдикт своего предшественника. Таким образом, содержание эдикта становилось неизменным, и он не порождал новых норм права. В связи с этим император Адриан решил кодифицировать преторское право, поручив эту работу известному юристу Юлиану (между 125 и 138 гг. н.э.): Составленный последним эдикт (известный как эдикт "Юлиана) был официально одобрен сенатус-консультом и получил название "вечного эдикта" (edictum perpetuum). Он стал обязательным для всех последующих магистратов. С этого времени преторский эдикт по сути дела застывает и перестает быть источником новых правовых норм.

Уже в первые годы империи падает значение народных собраний, которые к концу 1 в. н.э. крайне редко принимали новые законы, а затем вообще лишились этого права. При императорах вновь выросло значение сенатус-консультов, которые в Предшествующий период (в эпоху поздней республики) не обладали правовой силой. В первой половине 1 в. н.э. сенатус-консульты обычно не имели санкций, но они приобретали обязательную силу благодаря эдикту претора. Но Адриан вновь вернул сенату законодательную власть, и сенатус-консульты стали выступать в качестве закона. Роль их как источника права возросла, поскольку они составлялись от имени принцепса и часто назывались по его имени.

Постепенно укреплялась и расширялась и самостоятельная законодательная власть императоров. Первоначально императорские законы (конституции) рассматривались как результат делегации власти со стороны народных собраний, но во 11 в. н.э. юристы обосновали положение, согласно которому римский народ передал свою законодательную власть императорам. К этому времени законодательство императоров превращается в важнейший источник права. Законы императоров в отличие от многих актов магистратов действовали на всей территории римского государства, а не были ограничены пределами города или отдельной провинции.

Акты императорской власти (конституции) делились на следующие основные виды:

1) Эдикты — общие положения, основанные на власти "империум", а поэтому юридически обязательные только при жизни данного императора. Но уже со II в. н.э. они начинают соблюдаться и его преемниками.

2) Рескрипты — ответы или советы императора отдельным лицам или магистратам, запрашивающим консультации по правовым вопросам.

3) Декреты — решения, вынесенные императором в судебных делах, на основе которых сложилась самостоятельная императорская юриспруденция.

4) Мандаты — инструкции, адресованные правителям провинций, которые в ряде случаев содержали также нормы гражданского или уголовного права, которые применялись и к перегринам.

Первоначально конституции императоров касались лишь вопросов публичного порядка (организации администрации, преступлений и т.п.), но постепенно они все более и более охватывали все сферы правового регулирования. Многие выработанные в императорскую эпоху формы правовых актов оказали впоследствии большое влияние на законодательную технику средневековых монархий.

Роль римских юристов в развитии права. Исключительно важным и своеобразным источником развития римского права в классический период становится деятельность юристов, которая способствовала развитию стройности и цельности всей правовой системы Древнего Рима.

Римская юриспруденция приобретает чисто светский характер начиная с плебейского понтифика Тиберия Корункания (с 254 года до н.э.), правовые консультации которого впервые носили публичный и открытый характер. Юристы республиканского периода играли важную роль в судебной практике. Они давали юридические консультации, особенно по вопросам судебного процесса, формулируя в связи с ними правовые ответы, редактировали и составляли юридические акты, в ряде случаев принимали участие в самом судебном процессе, оказывая помощь одной из сторон. Юристы республиканской эпохи происходили, как правило, из аристократических кругов — из сенаторской знати, а в 1 в. до н.э. также и из всадников. Наиболее известными из них были Катон Старший, гМарк Манилий, Алфен Вар, Квинт Муций Сцевола, Публий Му-ций Сцевола, Сервий Сульпиций, Руф (причем двух последних часто считают основателями римской юридической науки). Они впервые предприняли попытку дать обобщение судебной практики, систематически изложив цивильное право (Публий Сцевола) и составив первый комментарий преторского права (Сульпиций).

В эпоху принципата круг юристов становится, шире. Многие из них, например Ульпиан, Гай и другие, были уже не римлянами, а выходцами из восточных провинций. Юристы этого времени играли более активную роль в развитии юридической доктрины и практики, были подлинными творцами классического римского права. Важное значение приобретает преподавательская деятельность юристов. В 1 — начале 11 в. н.э. возникают две основные школы права: сабиньянцы (основатель Капитон) и прокульянцы (основатель Лабеон), которые вели преподавание права и давали разную трактовку некоторых (правда, второстепенных) правовых институтов. Наиболее известными представителями первых были Сабин и Юлиан, а вторых — Прокул и Цельз.

Римские юристы составляли многочисленные труды. Одни из них предназначались для учебных целей, другие — для практического использования.

Большой популярностью пользовались комментарии цивильного права и преторского права, а также дигесты, которые представляли собой наиболее значительные произведения по различным правовым вопросам, с попытками синтеза цивильного и преторского права. В дигестах обычно использовались выдержки из более ранних работ ("Ответов", "Вопросов" и т.д.) того же самого или других авторов, причем правовой материал располагался в строго определенном порядке (отсюда и сам термин digesta — "приведенное в систему"). Наибольшей известностью в Риме пользовались дигесты Альфена Вара, Цельза, Марцелла, Цервилия Сцеволы и, особенно, Сальвия Юлиана.

Важное место среди работ римских юристов занимали институции, систематически излагавшие римское право в учебных целях. Наибольшую известность приобрели Институции Гая (143 год н.э.), которые давали сжатое и логически построенное изложение обширного правового материала.

Институции Гая в основном посвящены разбору гражданского (цивильного) права, но включают ряд добавлений по преторскому эдикту. От институции других римских юристов они отличаются большей полнотой и четкостью изложения. В них дается стройное и логичное деление гражданского права: "Все право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам, или к искам" (1.8). Хотя многие исследователи не считают систему, использованную Гаем, оригинальной, она была значительным шагом вперед в понимании права. Здесь впервые материальное право отделено от процесса, а индивидуальные права — от средств их защиты.

Несмотря на трехчленную классификацию самого правового материала, Институции Гая разделены на 4 книги: о лицах, о вещах, об обязательствах, об исках. Эта система, получившая впоследствии название институционной, оказала большое влияние на последующую историю права.

Но даже самые блестящие и эрудированные юристы классической эпохи не были склонны к отвлеченным рассуждениям и к простому теоретизированию. Они стремились с помощью дедукции и иных логических методов решать отдельные, хотя бы и сложные, правовые казусы. Именно поэтому они даже в своих сочинениях избегали абстрактных конструкций, обобщений и определений. По словам Яволена Приска, "всякое определение в гражданском праве опасно: редко бывает, чтобы оно не могло быть опровергнуто". В связи с этим в римской классической юриспруденции не встречаются определения таких ключевых для цивильного и преторского права понятий, как иск (actio), собственность (domini-urn), договор (contractus), сервитуты (servitutes) и т.п. Но зато в ней имеются многочисленные блестящие образцы конкретных жизненных и подлежащих судебному решению правовых проблем.

С установлением в Риме императорского правления активизируется практическая деятельность юристов — дача правовых консультаций. Эти консультации (так называемые "ответы") оказывали большое влияние на судей, которые часто следовали мне-ни1р авторитетных юристов.

Император Август предпринял попытку несколько унифицировать деятельность юристов, разрешив только определенному их кругу давать ответы, имеющие официальное значение (jus respondendi). Эти юристы должны были записывать свои ответы (консультации), ставить свою печать, чтобы тем самым засвидетельствовать легальность правового источника. Данная система закреплена при императоре Адриане, который подтвердил установившийся порядок, согласно которому только мнение определенных юристов имело правовую, т.е. обязательную силу. Если. таковые юристы по какому-либо вопросу приходили к общему согласию, судья обязан был с ним считаться при вынесении решения.

Укреплению авторитета римской юриспруденции как источника права во II — III вв. н.э. способствовал тот факт, что императоры стали нередко приближать видных юристов к своей особе, назначать их на ключевые государственные посты (префекты претория и т.п.). Так, при императоре Септимии Севере государственную карьеру сделал Папиниан (был убит затем по приказу Каракаллы), при Александре Севере — Павел и Ульпиан и т.д.

Источники права постклассического периода. В период домината в связи с глубоким кризисом рабовладельческой системы римское право претерпевает некоторые незначительные изменения, но его основные институты практически сохраняются в прежнем виде. Наибольшие изменения в это время происходят именно в источниках права, среди которых все больший удельный вес приобретает законодательство императоров. В связи с установлением всевластия императоров новые поколения юристов утрачивают право давать обязательные консультации, лишаются возможности формулировать новые правовые нормы, как это уже раньше произошло с преторами.

Сокращается число классических юристов, труды и мнения которых по-прежнему рассматривались в качестве источника права. В 426 году специальными знатоками Феодосия II и Валентиана III о цитировании была признана юридическая сила за сочинениями лишь пяти юристов: Папиниана, Павла, Ульпиана, Мадестина и Гая. Судьи должны были выявлять общее мнение этих юристов, а в случае разногласия между ними — мнение большинства. В случае равенства голосов решающим признавалось мнение Папиниана, если же в этом случае Папиниан не высказывался, судья мог действовать самостоятельно.

Утрата римским правом былого динамизма, стирание граней между цивильным и преторским правом, поскольку это деление в едином императорском законодательстве утрачивает свой смысл, создали благоприятные условия для проведения кодификационных работ. Особенно оживленно работы по систематизации права велись в восточной части Римской империи (Византии). Здесь в конце III века н.э. были составлены частные сборники римского права — Кодекс Грегориана и Кодекс Гермогениана, включившие в себя подлинные тексты императорских законов со 196 по 365 г. н.э., а в 438 году осуществлена первая официальная кодификация императорских конституций (Кодекс Феодосия). Особенностью сборника Феодосия, свидетельствующей о более высоком уровне кодификационных работ, было то, что он включал в себя только действующее императорское законодательство.

Всеобъемлющая систематизация римского права была проведена в 528—534 гг., т.е. уже после падения Западной Римской империи, по указанию византийского императора Юстиниана. Руководство кодификационными работами осуществлял видный юрист Трибониан. Результатом работы комиссии явилось составление ряда крупных сборников римского права, подвергшегося, однако, некоторым интерполяциям — включениям норм более позднего, в частности греческого и восточного права. На более позднем этапе истории права (уже в средние века) эти сборники стали выступать как единый Свод законов Юстиниана (Corpus juris civilis).

Обширные кодификационные работы, которые велись под непосредственным руководством самого императора, снискавшего себе славу самого великого законодателя всех времен и народов, начались с составления Кодекса Юстиниана, Подготовка Кодекса была поручена созданной в феврале 528 года комиссии, состоявшей из десяти высших должностных лиц и юристов, среди которых особенно выделялись Трибониан и Феофил. Комиссия была уполномочена, использовав ранее изданные частные и официальные сборники, а именно: Кодексы Грегориана и Гермогениана, Кодекс Феодосия, собрать воедино императорские конституции, устранить имеющиеся в них противоречия, исключить устаревшие законодательные положения. Кодекс Юстиниана, первая редакция которого не сохранилась, был составлен с поразительной быстротой и издан 7 апреля 529 года. Не вошедшие в него законодательные акты отныне подлежали отмене.

Поспешность в составлении Кодекса была причиной многих его недостатков (противоречий, устарелых положений), которые стали особенно очевидными в связи с составлением других частей кодификации Юстиниана. Целый ряд нововведений, содержавшихся в законодательстве Юстиниана, особенно в сборнике "50 решений" (отмена различий между гражданским правом и "правом народов", между квиритской и бонитарной собственностью и т.д.), делали необходимой разработку новой редакции Кодекса Юстиниана. Эта работа была поручена в начале 534 года комиссии из 5 юристов под руководством Трибониана. Переработанный вариант Кодекса (именно в этом виде он и сохранился) был опубликован 16 ноября 534 года, а 29 декабря того же года был наделен силой закона.

По примеру Законов XII таблиц Кодекс Юстиниана был разделен на 12 книг. В книге 1 рассматриваются вопросы церковного права и христианской теологии, книги 2 — 8 посвящены различным вопросам частного права, в книгах 9 — 12 затрагиваются различные стороны публичного права (административное управление, преступления и наказания и т.д.). Каждая книга распадается на титулы, а последние — на фрагменты.

В рамках отдельных титулов императорские конституции расположены в хронологическом порядке; древнейшая из использованных в Кодексе — Конституция Адриана 117 года (6.23.1), самая поздняя — Конституция Юстиниана от 4 ноября 534 года. Фрагменты, содержащие текст отдельных конституций, включают сведения об издавшем их императоре, о лице, кому они адресованы, о дате и месте их издания. Составителем Кодекса было разрешено вносить существенные изменения в цитируемые законодательные положения (редактировать, сокращать и т.д.), о чем свидетельствуют сравнения с соответствующими текстами конституций по Кодексу Феодосия.

Важнейшую часть кодификации императора Юстиниана, выделявшуюся по богатству использованного правового материала, составляют дигесты, или пандекты. Последний термин позаимствован из греческого языка, что означает "содержащий в себе все".

По замыслу Юстиниана, изложенному в специальной Конституции от 12 декабря 530 года, его дигесты должны были стать всеобъемлющим сборником, охватывающим правовое наследие классической эпохи. Подготовка дигест была поручена специальной комиссии под руководством Трибониана, в которую вошли помимо видных чиновников и практиков известные профессора константинопольской (Феофил, Грациан) и бейрутской (Дорофей и Анатолий) правовых школ. Составители дигест (позднее они стали называться компиляторами) были наделены широкими полномочиями по отбору и сокращению текстов классических юристов ("древних юристов"), по устранению в них противоречий, повторений и устаревших положений, по внесению в них иных изменений с учетом императорских конституций.

В процессе работы над дигестами комиссия просмотрела и использовала 2 тыс. сочинений, обработала 3 млн. строчек. В случае возникновения спорных вопросов она обращалась за разъяснениями к Юстиниану, который издавал соответствующие конституции, составившие "50 решений". Дигесты, учитывая масштабность использованного в них материала, были подготовлены исключительно за короткий срок, опубликованы 16 декабря 533 года специальной Конституцией.

Дигесты представляют собой уникальный правовой памятник, насчитывающий около 150 тыс. строк, включающий более 9 тыс. текстов, взятых из книг римских юристов, живших с 1в. до н.э. по IV в. н.э. Более других в Дигестах цитируются Ульпиан, Павел, Папиниан, Юлиан, Помпоний, Модестин. Так, тексты Ульпиана составляют 1/3, Павла — 1/6, Папиниана — 1/18 часть.

Структурно Дигесты делятся на семь частей (в самом тексте такой рубрики нет) и на 50 книг, которые в свою очередь (кроме книг 30—32 о легатах и фидеикомиссах) расчленяются на титулы, имеющие названия. Титулы состоят из фрагментов, число и размеры которых неодинаковы. Каждый фрагмент содержит в себе текст из сочинения какого-нибудь юриста. Фрагмент приводится с указанием автора и названия работы, откуда почерпнута цитата.

Содержание Дигест весьма широко и разнообразно. В них рассматриваются некоторые общие вопросы правосудия и права, обосновывается деление права на публичное и частное, дается очерк возникновения и развития римского права, излагается понимание закона и т.д. Сравнительно немного, места отведено публичному праву, главным образом в последних книгах (47—50), где говорится о преступлениях и наказаниях, о процессе, правах фиска, городском управлении, военном пекулии и т.п. Представлены здесь и вопросы, относящиеся к сфере международного права: ведение войны, прием и отправка посольств, статус иностранцев, и т.д.

Наиболее полно в Дигестах представлено частное право. Особенно много внимания в них уделено наследованию (по Закону и завещанию), брачным отношениям, вещному праву, различным видам договоров. Здесь отразились многие новые тенденции, характерные для постклассического римского права: слияние преторского и цивильного права и устранение многих формальностей последнего (например деления вещей на манципируемые и неманципируемые), смягчение отцовской власти, стирание различий между легатами и фидеикомиссами и т.д. В стремлении приспособить римскую классическую юриспруденцию к византийской действительности в VI в. комментаторы нередко искажали первоначальный текст, включали новые положения, причем делая это от имени цитируемого автора (интерполяции). Вероятно, целый ряд изменений в классических текстах был осуществлен не непосредственно компиляторами, а составителями копий работ, которыми они пользовались и в которые ранее на полях рукописи и между строчками были внесены уже вставки и исправления. Выделение интерполяций и глоссем, позволяющее различать классическое и постклассическое право, составляет одно из наиболее важных направлений в современной романистике.

Дигесты написаны на латыни, но многие термины, а иногда и целые извлечения (из Марциана, Папиниана и Модестйна) даны по-гречески. Придав Дигестам силу закона, Юстиниан запретил их комментирование, а также ссылки на старые законы и сочинения юристов.

Первоначальный текст Дигест Юстиниана не сохранился. Наиболее древняя и полная копия (флорентийская рукопись) относится к VI или VII вв. Сохранился также ряд копий Дигест Юстиниана, составленных в XI—XII вв., но в них были допущены значительные сокращения, а также значительные искажения текста (так называемые "вульгата").

Своеобразной частью кодификации Юстиниана являются Институции — элементарный учебник права, обращенный императором к "юношеству, любящему законы". Для составления Институций по указанию Юстиниана в 530 году была составлена специальная комиссия из Трибониана (председатель) и профессоров права Феофила и Дорофея. Последние и являются фактическими авторами Институций Юстиниана, поскольку Трибониан в это время был занят-подготовкой Дигест. Институций были изданы 21 ноября 533 года и в том же году (одновременно с публикацией Дигест) получили силу императорского закона, стали применяться как официальный источник права.

В основу Институций Юстиниана были положены сочинения Гая (Институций и "Повседневные дела"), а также Институций Флорентина, Марциана, Ульпиана и Павла. Определенное влияние на них оказали дигесты, а также ряд императорских конституций. Институций Юстиниана, хотя и в меньшей степени, чем Дигесты, отразили черты постклассического (позднеримского, византийского) права. Многие устаревшие правовые институты были из них исключены (например вышедшие из употребления формы брака, легисакционный и формулярный процесс и т.п.). С другой стороны, был включен ряд новых положений, относящихся к юридическому лицу, конкубинату, колонату, кодициллу и т.п. Некоторые вопросы в Институциях Юстиниана разработаны подробнее, чем в Институциях Гая, в частности получила дальнейшее развитие классификация вещных прав, расширен круг оснований возникновения обязательств (добавлены квазиделикты).

Как и Институций Гая, Институций Юстиниана состоят из 4 книг. Под влиянием Дигест они были разделены на титулы, которые состоят из отдельных фрагментов. Хотя систематика Институций Юстиниана позаимствована из Институций Гая, расположение материала (особенно в последней книге) имеет некоторые отличия.

В первой книге даются общие сведения о правосудии и праве, о правовом статусе лиц, о вольноотпущенниках, о браке, об отцовской власти, об опеке и попечительстве. Вторая книга посвящена вещному праву. В ней подробно рассматриваются новые способы деления и свойства вещей, предусматриваются новые способы их приобретения. Здесь же говорится о завещаниях и легатах.

В третью книгу включены титулы, относящиеся к наследованию без завещания, степени когнатского родства и т.п. В этой же книге излагаются общие положения об обязательствах и обстоятельно освещаются отдельные виды договоров. В отличие от Институций Гая обязательства из деликтов включены в четвертую книгу, где особенно подробно рассмотрен закон Аквилия о возмещении вреда. Далее разбираются вопросы защиты прав (разные виды исков и интердиктов). В заключительной части Институций Юстиниана добавлены два титула, где перечислены обязанности людей и разные виды преступлений, особенно разработанные в императорском законодательстве (оскорбление величества, прелюбодеяние, отцеубийство, подлоги и т.д.).

Как исторический источник Институций Юстиниана имеют меньшую ценность, чем Дигесты и Кодекс Юстиниана, но они обладают и несомненными достоинствами — систематическим, сжатым и четким изложением правового материала по широкому кругу вопросов. Подлинный текст Институций Юстиниана не сохранился, наиболее древняя копия относится к IX веку.

Кодификация Юстиниана подвела своеобразную черту под многовековым развитием римского права, представляя собой концентрированный итог всей его предшествующей истории. Поэтому Свод законов Юстиниана хотя и отразил некоторые постклассические и чисто византийские черты, является в своей основе источником римского права.

В 535—555 гг. указанные выше три сборника римского права были дополнены сборниками конституций (новелл) самого Юстиниана, в которых в большей степени отразились уже особенности не римского права, а византийского общества и права. Однако эти сборники были составлены частными лицами и не имели официального характера. Наиболее крупный из них включал 168 новелл, из которых 153 принадлежат Юстиниану. Значительно позднее (в средние века) сборники новелл Юстиниана стали включаться в Corpus juris civilis в качестве его четвертой книги.

§ 2. Римское право древнейшего периода

Общая характеристика. Вплоть до середины III в. до н.э. безраздельно господствующей правовой системой было квиритское право. Оно отличалось сакральным характером, большой степенью традиционности, связью с древнеримским правом (квиритскими обычаями и ритуалами), нашедшим свое отражение и в Законах XII таблиц. Квиритское, или цивильное (буквально — гражданское, т.е. связанное с римским гражданством) право несло на себе следы своего происхождения в условиях небольшого земледельческого государства — общины. Оно на всех этапах применялось только к лицам, обладавшим римским гражданством (но не к перегринам — иностранцам), и рассматривалось как особая привилегия римского гражданина. .

Совокупность правомочий, которые цивильное право предоставляло римскому гражданину, открывало перед ним возможность (во всяком случае формально) участвовать в политической жизни республики, претендовать на определенные преимущества, в том числе на выделение земельного участка из государственного фонда. Борьба плебеев с патрициями за равноправие, красной нитью проходящая через всю историю ранней республики, завершилась в конечном счете их приобщением ко всем привилегиям, предусмотренным в цивильном праве.

Квиритское право отражало сравнительно примитивные отношения раннеклассового общества. Оно долгое время было связано с деятельностью жрецов-понтификов. И даже с постепенным усилением в нем светского начала оно многое сохранило от религиозной торжественности и ритуальности. Вместе с тем оно отличалось строгостью, суровостью, подчеркнутой точностью. Особенно четко в архаическом римском праве регулировались уже имущественные отношения и в первую очередь — право частной собственности (dominium ex jure quiritium), которое рассматривалось как полное господство собственника над своей вещью (plena in re potestas). Однако гражданская община долгое время сохраняла право верховного контроля за распоряжением землей и другим хозяйственно важным имуществом, которое имело семейный характер.

Большое значение в квиритском праве имело строжайшее соблюдение торжественных судебных обрядов, в силу чего форма в этот период превалировала над его содержанием, а судебный процесс — над материальным правом. Формализм был одним из условий поддержания в раннеклассовом обществе устойчивого правопорядка, способствовавшего сохранению и воспроизводству патриархального уклада жизни. Но объективно он тормозил развитие не только частнособственнических отношений, но и демократических форм общественной и политической жизни. К III веку до Н.э. консервативное по своей социальной роли цивильное право стало превращаться в определенное препятствие на пути роста торгового оборота и пришло в противоречие с потребностями быстро развивающейся рабовладельческой системы.

Манципация. Уже в древнейший период в Риме большое внимание уделялось способам приобретения вещных прав и классификации самих вещей. Вещи, находившиеся в общем пользовании (воздух, море и т.п.), а также ряд других хозяйственно важных вещей (общественная земля — ager publicus) рассматривались как находящиеся вне имущественного, торгового оборота (res extra com-mercium). Однако государственные земли расхищались патрицианской знатью, что вело к появлению крупного землевладения, а поэтому по вопросу о выделении участков земли из общественного фонда в течение значительной части республиканского периода шла острая борьба между плебеями и патрициями. Эта борьба была несколько смягчена законом Лициния (около 367 года до н.э.), по которому были предусмотрены равные права плебеев и патрициев на пользование землей и устанавливался максимальный размер участка, выделяемого из общественного фонда — 500 югеров (около 125 га).

В цивильном праве наиболее значительным делением вещей, которые находились в хозяйственном обороте и могли быть объектом права собственности, было их деление на манципируемые (res mancipi) и неманципируемые (res пес mancipi) вещи. К первой группе относились земли в Италии, рабы, крупный домашний скот, земельные сервитуты, т.е. экономически наиболее важные объекты вещного права, которые в архаический период выступали в качестве коллективной семейной собственности; ко второй — всё остальные вещи, обладание которыми могло быть индивидуализировано.

Согласно традиционной точке зрения, восходящей к римскому юристу Гаю, отчуждение вещей, составлявших первую группу, могло осуществляться только путем манципации — процедуры, требовавшей особо сложной и торжественной обрядности. Манципация относилась к числу строго формальных сделок, заключаемых "посредством меди и весов". Она предполагала приглашение пяти свидетелей и весодержателя. Покупатель, держа в руках кусок меди, произносил торжественную формулу: "Утверждаю, что этот раб по праву квиритов принадлежит мне и что он должен считаться купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов". Затем он ударял этим металлом о весы (этот обряд возник, когда еще не было чеканной монеты) и передавал его в качестве покупной суммы тому, от кого приобретал вещь посредством манципации. Неманципируемые вещи продавались путем простой их передачи (традиции) за медь или за деньги без каких-либо особых формальностей.

Древнейшему праву был известен еще один формальный способ передачи права собственности путем сложного обряда, который мог применяться как к манципируемым, так и неманципируемым вещам (in jure cessio). Данная процедура представляла собой фиктивный судебный спор, который разыгрывался в присутствии претора. Покупатель делал вид, что отчуждаемая вещь принадлежит ему и торжественно заявлял о своем праве собственности ("данная вещь по праву квиритов принадлежит мне"), отчуждатель не возражал против такого утверждения, и претор присуждал данную вещь приобретателю, как будто являющуюся его собственностью.

Уже в древнейший период в Риме сложился порядок, согласно которому вещь могла быть приобретена в собственность в силу длительного владения ею (usucapio). Законы XII таблиц запрещали лишь приобретение права собственности по давности в отношении краденых вещей. Для движимых вещей срок приобретательной давности устанавливался в один год, для недвижимых вещей — в два года. Этим способом пользовался приобретатель вещи в тех случаях, когда, например, при совершении манципации допускались неточности в формальностях, а поэтому при строгости квиритского права покупатель не приобретал права собственности на вещь, и квиритский собственник мог даже требовать возвращения последней через суд.

Сервитуты. Особым видом вещного права, возникшим уже в древнейший период, были сервитуты — фиксированное в обычаях или законе и строго ограниченное право пользования чужой вещью. Сервитуты вырастали вместе с частной собственностью и необходимостью четкого юридического урегулирования взаимоотношений собственников (или владельцев) соседних участков. В силу их хозяйственной важности сервитуты относились к категории манципируемых вещей. Наиболее древними и существенными из них были следующие: право прохода через соседний участок, право прогона скота, право провозить груженые повозки, право отвести воду с участка соседа. Отдельно сервитуты предусматривались и Законами XII таблиц. Так, предписывались меры к тому, чтобы деревья на высоте 15 футов обрезались кругом для того, чтобы их тень не причиняла вреда соседнему участку (VII, 9а), разрешалось собирать желуди, падающие с соседнего участка (VII, 10).

Обязательства из договоров. В древнейший период при неразвитости товарно-денежных отношений договоры (контракты) были еще немногочисленными и отличались ярко выраженным формализмом. Именно внешняя оболочка, а не содержание определяли природу того или иного контракта, в форме которого могли быть выражены самые различные обязательственные отношения. Другая черта древнейших договоров — их односторонний характер. Правом требования наделялась в договоре лишь одна сторона (кредитор), на другую сторону (должник) возлагались только обязанности.

В числе контрактов, наиболее ярко отражавших черты ранне-рабовладельческого права, был нексум, в форме которого выражались самые различные обязательственные отношения, в том числе аренда, отчуждение собственности, заем. Этот договор (подобно манципации) заключался в присутствии пяти свидетелей и весовщика посредством "меди и весов". Он состоял в фиктивном обряде отвешивания меди (до появления денег это, видимо, имело вполне реальное значение) и в произнесений особой словесной формулы кредитором, в которой определялась суть обязательства должника (размер долга и т.д.).

Если должник не возвращал в срок установленную таким образом сумму, кредитор мог "наложить на него руку" и держать его в течение 60 дней в заточении в своем доме. За это время должниц трижды выводился в базарные дни к претору на Форум, где объявлялась сумма его долга (в расчете на выплату ее сородичами), а затем он продавался в рабство за границу. В Законах XII таблиц говорилось даже о том, что должник, не вернувший деньги сразу нескольким кредиторам, мог быть разрублен ими на части (111,6). Вероятно, в таких случаях использовались и особые соглашения об отработке долга. Но наиболее характерная черта этого договора состояла в том, что взыскание было направлено на саму личность должника. Развитие острых антагонизмов на почве долговых отношений привело к принятию в 326 году до н.э. закона Петелия, согласно которому кредитор лишался права превращать должника в раба или его убивать.

В глубь истории к религиозным клятвам восходит и другой древнейший контракт — стипуляция (stipulatio). Формальный характер этого договора проявился в произнесении строго определенных словесных формул. Кредитор задавал должнику вопрос о том, обязуется ли последний совершить какое-то действие, на что должник отвечал в утвердительной форме, использовав при этом те же слова. Первоначально в вопросе и ответе можно было пользоваться только одним глаголом — spondeo ("торжественно клянусь"), а сама стипуляция носила название "спонсии" (sponsio). Как и нексум, стипуляция представляла собой абстрактный контракт, т.е. могла включать в себя различные обязательства отношения: заем, передачу вещи в ссуду, на хранение и т.д. Однако стипуляция могла совершаться только в отношении неманципируемых вещей. Исполнение обязательства по стипуляционному договору было строго ограничено лишь тем, что было упомянуто в вопросе и ответе. Выполнение стипуляции, наряду с совершением предусмотренного в ней действия, также требовало совершения торжественной процедуры в противоположном порядке (акцептация).

Деликты. Уже в древнейший период, как это можно видеть из Законов XII таблиц, обязательства возникали не только из договоров, но и из деликтов (правонарушений). Большинство предусмотренных в квиритском праве деликтов еще не считались нарушением общественного интереса, а рассматривались как посягательство на права частного лица, как частный деликт (delictum privatum), совершение которого как бы ставило обидчика (правонарушителя) в положение должника потерпевшего.

Многие из таких частных деликтов, известных Законам XII таблиц, стали рассматриваться как преступления в последующем. Но по квиритскому праву к категории частных правонарушений относились личная обида (injuria), тяжелые членовредительские повреждения, а также воровство (furtum). Обязательство, ложившееся, на виновного (строго говоря, по Закону ХП таблиц на вину не обращалось внимания, достаточно было самого факта совершения деликта), выражалось чаще всего в обязанности уплатить штраф в пользу потерпевшего (от 25 до 200 ассов). Но в случае членовредительства допускался еще талион, а кража, когда вор был пойман с поличным, влекла за собой бичевание. После бичевания вор выдавался потерпевшему, который, вероятно, мог поступить с ним так же, как с неоплатным должником. Вор, совершивший ночную кражу, мог быть убит на месте. Обязательство в виде уплаты штрафов или возмещения причиненного ущерба полагалось согласно Законам XII таблиц в случае порубки чужих деревьев (Vlll,11) или же неосторожного поджога строения или скирды хлеба, сложенной около дома (VIII, 10).

Цивильному праву, в частности и Законам XII таблиц, были известны и публичные деликты (delictum publicum), т.е. преступления, которые наказывались от имени римского народа, а взыскания по ним шли не частным лицам, а государству. Круг преступлений, однако, не был еще широк. К ним относились прежде всего преступления против республики. Так, предавались смертной казни лица, которые подстрекали "врага римского народа к нападению на Римское государство" или же предавали "врагу римского гражданина" (X,5). Среди прочих преступлений также выделялись убийства, сочинение и распевание песен, содержащих клевету или позорящих других лиц, лжесвидетельство, умышленный поджог, тайное истребление чужого урожая, а также его потрава или жатва в ночное время и т.д.

Хотя в самих Законах XII таблиц (в пересказе римских юристов) утверждается, что смертная казнь применялась "за небольшое число преступных деяний", последняя упоминалась в целом ряде статей. В зависимости от характера преступления смертная казнь принимала различные формы: отсечение головы, утопление, распятие, сбрасывание с Тарпейской скалы и т.д. Постепенно, однако, смертная казнь начинает выходить из употребления и для римских граждан заменяется изгнанием с утратой гражданства ("лишением огня и воды"). Использовались также Членовредительские наказания, битье кнутом, штрафы и конфискации имущества, ограничения гражданского статуса (например, запрещение быть магистратом), лишение права на погребение. Некоторые преступления рассматривались как оскорбление богов (например, причинение вреда клиенту со стороны патрона) и влекли за собой религиозные Проклятья.

При неразвитости и простоте системы публичных деликтов (преступлений) в древнейшем римском праве не получили еще разработки общие принципы уголовной ответственности (вина, степень участия в преступлении и т.д.). Лишь в редких случаях различались умышленные (преднамеренные) и неосторожные преступления, что влекло за собой и разные юридические последствия (наказания). В отдельных статьях предусматривалось смягчение наказания для несовершеннолетних (за жатву на чужом поле в ночное время — VIII, 9; за кражу с поличным — VIII, 14). Уголовное право уже в древности обнаружило свои классовые подходы: по общему правилу рабы наказывались более строго, чем свободные люди. Они нередко приговаривались к смертной казни.

Брак и семья по Законам XII таблиц. Древнеримское право закрепило исторически сложившуюся патриархальную семью, хозяйственно обособленную и связанную с обществом и государством через его главу (pater familias). Типичной формой брака был брак с властью мужа (cum manu mariti). Но жена чаще всего оказывалась под властью домовладыки (отца мужа), если только муж не был лицом sui juris, т.е. имел самостоятельный семейный статус. Она полностью порывала со своими кровными родственниками (когнатами), подпадала под власть нового домовладыки и становилась связанной родственными отношениями с членами семьи мужа (агнатами). Муж или домовладыка имели над ней неограниченную власть, вплоть до продажи, обращения в рабство или предания смерти. Отсутствие в древнейший период юридических ограничений для власти мужа еще не означало, что он мог пользоваться ею произвольно, т.е. без совета родственников (агнатов), а иногда и когнатов жены. Постепенно проявлялась тенденция к смягчению власти домовладыки и мужа.

Для вступления в брак требовалось согласие глав обеих семей и согласие самих брачующихся. Брачный возраст для женщины был 12 лет, для мужчин устанавливался путем-осмотра. Заключать брак по цивильному праву могли только граждане. Такого права не имели рабы, перегрины, латины (до Латинских войн). Длительное время не разрешались браки между патрициями и плебеями, этот запрет нашел свое отражение в Законах XII таблиц, но вскоре (445 год до н.э.) был отменен законом Канулея. Брак мог заключаться в различных формах, в том числе путем религиозного обряда в виде фиктивной покупки жены (по типу манципации) или же в результате фактического совместного проживания мужа и жены в течение года. В последнем случае власть мужа не возникала, если жена ежегодно отлучалась из дома мужа 3 ночи в году.

Брак прекращался в случае смерти одного из супругов или утраты им правоспособности, а также в силу развода, который был в древнейший период редким явлением и допускался только по инициативе мужа в строго ограниченных условиях (прелюбодеяние жены или изгнание плода).

Для древнеримской семьи характерной была также сильная отцовская власть, которая включала право продажи детей в рабство, наказания за проступки вплоть до лишения жизни (jus vitae ас necis). Дети не могли самостоятельно приобретать имущество, все купленное ими становилось собственностью отца. Обязательства, принятые на себя сыном, не связывали отца. Но потерпевший мог привлечь отца к имущественной ответственности в случае деликта, совершенного подвластным членом семьи.

Заинтересованность главы семьи в привлечении дополнительной рабочей силы привела к развитию института усыновления, которое совершалось в народном собрании в присутствии понтификов. Усыновление осуществлялось также путем, троекратной фиктивной продажи члена семьи в рабстве (in iure cessio), а затем с мнимой переуступкой прав, которая вела к освобождению сына от власти отца. Древнейшее римское право знало также опеку, которая устанавливалась над малолетними и женщинами, не вышедшими замуж, а также попечительство над сумасшедшими и расточителями.

В римском праве архаического периода существовало два способа наследования имущества умершего домовладыки. По общему правилу оно переходило к детям или внукам умершего ("подвластным") или к другим агнатам, состоявшим с ним в ближайшем родстве. Только в случае отсутствия агнатов имущество передавалось сородичам умершего. Очень рано в Риме возникает и передача наследства по завещанию, хотя первоначально нельзя было завещать имущество при наличии детей. Поскольку завещание рассматривалось как исключение из нормального порядка наследования, оно, как правило, утверждалось на народных собраниях. Законы ХП таблиц уже указывали, что завещательные распоряжения на случай смерти являются ненарушимыми (V,3). В завещании наряду с установлением наследника могли содержаться и иные распоряжения: назначение опекунов, отпуск рабов на волю, легаты. Последние представляли собой завещательный отказ какой-либо из вещей умершего в пользу постороннего лица, которое могло истребовать эту вещь у наследника.

Легисакционный процесс. Подавляющее большинство судебных дел в данный период в Риме рассматривалось в частном (гражданском) порядке. С древнейших времен особенностью организации судебной системы и процесса было то, что они предусматривали две стадии судебного производства: "ин юре" (in jure) и "ин юдицио" (in judicio).

На первой стадии дело рассматривалось у магистрата (обычно у претора), к которому должны были явиться лично истец и ответчик. В Законах XII таблиц предусматривалась особая процедура вызова ответчика истцом к магистрату. Неявка ответчика отдавала его во власть истца, который мог "наложить на него руки", т.е. поступить с ним как с неоплатным должником. У претора истец в торжественной форме заявлял свои претензии к ответчику. В случае, если ответчик соглашался с истцом, процесс завершался на первой стадии. Но, как правило, ответчик также в торжественных выражениях заявлял о своем несогласии. Совокупность ритуальных и строго формальных действий, жестов и слов, которые совершались на суде сторонами и магистратом, называлась "легисакцио" (legis actio), а отсюда и сам процесс получил название легисакционного. Было выработано пять основных легисакционных формул. Наиболее распространенная из них (legis actio per sacramen-tum) заключалась в том, что наряду с торжественными заявлениями стороны вносили залог, который терялся проигравшим дело в пользу казны. Нарушение одной из сторон порядка внесения залога автоматически влекло за собой проигрыш дела.

Если же обе стороны у претора соблюдали установленную процедуру, дело переходило во вторую стадию и рассматривалось назначенным претором судьей или коллегией судей, которые разрешали спор по существу. На этой стадии допускались представители сторон и защитники (адвокаты). Если одна из сторон без уважительных причин не являлась в суд, то проигрывала дело. На данной стадии процесс не был связан строгими формами. Судьи знакомились с доказательствами, выслушивали речи сторон и их защитников. Решение судей было окончательным и обжалованию не подлежало.

В уголовных делах магистрат, который вел дело, использовал инквизиционную процедуру. В течение всего процесса он поддерживал обвинение, вел допрос. Если консул выносил смертный приговор, то для приведения его в исполнение требовалось одобрение народного собрания.

§ 3. Римское право классического и постклассического периодов

Публичное и частное право. В судебной практике и юриспруденции Рима в классический период было выработано деление" права на публичное и частное. Это деление, отразившее присущее любому цивилизованному обществу противоречие между частным и общественным интересом, оставило глубокий след в последующей истории права. По характеристике Ульпиана, публичное право относится к положению римского государства, а частное — к пользе отдельных лиц.

Деление права на публичное и частное, которое в произведениях римских юристов объяснялось чисто логически и в отрыве от социального содержания права, имело под собой объективные различия в методах правового регулирования. Публичное право носило императивный характер, оно включало в себя отношение власти — подчинения. В частном праве выражались отношения формально равных лиц, но находящихся в обществе с имущественной дифференциацией всегда в экономически неравном положении. Его субъекты имели определенную правовую и хозяйственную автономию. Охрана частных интересов осуществлялась лишь по инициативе заинтересованных лиц.

Римские юристы утверждали, что публичное право как выражение "общественного интереса" стоит выше частного ("частные соглашения не должны изменять публичного права"). Но публичное право классического и постклассического периода было менее разработанным, чем частное право. Кроме того, в связи с кризисом республиканских порядков, а затем и утверждением монархического строя "общественный интерес", лежащий в основе публичного права, в римской юриспруденции все более откровенно связывался с интересами императоров. В период империи верноподданически настроенными юристами по существу было создано новое публичное право, которое порывало с республиканскими и демократическими традициями, обосновывало произвол римских императоров.

Частное право, где коллективные интересы общества и государства реализовывались путем защиты интересов отдельных его представителей, выступавших в качестве собственников, в классический период получило значительно более глубокую и тонкую разработку. Отражая объективные потребности развитого торгово-денежного оборота, оно преодолело былой формализм и охватило более широкий круг отношений, связанных с товарным производством. Римское частное право в классическую эпоху достигло высокого для своего времени уровня юридической техники. Именно частное право Рима оказало большое влияние на последующую историю права, было воспринято многими правовыми системами в эпоху средневековья и в новое время. Достижения римской юриспруденции используются также в праве и юридической науке даже тех стран мира, где не существует деления права на публичное и

частное.

Вещное право. Правовое регулирование вещных отношении занимало центральное место в римском частном праве. Само понятие вещного права еще не было известно римским юристам, но они четко отличали вещные иски (actiones in rem) от личных исков (actiones in personam), связанных с обязательственными отношениями.

Для практических целей римские юристы классической и постклассической эпохи использовали целый ряд классификаций вещей, с которыми в имущественном обороте были связаны различные последствия. Это уже известное нам деление вещей на манципируемые и неманципируемые, утратившее постепенно свое былое значение, а также на движимые и недвижимые, делимые и неделимые, заменимые (определяемые родовыми признаками) и незаменимые (индивидуально определенные) вещи и т.п.

Особое место в имущественных отношениях в римском государстве, где экономика носила аграрный характер, занимала земля. Наряду с землями, которые еще в древнейший период перешли в частную собственность отдельных рабовладельцев, длительное время существовала также государственная земля, рассматриваемая как общественная (ager publicus). После принятия закона Лициния борьба вокруг этой земли не только не ослабла, но разгорелась с новой силой. Нобилитет расхищал эти земли, создавая на них крупные рабовладельческие латифундии, с которыми не могли конкурировать мелкие крестьянские хозяйства. Поскольку чрезвычайные законодательные меры, которые осуществили братья Гракхи с целью перераспределения земли в пользу мелких собственников, не дали результата, логическим итогом всего предшествующего развития Рима стал аграрный закон III года до н.э., который предусмотрел, что земли, составлявшие общественный фонд, больше не подлежат переделу. Это окончательно закрепило частную собственность на землю, сделало ее безраздельно господствующей.

Потребности имущественного оборота и расширение территории римского государства привели к появлению в классическую эпоху новых видов права собственности. Поскольку известная предшествующему периоду квиритская собственность имела ярко выраженный национально-римский характер и становилась все более архаичной в силу целого ряда условностей, необходимых для ее приобретения, сама жизнь потребовала выработки новых и менее сложных форм закрепления собственнических интересов. В рамках преторского права с помощью особых юридических средств была создана конструкция так называемой преторской, или бонитарной, собственности. Претор в тех случаях, когда в силу несоблюдения формальностей квиритского права приобретатель вещи не мог получить статус квиритского собственника, брал под защиту интерес покупателя, фактически закрепляя приобретенную им вещь в составе его имущества (in bonis).

Для защиты прав бонитарного собственника преторы использовали и институт давностного владения, известный квиритскому праву. Претор признавал бонитарную собственность в конечном счете и квиритской, как если бы такое право возникло на основе приобретательной давности. Таким образом, бонитарный собственник, владеющий вещью, получал защиту претора от притязаний со стороны квиритского собственника, чье право на вещь становилось "голым". Со временем преторы стали предоставлять бонитарному собственнику юридическую поддержку и на тот случай, когда в силу тех или иных обстоятельств последнему приходилось добиваться возврата вещи от других лиц (в том числе и от квиритского собственника). С этой целью применялся особый Публицианов иск (actio in rem Publiciana).

В связи с расширением границ римского государства, включением в него все новых провинций и роста числа иностранцев получили признание и правовую защиту также провинциальная собственность (для римских граждан) и собственность перегринов.

Римские юристы специально не разрабатывали саму конструкцию права собственности как таковую, но они раскрыли его юридическое содержание путем признания различных полномочий, принадлежащих собственнику вещи. К этим полномочиям ими относились: право владения, право пользования, право распоряжения, право на плоды или доходы, которые приносит вещь, право истребования своей вещи от третьих лиц. Право собственности рассматривалось как наиболее полное господство лица над вещью, как абсолютное и неограниченное право. Такое понимание частной собственности было использовано и развито впоследствии в праве многих государств нового времени.

В римском праве классического и постклассического периода большое внимание уделялось способам приобретения права собственности, поскольку развитие имущественного оборота требовало большой точности юридических отношений и предельной ясности в вопросе о титуле (юридическом основании) приобретения права собственности.

Наряду с манципацией, которая использовалась все реже, а в период домината практически вышла из употребления, решающее значение как основной способ переуступки права собственности приобрела "традиция" (traditio). Удобство этого способа заключалось в его простоте и неформальном характере. При традиции право собственности приобреталось в силу самой фактической передачи вещи лишь при условии наличия "справедливого", т.е. законного основания (justa causa).

В классический период, особенно в "праве народов", получил более детальную разработку и ряд других способов приобретения права собственности, некоторые из которых были известны еще с древнейших времен. Это захват брошенных вещей, а также вещей, которые не имели хозяев (например, продукты рыбной ловли, охоты и т.п.). Сюда же относились вещи, захваченные у врага. Согласно рескрипту Адриана, найденный клад делился пополам между лицом, нашедшим его, и собственником земли, на участке которого он был обнаружен.

К числу особых способов приобретения права собственности относилось создание новой вещи из чужого материала (спецификация). Между основными школами юристов (сабиньянцами и прокульянцами) велись споры по вопросу о том, кому в данном случае принадлежит вещь — ее изготовителю или собственнику материала. Право собственности могло возникнуть также путем соединения вещей. Так, если на участке, принадлежавшем одному лицу, был выстроен дом из материалов, собственником которых являлось другое лицо, земельный собственник приобретал право собственности на выстроенный на его участке дом. Дальнейшее развитие в классический период получила приобретательная давность (usucapio). В преторском праве был расширен круг лиц, которые могли приобрести право собственности по давности владения. Так, после десяти лет добросовестного и непрерывного владения это право признавалось даже за перегринами. В постклассический период (при императоре Юстиниане) в результате непрерывного владения вещью в течение более 30 лет право собственности признавалось даже в случае отсутствия законного титула, т.е. "справедливого основания владения" (так называемая экстраординарная приобретательная давность).

В классический период получили дальнейшее развитие гражданско-правовые формы защиты прав частного собственника. Наиболее важной из них был виндикационный иск. Он предоставлялся собственнику вещи, которая в силу каких-либо причин была им утеряна и оказывалась у третьего лица. Виндикационный иск по существу представлял собой спор о праве собственности, в котором настоящий собственник должен был доказать свой титул на спорную вещь. При наличии таких доказательств вещь возвращалась собственнику вне зависимости от того, как она попала последнему владельцу. Если этот владелец чужой вещи был добросовестным, т.е. не знал о незаконности обладания ею, он должен был вернуть собственнику вещь и все плоды, полученные от нее с момента возбуждения виндикационного иска. Недобросовестный владелец сверх того присуждался к возмещению всех плодов, полученных от вещи за время владения ею.

Для защиты прав и интересов частного собственника в римском праве в классический и постклассический периоды использовался также негаторный иск, который был направлен против третьих лиц, выдвигающих необоснованные претензии на чужую вещь (например, на соседний земельный участок), и прогибиторный иск, имеющий своей целью устранение помех, которые препятствовали собственнику осуществлять нормальное использование своей вещи.

С развитием преторского права получил окончательное юридическое оформление еще один самостоятельный вид вещного права — институт владения (possessio). Он вытекал из всего строя частнособственнических отношений и в известном смысле дополнял право собственности. Под владением вещью понималось фактическое обладание ею (corpus possessionis), сопровождавшееся намерением владеть ею самостоятельно (animus possessionis), как на праве, собственности. Последнее обстоятельство Отличало владение от простого держания вещи (detentio), которое часто возникало на основе договора и передачи вещи держателю самим собственником.

Защита интересов владельца вещи осуществлялась не с помощью исков, которые служили для защиты прав собственника, а посредством преторских интердиктов (приказов) об удержании владения в случае грозящего нарушения прав владельца вещи или же о возврате уже изъятой третьим лицом вещи. Интердикт хотя и не имел такой юридической силы, как иск, отличался большей простотой, поскольку избавлял владельца вещи от необходимости прибегать к сложной процедуре доказывания титула приобретения вещи. Поэтому к преторскому интердикту прибегали и собственники вещей, когда предпочитали использовать более быстрый путь защиты своих нарушенных прав.

В классический период получает дальнейшее развитие и такой вид вещного права, как право на чужие вещи (jura in re aliena). Появляется ряд новых земельных сервитутов (пастбищный и т.п.), но особенно городских: право пристройки к чужому дому, право опереть свою стену на стену дома соседа, право на то, чтобы сосед своими застройками не лишал света и вида и т.п. Источники постклассического периода упоминают о появлении такого вида права на чужую вещь, как суперфиция, которое возникало в связи с постройкой дома на чужой земле. Сначала права застройщика регулировались договором- имущественного найма, т.к. дом рассматривался в качестве подчиненной вещи, а поэтому становился собственностью владельца земельного участка. Однако затем претор стал осуществлять более широкую защиту интересов застройщика, признал его право на дом как вещное, а не как личное, т.е. вытекающее из договора найма.

Из греческого права в эту эпоху был позаимствован эмфитевзис — наследственная аренда земли с внесением установленной платы. Держатель земли (эмфитевт) не мог быть согнан с участка в силу признанного за ним претором и защищаемого вещного права, которое могло даже переуступаться третьим лицам.

В классический период получило развитие и залоговое, право. Все более редкой становится древняя форма залога, построенного на доверии, когда заложенная вещь считалась собственностью кредитора (федуция). Если должник не выполнял обязательства, эта вещь навсегда оставалась у кредитора даже в том случае, если ее стоимость была больше, чем сумма долга. С развитием товарного обращения все чаще стал использоваться залог (пигнус), при котором заложенная вещь передавалась кредитору не в собственность, а в держание, защищавшееся, как и владение, с помощью интердикта, что несколько облегчало положение должника. В императорскую эпоху под влиянием греческого права распространяется и такая форма залога, как ипотека, при которой заложенная вещь (обычно земля) оставалась у должника. Кредитор же получал ограниченное вещное право — не допускать продажи должником заложенной земли и истребовать ее в случае неисполнения обязательства.

В классическую эпоху получили развитие и разработку и личные сервитуты, которые предусматривались обычно в завещаниях и представляли собой пожизненное право лица, в чью пользу устанавливался сервитут, пользоваться чужой вещью с правом получения от нее плодов (узуфрукт) или же без такого права (узус).

Обязательственное право. Наиболее разработанной частью римского права в классический период было обязательственное право, которое являлось юридической формой товарно-денежного обращения. В отличие от вещных прав, которые в случае отсутствия нарушений не порождали конкретных правоотношений, обязательства рассматривались именно как правовая связь (juris vinclum) по крайней мере двух лиц. Римский юрист Павел подчеркивал, что сам смысл обязательства (в противоположность вещному праву) состоял в том, чтобы "связать перед нами другого в том отношении, что он нам что-нибудь дал, сделал ими предоставил".

С развитием товарного производства обязательства в значительной мере утратили свой былой формализм, а также из односторонних превратились в основном в двусторонние, поскольку каждая из участвовавших в нем сторон имела как права, так и обязанности. Ответственность должника по обязательству не затрагивала его личность и ограничивалась лишь пределами его имущества.

Наиболее тщательную и точную разработку получили договоры (контракты,). Но не все договорные связи имели юридическую силу. Некоторые соглашения носили неформальный характер (пак ты) и не пользовались исковой защитой, хотя предусмотренные в них обязательства на практике обычно соблюдались. Со временем отдельные пакты были признаны преторским правом, а в постклассический период закреплены в императорском законодательстве.

Важное значение имели выработанные классическими юристами некоторые общие положения о договоре. Так, для заключения договора требовалось согласие сторон, выраженное добровольно, а не в результате заблуждения, обмана или угрозы. Договоры могли заключаться устно или письменно, в том числе посредством переписки. Допускалось присоединение новых лиц на стороне кредитора или должника, а также полная замена первоначальных участников договора другими лицами (новация). Договоры рассматривались как нерушимые и должны были строго соблюдаться. Невыполнение договорного обязательства влекло за собой юридическую ответственность, например принудительное изъятие вещи или обязанность возместить убытки, понесенные другой стороной. Однако для взыскания убытков требовалось установление вины в действиях стороны, не выполнившей условий договора (умысел или неосторожность). Степень ответственности определялась также самим характером неосторожности, которая могла быть грубой или легкой.

В Институциях Гая договоры (контракты) были разделены на четыре основные группы: вербальные, литеральные, реальные, консенсуальные.

Вербальные договоры (от лат. verbum — слово) брали свое начало от древнейших религиозных договоров-клятв, но в рассматриваемый период их форма была значительно упрощена. Для возникновения обязательства в таких договорах требовалось произнесение установленных слов. Основным и наиболее распространенным видом вербальных договоров по-прежнему была стипуляция. Но для ее заключения уже не требовалось соблюдения многих былых жестких условий. Так, в вопросе кредитора и ответе должника можно было использовать не только торжественный глагол "spondeo", но и другие глаголы. Сторонами в стипуляции могли быть и перегрины. Допускалось произнесение вопроса-ответа даже и не на латинском языке.

Литеральные договоры (от лат. littera — буква) представляли собой особые письменные договоры, принятые в торговом обороте. Обязательство в этих договорах возникало в силу записи в специальных книгах доходов и расходов одной из сторон, составления долговых расписок, подписанных обеими сторонами (синграфа) или же одним должником (хирографа). Последние были позаимствованы из греческого права.

Реальные договоры (от лат. res — вещь) помимо соглашения сторон по основным условиям контракта требовали обязательной передачи вещи, которая составляла предмет договора. Без передачи вещи обязательственное отношение не возникало. К реальным договорам относился прежде всего заем (mutuum). Юридическое содержание этого договора состояло в том, что кредитор давал должнику в собственность обусловленное количество заменимых вещей, определяемых мерой, весом или числом, а должник обязывался вернуть в установленный срок такое же количество таких же вещей (обычно денег). В принципе этот договор был безвозмездным, но нередко одновременно с займом оформлялось стипуляционное соглашение о выплате процентов. Поскольку процветавшие в это время в Риме ростовщические круги стремились все более увеличить процентные ставки, что усиливало социальное напряжение, в законодательстве (особенно в императорский период) устанавливался (но без особого успеха) предельный размер взимаемых процентов. К реальным контрактам относилась также ест/до (commodatum), т.е. предоставление в безвозмездное пользование (а не в собственность, как при займе) индивидуально определенной вещи, которую должник обязывался вернуть в обусловленный срок. К этой же группе договоров относилось хранение (depositum), а также закладной договор (о передаче заложенной вещи кредитору).

Наиболее разработанными и наименее формальными были консенсуальные договоры (от лат. consensus — согласие), которые получили признание позднее других групп договоров. Обязательство в консенсуальных договорах возникало в силу простого соглашения сторон по всем основным условиям контракта. К этой группе относился прежде всего договор купли-продажи (ernptio-venditio). Юридическая связь между сторонами в этом договоре возни-.. кала уже с того момента, когда продавец соглашался продать какую-либо вещь, а покупатель обязывался уплатить установленную цену. Фактическая передача вещи или денег могла иметь место позднее. Купля-продажа была возможна даже в отношении вещи, которой еще не было в натуре, но которую продавец обязывался произвести и поставить в указанный срок.

В преторском праве была подробно разработана и обусловлена ответственность продавца за проданную им вещь, так продавец отвечал за скрытые недостатки вещи, о которых покупатель не мог знать в момент заключения договора, но которые обнаруживались позднее и имели существенный характер. В этом случае покупатель мог требовать или убавления цены, или возврата всей суммы денег. Продавец нес ответственность также в случае так называемой эвикции вещи, если проданная им вещь была с помощью виндикационного иска отчуждена у покупателя настоящим собственником. До передачи вещи покупателю продавец отвечал за ее повреждения, связанные с небрежностью хранения (даже при самой незначительной неосторожности), а также нес на себе риск случайной гибели вещи.

К консенсуальным договорам относился также договор найма (locatio-conductio), представленный в это время тремя разновидностями. Наем вещей (locatio-conductio rerum) предполагал предоставление во временное пользование и за плату (последним договор найма отличался от ссуды) какой-либо индивидуально определенной вещи. Этот вид найма (аренда) имел большое хозяйственное значение в Риме особенно в период империи, поскольку с окончательным утверждением частной собственности на землю в это время широкое распространение получила аренда земли. В постклассический период было установлено правило, согласно которому колон (или его наследники) в случае невозобновления договора аренды при молчаливом согласии сторон оставался на земле бессрочно.

Договор найма рабочей силы (locatio-conductio operаrum), который заключался на определенный срок и с фиксированной оплатой труда наемного работника, не мог получить большого развития в условиях рабовладельческой системы, где основную рабочую силу составляли рабы. Римскому праву был известен также наем рабочей силы для выполнения работы, имеющей своим результатом изготовление какой-либо конкретной вещи, т.е. своеобразный подряд (locatio-conductio operis). К этому виду найма прибегали в тех случаях, когда речь шла об изготовлении вещей, которое требовало особых навыков и умений. Но поскольку платный наемный труд в римском рабовладельческом обществе для свободных людей считался унизительным занятием, юристы, художники и иные представители "свободных" профессий не прибегали к договору найма. Они получали за проделанную ими работу или за оказанные услуги не наемную плату, а "почетное вознаграждение" — гонорар.

К консенсуальным контрактам относились также договор поручения (mandatum) и договор товарищества (societas). Последний заключался для совместного ведения какой-либо определенной хозяйственной деятельности.

В классический период получили дальнейшее развитие и обязательства из деликтов (правонарушений). С одной стороны, наблюдался заметный процесс превращения целого ряда частных деликтов в публичные (преступления), с другой — создавались новые виды частных деликтов. К числу последних относился обман (dolus malus), который порождал обязательство уплатить вознаграждение, равное по размеру причиненному ущербу, а также угроза (metus), влекущая за собой возмещение ущерба в четырехкратном размере. Преторское право знало и такой специфический деликт, как обман кредиторов.

Большую роль в развитии деликтного права сыграл закон Аквилия (III в. до н.э.), в котором были систематизированы ранее существовавшие виды ответственности за вред, причиненный имуществу. Предусмотренный этим законом деликт общего характера, состоявший в повреждении или уничтожении чужого имущества (damnam injuria datum), порождал обязательство по возмещению нанесенного ущерба, что отражало потребность более единообразного регулирования обязательств из причинения вреда и укрепления всего строя имущественных отношений. Особое внимание в законе Аквилия уделялось ответственности за уничтожение чужого скота и рабов, которая определялась с учетом наивысшей стоимости данных вещей за предшествующий год.

Брачно-семейное и наследственное право. Характерной чертой классической эпохи является прогрессирующеие разложение патриархальной семьи. Брак с мужней властью уже ко II в. н.э. выходит из употребления, а проживаиие жены в доме мужа в течение года уже не влечет за собой автоматически возникновения власти мужа. Становится распространенной новая форма брака без мужней власти (sine manu mariti) Женищина вступая в такой брак не порывала со своей прежней семьей, сохраняла определенную имущественную самостоятельно получала некоторые права в отношении детей.

Брак без мужней власти мог быть легко расторгнут по обоюдному согласию супругов, а также по требованию одного из них. На общем фоне кризиса римского рабовладельческого общества ослабли и семейные связи, разводы стали обычным явлением. Широкое распространение получил так называемый конкубинат - неоформленное постоянное сожительство мужчины и женщины. Стремясь преодолеть негативные явления в сфере семейных отношений, император Август издал закон предусматривающий санкции за безбрачие и бездетность. Даже из двух консулов преимущество по службе получал тот, у кого было больше детей.

В связи с участившимися разводами задевавшими интересы и богатых римских семей, были введены новые правила катающиеся приданого, с тем, чтобы гарантировать положение состоятельных римлянок, часто становившихся жертвами в браках в которые мужчины вступали исключительно из корысти. Хотя приданое по-прежнему считалось собственностью мужа, последний должен был использовать его в целях устройства совместной жизни и терял его в случае развода. Со бремени Августа муж не мог отчуждать земельный участок, полученный им в качестве приданого без согласия жены или ее родственников (когнатов).

Разложение патриархальной семьи нашло свое выражение и в ослаблении отцовской власти. Прекратилась практика продажи детей, а их убийство отцом стало рассматриваться в постклассический период как тяжкое преступление. У силилась имущественная самостоятельность подвластных членов семьи. Сыновья нередко получали от отца особое имущество (пекулий) для занятия Земледелием, ремеслом или торговлей. Юридически собственником пекулия и всего того, что было приобретет сыном, считался отец. Но фактически пекулии все более обосабливался, особенно когда речь шла о земельном участке, выделенном сыну в связи с его поступлением на военную службу. Практически сын получал такую землю в собственность, мог вставить ее своим наследникам и даже вступать по поводу данного имущества в сделки со своим отцом.

Ряд изменений претерпел и институт опеки. Преторским эдиктом была установлена ответственность опекуна за ведение дел подопечного. Постепенно исчезают опека над взрослыми женщинами, и в постклассический период их дееспособность фактически была уравнена с дееспособностью, мужчин.

Смягчение суровой отцовской власти, скреплявшей ранее патриархальную семью, определило также основные направления развития и наследственного права. Преторским эдиктом был значительно расширен круг наследников, куда помимо подвластных членов семьи (агнатов) были включены также эмансипированные дети умершего, когнаты вплоть до шестой степени родства, пережившая мужа супруга. Ослабление былого значения агнатской системы родства и признание в наследственном праве когнатского родства, основанного на кровной связи, было постепенно закреплено в императорском законодательстве.

Преторский эдикт изменял и форму завещания, установление которого уже не требовало использования сложной процедуры (с помощью "меди и весов"). Завещание, как правило, стало составляться не в устном, а в письменном виде, но с соблюдением определенной формы. Лишь солдатские завещания в период принципата не требовали каких-либо формальностей. В постклассический период наряду с частными завещаниями, которые составлялись в присутствии семи свидетелей, в практику вошли так называемые публичные завещания, позаимствованные из греческого права, составляемые в присутствии магистратов с внесением в протокол местных властей или с передачей на хранение в императорский архив. Усиливаются ограничения завещательной свободы. Так, не признается юридическая сила за завещаниями, в которых без достаточных оснований лишались имущества законные наследники. Увеличивается при составлении завещаний размер обязательной доли (до 1/3 имущества) для законных наследников.

В классический период более широкое распространение получило установление в завещаниях легатов (завещательных отказов), согласно которым наследник обязан был выдать определенную часть имущества указанному наследователем лицу. Для защиты интересов наследника в законодательном порядке в 1 в. до н.э. было установлено, что при выдаче имущества в виде легатов он может сохранить за собой по крайней мере одну четверть наследства. Распоряжения о выдаче части имущества какому-либо лицу давались и без составления завещания (например лицам, которые формально не могли быть наследниками по завещанию — перегринам, женщинам и т.д.). Такие распоряжения, получившие название фидеикомиссов, не были первоначально обязательны для наследников. Но в период императора Августа им была придана юридическая сила. В постклассический период (особенно в кодификации Юстиниана) большинство фидеикомиссов практически слились с легатами.

Изменения форм гражданского процесса. С развитием преторского права на смену сложному и архаичному лигисакционному процессу приходит формулярный процесс. Этот вид процесса утвердился со второй половины II в. до н.э. после принятия специального закона (lex Aebutio). В формулярном процессе значительно повысилась роль претора, который перестал быть пассивным участником сакраментальных обрядов, совершавшихся сторонами при легисакционном процессе. Возросло значение первой стадии судопроизводства ("ин юре"), так как именно здесь устанавливалась юридическая суть спора. Она находила свое выражение в заключении (формуле) претора, в котором присяжному судье указывалось, как следует решать данное дело. Постепенно преторы начинают составлять новые формулы исков, отходя от старых законов и обычаев, руководствуясь при этом требованиями торгового оборота и необходимостью укрепления частной собственности. Создавая новые формулы и иски, претор посредством своего эдикта способствовал развитию самого содержания частного права.

К концу классического периода, а особенно при доминате, все большее распространение получает экстраординарный процесс. К концу III в. н.э. он почти полностью вытесняет формулярный процесс, и последний уже даже не упомянут в важном законе Диоклетиана (294 год), где речь идет о ведении судебных дел.

В экстраординарном процессе исчезает традиционное деление судопроизводства на две стадии: "ин юре" и "ин юдицио". Магистрат, принявший дело к рассмотрению, ведет теперь его с начала и до конца, т.е. до вынесения решения. Если на последнем этапе и привлекается присяжный (третейский) судья, то он действует лишь от имени назначившего его магистрата. Явка ответчика на суд перестает быть предметом заботы истца. Магистрат, не связанный теперь жесткими процессуальными рамками, мог сам применять меры воздействия на участников процесса, принуждать их к исполнению его распоряжений. Процесс перестает быть публичным, проводится в закрытых помещениях. Если ранее судопроизводство было бесплатным, то теперь вводятся судебные пошлины, ставшие особенно распространенными в период домината. Хотя гражданский процесс в целом остается еще устным, основные заявления сторон фиксируются в судебных протоколах, что кладет начало письменному судопроизводству.

Вводится апелляция на вынесение магистратом судебного решения. Но лицо, подавшее апелляцию в высшую инстанцию, в случае повторного проигрыша дела уплачивало крупный штраф.

Уголовное право и процесс. Существенные изменения в уголовном праве Рима происходят под влиянием политических перемен — кризиса республиканских институтов и роста всевластия императоров. Уголовное право непосредственно отразило обострение политической борьбы и стремление рабовладельческой верхушки во главе с императором любой ценой, в том числе путем усиления уголовной репрессии, спасти пошатнувшиеся социальные и политические порядки. Римское уголовное право к этому времени было распространено на всю территорию империи и на все категории населения, включая перегринов.

Характерной тенденцией развития уголовного права данного периода является то, что ряд частных деликтов постепенно становятся уголовно наказуемыми, включаются в категорию преступлений (crimen publicum). Так, кражи по-прежнему считаются частным деликтом, но в ряде случаев (кражи со взломом или с насилием, кражи на больших дорогах и т.п.) к традиционным штрафным мерам добавляются и государственные наказания.

Появляется также большое число новых преступлений, в том числе таких, которые рассматриваются как опасное посягательство на устои государства. Но если в республиканский период "оскорбление величия" охватывало преступления, направленные против республиканских институтов (сопротивление магистратам и т.д.), то уже с эпохи принципата это понятие сводится к преступлениям против императорской власти. В числе этих преступлений — заговор с целью свержения императора, покушение на его жизнь или жизнь его чиновников, непризнание религиозного культа императора и т.д.

К числу преступлений, непосредственно затрагивавших интересы римского государства, относилось также присвоение казенного имущества и расхищение государственных средств, взяточничество, подлог, фальшивомонетничество, участие в запрещенных сборищах и объединениях, спекуляция зерном и другими продуктами, неуплата налогов и т.п. В связи с ростом постоянной армии увеличилось число воинских преступлений, среди которых выделялись измена в бою, дезертирство, утеря оружия, неповиновение командиру и т.п. Существовал также целый ряд религиозных преступлений, число которых значительно возросло в постклассический период после официального признания христианства.

Среди преступлений против личности кроме различных видов убийств публичными деликтами стали считаться "обиды", прежде всего телесные повреждения, которые по Законам XII таблиц рассматривались как частный деликт. В связи с углублением имущественного и сословного неравенства в период империи ответственность за телесные повреждения стала дифференцироваться в зависимости от того, какое место занимал потерпевший в социальной иерархии.

Расширился также (особенно под влиянием христианской религии) круг преступлений, относящихся к сфере семьи и нравственности. В их число входили кровосмешение, супружеская измена, полигамия, сожительство с незамужней женщиной, мужеложство и т.д.

В императорском Риме происходит также резкое увеличение видов наказания, усиление их карательной направленности. Если первоначальное наказание строилось еще на принципе возмездия, то в период домината оно все более преследует цели устрашения. При императорах вновь восстанавливается смертная казнь, которая в позднюю республику не применялась к римским гражданам, причем появляются новые ее виды: сожжение, повешение, распятие на кресте, утопление.

За Тяжкие преступления назначались также каторжные работы на рудниках (осужденный при этом рассматривался как вечный раб государства), принудительные работы на установленный срок (на строительстве дорог и т.п.), отдача в гладиаторы. Широко применялись различные виды ссылок: изгнание из Рима с потерей гражданства, ссылка на острова с полной изоляцией, временная ссылка. Осужденный, самовольно покидавший место ссылки, предавался смерти. По некоторым видам преступлений предусматривались телесные наказания, часто практиковалась конфискация имущества осужденных (лишь некоторая часть имущества сохранялась за детьми).

Характернейшей чертой уголовного права императорского периода (особенно при доминате) становится ярко выраженный сословный принцип уголовной ответственности. Особо сурово, как и в предшествующий период, наказывались рабы. Были предусмотрены и новые репрессивные меры. Сенатус-консультом, принятым в 10 году н.э., предписывалось в случае убийства хозяина предать смерти всех рабов, находящихся в доме, если они не предприняли попытки спасти его жизнь. Представители высших сословий (сенаторы, всадники, декурионы и др.) освобождались от таких наказаний, как каторга и принудительные работы, порки и т.п., которые заменялись ссылкой. В ранней империи привилегированные лица могли наказываться смертной казнью только в случае убийства родственников, а в период домината в 4 случаях: убийство, поджог, магия и оскорбление величества. В то же самое время лица низшего сословного положения наказывались смертной казнью за 31 вид преступлений. Некоторые привилегии в области наказаний имели солдаты: они не приговаривались к повешению, к ссылкам на рудники, хотя по ряду преступлений их ответственность была более строгой. В большей степени выбор наказания и его тяжесть зависели от судей, которые в императорский период в связи с перестройкой всей системы уголовного суда и процесса получили широкую свободу усмотрения.

Уголовный процесс (особенно при доминате) приобретает четко выраженный инквизиционный характер. Судья (императорский чиновник) сосредоточивает в своих руках и обвинительные, и судебные функции. Суд происходит при закрытых дверях, обвиняемый .лишается права на юридическую помощь и утрачивает другие процессуальные гарантии, существовавшие в республиканскую эпоху. В ходе судебного процесса к лицам низших сословий, как ранее к рабам, стали применяться пытки. Судебный приговор можно было обжаловать в апелляционном порядке в вышестоящий императорский суд (сначала допускались две инстанции, после Диоклетиана — три). Новой и единственной гарантией для обвиняемого стало право убежища в императорских храмах и около статуй императоров, что временно могло спасти его от ареста.

В римском уголовном праве классической эпохи наблюдался некоторый прогресс в области юридической техники (разработка понятий вины, соучастия, покушения и т.п.), но рост произвола императоров привел к тому, что многие эти общие и важные категории не использовались в практике императорских судов. Однако впоследствии они оказали определенное влияние на развитие средневекового права Западной Европы, хотя королевская власть заимствовала из арсенала римского уголовного права прежде всего его карательные и репрессивные положения.

Комментарии (2)Обратно в раздел Право и Юриспруденция

Поиск по сайту
 









 





Наверх

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.
оформить кредит онлайн http://credit-perm59.ru/oformit-kredit-onlajn/ оформить кредит онлайн