Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты










Комментарии (3)

Карпенков С. Концепции современного естествознания: Учебник для вузов

ОГЛАВЛЕНИЕ

7.10. Растительный и животный мир

Разновидности  живых  существ

Со времен Аристотеля ученые делят мир живых существ на два царства – царство животных и царство растений. К животным обычно относят такие живые существа, которые питаются готовыми органическими соединениями, синтезируемыми зелеными растениями. Органическую пищу животные поглощают, поедая растения или других животных. В зависимости от уровня организации животных делят на две основные группы. Первая группа объединяет так называемые простейшие, или одноклеточные организмы (например, жгутиковые, инфузории и т. п.), вторая – многоклеточные (все остальные). В ходе развития органического мира у животных возникли двигательная, пищеварительная, дыхательная, кровеносная, нервная системы и органы чувств.
Большинство растений получают необходимые для жизни вещества в результате «поглощения» минеральных соединении. Растительные организмы, в отличие от животных, как правило, неподвижны. Так называемые зольные (неорганические) элементы питания они «всасывают» с помощью корневой системы. Поскольку содержание веществ, необходимых для жизни растений, на том или ином участке ограничено, растительные организмы постоянно меняют точки контакта со средой, например корневая система и крона деревьев растут и ветвятся на протяжении всей их жизни. Что касается животных, то, отыскивая пищу, они меняют место своего обитания. Размеры их тела увеличиваются лишь до определенного предела, характерного для данного вида.
Все живые существа – животные и растения – состоят из клеток. Из клеток строятся ткани, из тканей – различные органы и системы. Клетки животных и растительных организмов имеют примерно одинаковое строение. Важнейшей их частью является ядро. Удаление ядра из клетки приводит к ее гибели.
Ядро клетки окружено полужидкой субстанцией – цитоплазмой. Цитоплазма почти всех растений содержит небольшие белковые тельца – пластиды. В них заключен хлорофилл – вещество, придающее растениям зеленую окраску. Благодаря наличию хлорофилла растения способны осуществлять фотосинтез, в ходе которого растения, используя энергию солнечного света, превращают в органическое вещество громадное количество углерода (по подсчетам ученых, около 200 млрд т ежегодно). Создаваемое зелеными растениями органическое вещество служит продуктом питания для животных.
Основные структурные различия между животными и растительными клетками немногочисленны. Во-первых, животные клетки, в отличие от растительных (исключая низшие растения), содержат небольшие тельца – центриоли, расположенные в цитоплазме. Во-вторых, как уже говорилось, клетки растений имеют в своей цитоплазме белковые образования – пластиды, которых нет у животных. И в-третьих, клетки растений обладают упомянутой ранее клеточной стенкой, благодаря которой они сохраняют свою форму. Животные клетки располагают лишь тонкой плазматической мембраной и поэтому способны двигаться и менять форму.
Все живые организмы, т. е. растения и животные, характеризуются (в той или иной степени) определенными размерами и формой, обменом веществ, подвижностью, раздражимостью, ростом, размножением и приспособляемостью. Перечисленные выше свойства отличают живое от неживых объектов. Определить же, какие живые существа относятся к растениям, а какие к животным, совсем не так просто, как может показаться на первый взгляд. Конечно, знакомые большинству людей такие представители животного мира, как домашние животные, а растительного – различные виды деревьев, кустарников и трав, не вызывают особых затруднений.
Однако в природе существует ряд организмов, которые находятся как бы посреди двух царств – растений и животных. Для примера назовем простейшее одноклеточное существо эвглену зеленую. Она двигается как животное, а питается как растение. Таким образом, эвглена представляет собой как бы переходное звено между растительным и животным миром.
Существует также ряд растений, которые по образу питания аналогичны животным организмам. К их числу принадлежат: грибы, растущие на богатой перегноем (разлагающимся органическим веществом) почве; растения-паразиты, сосущие соки из других растений (например, повилика – из полевых растений и хмеля; омела – из дубов и фруктовых деревьев); насекомоядные растения (мухоловка, росянка).
Какие же свойства и различия живых организмов позволяют относить одни к растениям, а другие к животным? Мы уже их назвали при характеристике животных и растений. Повторим еще раз наиболее значительные: это, во-первых, различие в способе питания; во-вторых, в структуре клеток и их способности к росту (у растений, в отличие от животных, некоторые клетки сохраняют способность к активному росту на протяжении всей жизни растительного организма); и, в-третьих, различия в способности к движению: большинство растений прикреплено к одному месту, значительная же часть животных ведет подвижный образ жизни. Относительно данного признака существует ряд исключений: известно много животных организмов (например, морские кораллы, моллюски, речная губка и другие), которые всю свою жизнь остаются неподвижными. В то же время некоторые растения, подобно названной выше эвглене зеленой, постоянно находятся в движении.
Распутать сложную сеть родства организмов, определить степень их родства – вот задача, которую естествоиспытатели стремились разрешить в первую очередь. В результате неустанных поисков ученых в XVIII в. появилась классификация существ, не потерявшая своего значения до сих пор. Ее предложил великий шведский ученый-систематик Карл Линней (1707–1778). Самой маленькой систематической единицей у Линнея, а также во всех системах, которые создавались после него, стал вид.
Сегодня ученым известно, что на нашей планете имеется 31 род бактерий; 150 родов (1400 видов) сине-зеленых водорослей (общее количество видов водорослей достигает 40 тыс.); около 200 тыс. видов грибов;  около 16 тыс. видов лишайников; мхов – свыше 18 тыс. видов. Количество всех видов растений достигает 500 тыс. Причем не все еще виды растений удалось открыть, и кто знает, какие еще неожиданности ждут исследователей.
Еще больше на Земле животных. Простейших одноклеточных теперь известно около 15 тыс. видов; кишечнополостных – от 5 до 9 тыс.; червей плоских – 6500 видов; червей круглых – от 5 до 8 тыс.; червей кольчатых – от 5 до 7600 видов; млекопитающих – 12540 видов; птиц – 16 тыс.: пресмыкающихся и земноводных – 9 тыс., рыб – 20 тыс. видов. Видов позвоночных – около 70 тыс.; видов всех животных, населяющих Землю, – более полутора миллионов.
В свое время Линней заметил, что не все так просто укладывается в его систему. Невозможно было не обратить внимания на некоторые гибриды и помеси. Линней понимал, что весь живой мир в своем существовании проходит как бы ступени изменений. И хотя шведский ученый не считал себя сторонником эволюционного учения, позже его систематика многочисленными фактами помогла Дарвину создать теорию эволюции.
Постепенно становилось очевидным, что всю живую природу можно было бы сравнить с иерархической «лестницей» существ. На нижних ее ступенях – простейшие одноклеточные организмы, на верхних – бесконечно сложные существа, растения, животные и человек.
Могучим доводом в пользу того, что в процессе эволюции животные и растения менялись, явились данные палеонтологии. Ископаемые остатки животных и растений наглядно подтверждали их родство с современными живыми организмами. Но самыми удивительными для палеонтологов оказались встречи с живыми «ископаемыми», чудом уцелевшими на Земле до настоящего времени.
В 40-х годах нашего столетия во время кругосветного плавания с целью исследования океана судно «Галатея» осуществляло глубинное траление морского дна. Среди многих неизвестных ранее животных у берегов Мексики удалось выловить десять удивительных улиткообразных существ – неопилин. Они оказались тем звеном, которого недоставало в классификации моллюсков. Считалось, что неопилины вымерли 350 млн лет назад – задолго до динозавров. Второе звено – лингула, животное с раковиной, – обнаружено у берегов Японии. Непременно, ученым предстоит сделать еще множество новых открытий.

Особенности растительного и животного мира

Некоторые растения и животные отличаются удивительными качествами. Например, самое большое дерево в мире – акация гальпини (обезьянья колючка) достигает высоты 122 м и 44 м в диаметре у основания. Подобного рода великаны росли по берегам реки Мегалаквини в Южной Африке. Они погибли в результате пожаров и засухи в конце прошлого века. Высота сохранившейся до наших дней подобных акации не превышает 25 м. Известны своими гигантскими размерами австралийские эвкалипты: отдельные деревья достигают высоты 100 м. Один из путешественников в 1794 г. описал увиденный в Сенегале баобаб со стволом диаметром до 9 м. Ученый определил, что возраст гиганта – 5150 лет.
Гигантскими бывают не только деревья. В 1818 г. ботаник Жозеф Арнольди, путешествуя по сырым, не исследованным ранее лесам острова Суматра, случайно наткнулся на росший у корней дерева громадный ярко-красный цветок. Его диаметр был более метра. Цветок не имел ни стебля, ни листьев. Казалось, он вырос прямо из корня дерева. Пять мясистых лепестков, покрытых белыми бородавками, расположились вокруг толстого кольца, окружавшего центральную впадину, в которой находилось множество тычинок и пестиков. Цветок издавал ужасное зловоние. Преодолевая отвращение, ученый в течение нескольких дней наблюдал за жизнью необыкновенного растения. Но свои наблюдения закончить не успел: через две недели Арнольди умер от желтой лихорадки. Позже стало известно, что громадный цветок, получивший название раффлезии Арнольди и весящий около 6 кг, – паразит, сосущий соки из корней определенных пород деревьев.
Много легенд и мифов породили содержащиеся в растениях ядовитые и сильнодействующие вещества. В чаще смешанного леса средней полосы нашей страны можно встретить борец, или аконит, который в старину называли царь-травой. В его соке содержится яд аконитин. В одном из древнегреческих мифов говорится, что аконит вырос из пены, падавшей изо рта стража ада пса Цербера, когда Геркулес тащил его из бездны. Секрет травы – ее химический состав – известен современной медицине, а небольшие дозы яда аконитина используются сегодня в качестве лекарства.
Не менее диковинным и странным представляется нам нередко мир животных. Вряд ли можно встретить более странное животное, чем хамелеон. Хамелеоны обитают в Африке, на Мадагаскаре, один вид их обнаружен на Цейлоне. Хамелеон – это вид древесных ящериц с длинным и цепким хвостом. Оба глаза этого животного в своих движениях независимы друг от друга. Один может смотреть вверх, а другой в то же время вниз или вбок, или быстро вращаться. Такая подвижность глаз, не свойственная больше никому из пресмыкающихся, позволяет одновременно, не сходя с места, следить за жертвой и отыскивать лазейку среди ветвей. Пищу хамелеон добывает с помощью длинного языка. Но самое поразительное у этого существа, достигающего иногда 60–100 см, – изменение кожной окраски. Быстрая смена окраски помогает ему становится совершенно незаметным. При падении света через три-четыре минуты освещенная часть тела делается темной, а затемненные места остаются светлыми. В коже хамелеона особые пигментные клетки лежат в четыре слоя. Самый верхний содержит желтый пигмент с разбросанными красными клетками. Под ними слой клеток, воспроизводящий синий цвет. Еще глубже находится более равномерный, лишенный пигмента слой. Четвертый слой содержит коричневый пигмент. Цвет кожи регулируется центральной нервной системой и подчиняется ей посредством гормонов. Импульсы из мозга поступают в спинной мозг, оттуда в кожу и вызывают смену окраски кожных покровов.
Рассказ о диковинных двух царств природы мог бы продолжаться до бесконечности. Но каким же образом взаимосвязано все живое – и «диковинное», и «обыкновенное»?

Адаптация живых организмов

По мере того как мы знакомимся с жизнью ныне существующих видов, становится ясно, что каждый вид зависит еще и от других живых существ и от тех условий, в которых он обитает, т. е. от многих сложных взаимосвязей, географических особенностей, расположения материков и т. д., образовавшихся на протяжении более 3,5 млрд лет существования земной жизни. Закономерности взаимоотношений живых существ с окружающей средой изучает экология.
Все организмы, существующие на Земле, приспособились к определенному атмосферному давлению. Однако с помощью шаров-зондов удалось обнаружить споры бактерий и плесневых грибов на высоте 33 км, где давление значительно ниже. Бактерии живут в радиоактивных урановых рудах, в сероводородной среде, даже в таком ядовитом веществе, как концентрированный раствор хлористой сулемы. Бактерии были обнаружены и на глубине 4 тыс. м – в нефтеносных слоях и в горячих источниках, богатых борной кислотой. Живые организмы существуют и при гигантских давлениях – на глубине более 10 км, и в холоде вечных льдов Арктики и Антарктики.
И в знойной, казалось бы, совсем безжизненной Сахаре, где влажность достигает всего 0,5%, существуют 98 видов бактерий, 28 видов грибов и 84 вида водорослей. Живые существа могут иногда долгое время обходиться без воды. Обитающий в Северной Нигерии комар откладывает яйца в мельчайшие щели скал, заполненные водой; Когда маленькие лужицы высыхают, личинки комара приостанавливают свое развитие. Но стоит пройти новому дождю, и они как ни в чем не бывало оживают вновь. Дрожжи и несколько видов бактерий способны существовать даже в бескислородной среде. Личинки комара хирономуса живут и развиваются в воде, содержащей в тысячу раз меньше кислорода, чем обычный воздух. В воде некоторых водоемов бывает в 2 тыс. раз меньше кислорода, чем в воздухе, но и там есть жизнь.
Все живые существа обладают колоссальным биотическим потенциалом, иначе говоря, способны размножаться с такой скоростью, что, если бы их размножению ничто не препятствовало, они наводнили бы собой всю биосферу.
Что же противодействует такому перенаселению? Почему, несмотря на удивительную приспособленность к неблагоприятным условиям, живые организмы все-таки гибнут?
Голод, несчастные случаи, стихийные бедствия, болезни, уничтожение одних видов другими – все вместе взятые причины такого рода называют сопротивлением среды. Каждый вид должен был выработать такие качества, которые позволяли бы ему преодолевать сопротивление среды. На протяжении миллионов или даже миллиардов лет возникала адаптация – приспособленность к окружающим условиям, или та знаменитая «целесообразность», которая поражает воображение и кажется порой сверхъестественной. Каждая из адаптации появилась в результате того, что среда постоянно отсеивает неблагоприятные наследственные изменения, появляющиеся у всех без исключения видов растений и животных. Действие естественного отбора не прекращается ни на минуту: выживают только наиболее приспособленные.
Экологи изучают различные типы приспособляемости, и уже выявлены некоторые закономерности, помогающие понять это чудесное свойство всего живого. Известны три основных типа адаптации: структурные – изменения окраски, строения тела, отдельных органов и т. п.; физиологические и поведенческие.
Структурным, например, является приспособление, возникшее за короткий срок (несколько десятилетий) у бабочки березовой пяденицы в Англии. До 1850 г. в стране были известны только светлые березовые пяденицы – под цвет лишайников, покрывающих стволы деревьев. После того как лишайники основательно прокоптились фабричным дымом, светлая пяденица стала вытесняться темной, менее заметной для ее врагов.
Физиологические адаптации внешне незаметны, но они обеспечивают такую же приспособляемость, что и структурные. Удивительно, например, строение черепа маленького зверька – двуногой мыши (дипадемус), обитающей в Мексике. В черепе дипадемуса находятся две большие слуховые камеры, превосходящие по своим размерам полость, заполненную мозгом. Звуковые колебания усиливаются в камерах-резонаторах, и зверек может различать звуки частотой всего в 2 Гц (человеческое ухо воспринимает звуки от 16 до 20 000 Гц). Идеальный слух и быстрые ноги позволяют дипадемусу успешно избегать нападений ночных птиц и змей.
Третий тип адаптации – поведенческие. Мотылек с полосатыми крыльями весь день сидит неподвижно на полосатых листьях лилии. Полосатые крылья – структурная адаптация, а выбор наиболее безопасного положения на листьях – это уже адаптация поведенческая: мотылек всегда садится так, чтобы полоски на его крыльях были параллельны полоскам на листе, тогда он почти незаметен.

Взаимозависимость живых организмов

Группу организмов, относящуюся к одному или близким видам и занимающую определенную область, в экологии называют популяцией. Популяции входят в состав биоценозов – совокупностей растительных и животных организмов, населяющих участок среды обитания.
Одна из важнейших задач экологии – выяснить, почему те или иные растения и животные образуют данный биоценоз, каково их влияние друг на друга и каким образом человек может регулировать их взаимоотношения в собственных интересах. И хотя на первый взгляд жизнь в сообществах кажется недоступной пониманию, многие ее закономерности уже удалось выяснить. Оказалось, что все поразительное разнообразие живых существ в сообществах, утонченность их адаптации и удивительно сложное поведение в конечном счете сводятся к получению каждым организмом своей доли энергии из пищи, поток которой направлен от одного члена сообщества к другому.
Каналы, по которым через сообщества постоянно протекает энергия, называются цепями питания. Каждое звено цепи – своего рода трансформатор, использующий некоторую часть энергии, первоначально накопленной растениями для своего собственного существования и размножения, и передающий ее следующему звену.
Сложнейшая цепь взаимных зависимостей образует устойчивую систему, в которой происходит круговорот веществ между живыми и неживыми ее частями. Озеро, лесной массив, поле, даже аквариум с тропическими рыбами, зелеными водорослями и моллюсками – все это экологические системы (экосистемы).
Классический пример экосистемы – озеро или пруд. Живые его элементы (к неживым относят воду с растворенными в ней кислородом, углекислотой, неорганическими солями и т. п.) могут быть разделены на группы в зависимости от их участия в поддержании экосистемы в качестве устойчивого целого.
Первая группа – растения, создающие органические соединения из простых неорганических веществ. Энергию для этого синтеза они получают от Солнца.
Вторая группа – организмы-потребители: насекомые, ракообразные, рыбы и т. д. Среди них – так называемые первичные потребители, которые питаются растениями, и вторичные – плотоядные, питающиеся первичными потребителями. Наконец, третья группа организмов – бактерии и грибы, разлагающие органические соединения, останки умерших организмов до простых неорганических веществ, используемых потом зелеными растениями. Так в каждой экосистеме совершается круговорот веществ.
В природе взаимоотношения различных видов животных, растений крайне многообразны. Бывает так, что одни виды помогают другим (например, на панцирях многих крабов обитают кораллы или актинии, помогающие крабам маскироваться). Простейшие жгутиковые, живущие в кишечнике термитов, выделяют фермент, без которого термиты не могли бы нормаль но переваривать древесину и расщеплять ее до сахаров. Некоторые виды бабочек, например бражник (рис. 7.13), пчелы и многие другие насекомые, добывая нектар, опыляют цветки растений. Вместе с тем далеко не все отношения между различными видами можно назвать добрососедскими. Они приобретают диаметрально противоположный характер, когда, например плесневые грибы подавляют рост бактерий, хищник уничтожаем жертву, а паразит губит хозяина. Однако и они не всегда вредны для вида в целом: под влиянием естественного отбора в природе устанавливается необходимое равновесие. А если такое равновесие искусственно нарушается, это приводит к поистине поразительным результатам.
Концепции современного естествознания
Раньше к некоторым видам животных или растений было принято применять термин «вредный» или «полезный»: сорняк на поле, где растет пшеница, – «вредный»; кошка, уничтожающая мышей, – «полезная» и т. п. Сейчас ни у кого не вызывает сомнений что для нормального существования сообществ нужны различные их звенья, независимо от того, вредны они или полезны для человека.
На северном склоне Большого Каньона в Колорадо (США) уничтожили волков, для того чтобы увеличить количество оленей. Однако олени беспрепятственно размножались, и скоро их стадо возросло до 100 тыс голов. Пищи для такого количества животных оказалось недостаточно, и олени стали гибнуть от голода. В конце концов их поголовье уменьшилось в 10 раз по сравнению с первоначальным. При выяснении причин гибели животных оказалось, что, когда в этом районе существовали волки, среди оленей поддерживалось устойчивое равновесие, при котором их число соответствовало  запасам пищи.
Большинство сообществ непрерывно меняется – и от сезона к сезону, и изо дня в день, и даже каждую минуту. Сообщество может состоять в основном из животных или, наоборот, из растений. Общую картину жизни сообщества создают несколько наиболее крупных, многочисленных или наиболее активных видов. Изменения, происходящие с сообществом на любой стадии его развития, затрагивают большинство входящих в него организмов. Появление новых растений или животных сопровождается изменениями внешней среды, которые, как правило, благоприятны для новых видов и неблагоприятны для старожилов. Постепенно перестройка в биоценозе замедляется, и он достигает равновесия. Но достигнутое равновесие тоже временно.
Даже коралловый риф – один из наиболее стабильных биоценозов – и тот подвержен значительным изменениям. При каждом продолжительном поднятии или понижении уровня моря, при каждом медленном перемещении земной коры сам коралл, являющийся основанием гигантского биоценоза рифа, может полностью погибнуть. Поэтому точнее говорить не об общем равновесии в природе, а о великом множестве равновесий в мире живых существ.
Олицетворением совокупности всех равновесий в живой природе могли бы быть не весы, покоящиеся на точке опоры, а скорее помещение, полное часов всех сортов и размеров, маятники которых непрерывно меняют амплитуду колебаний – из года в год и от минуты к минуте. И тем не менее все эти часы, несмотря на сильное воздействие извне, ухитряются показывать примерно одинаковое время, а амплитуда колебаний их маятников меняется лишь в строго ограниченных пределах. Изменчивость, а не неизменность – вот ключ к пониманию мира живых существ и вот что делает эту небольшую планету под Солнцем столь привлекательной для жизни на ней.
Плодотворное исследование экологических закономерностей требует привлечения ученых различных специальностей. Даже самый простой пруд настолько сложен как экосистема, что для понимания всех происходящих в нем процессов необходимо участие ботаников, ихтиологов, гидрологов, гидрофизиков, энтомологов и т. д. Чтобы взглянуть на изучаемый пруд как на единое целое (а это иногда бывает необходимо из чисто практических интересов, не говоря уже о теоретических), приходится обобщать исследования представителей разных наук.
В последнее время мы все чаще слышим разговоры о новых больших пограничных областях знания – биофизике, биохимии, физической химии и т. д. Эти науки возникают как бы на стыке нескольких дисциплин, физики и биологии например (биофизика). Одним из таких стыков естественных наук является биолого-математическое моделирование. Как известно, окружающий нас мир поддается количественному описанию. Перефразируя известное изречение И.М. Сеченова, можно сказать, что все от блеска дальних звезд, шума океанского прибоя и полета пчелы до первого крика ребенка, вдохновенного танца балерины и творческой мечты ученого можно описать количественно. Конечно, от этого «можно» до реального «описано» путь долгий и трудный, но он вполне преодолим современной научной и технической мыслью.
Особенно сложны для математического описания живые организмы и их системы, ибо они ни на секунду не остаются в покое, а все время меняют свое состояние. Однако благодаря использованию ЭВМ сегодня стало возможно и их моделирование. В создаваемой математической модели должны быть отражены все изменения биологического объекта, в противном случае модель будет неверной.
Однажды, когда группа ученых решала вопрос о наиболее рациональном использовании одного из озер (предлагалось использовать его или для разведения рыбы, или для водоснабжения близлежащего поселка, или предоставить озеро в распоряжение туристов и т. п.), было решено обратиться «за советом» к ЭВМ. Машина, суммировав все наблюдения специалистов, взвесив все «за» и «против», дала несколько неожиданную рекомендацию: озеро не трогать, оставить его таким, как оно есть.
Человек, являясь частью природы, не может долго пренебрегать биологическими законами, рано или поздно человечество должно решить проблему охраны природы на научной основе. Люди могут вырубить лес или перекрыть реку, но они не в состоянии отменить законы, управляющие жизнью на Земле, поддерживающие в равновесии многочисленные формы жизни. Поэтому сегодня перед людьми всего мира стоит задача не только расширять свое знание законов природы и ее эксплуатацию, но и сохранить уникальный растительный и животный мир Земли для будущих поколений.

7.11. Человек - феномен природы

Физиологические особенности человека

С биологической точки зрения появление человека разумного – вполне ординарное событие. Но человек – носитель разума, мысли, это особый феномен природы.
Изменение биологического состояния, приведшее к пробуждению мысли, не просто соответствует критической точке, пройденной индивидом или даже видом. Будучи более обширным, это изменение затрагивает саму жизнь в ее органической целостности, и, следовательно, знаменует трансформацию, затрагивающую состояние всей планеты.
На протяжении 1–2 млрд лет в биосфере шел направленный процесс развития, и он никогда не поворачивал вспять. В ходе такого процесса сформировался мозг, материальная основа разума. Элементы разумного поведения проявляют высшие животные и некоторые птицы. Но полноценное проявление разума в биосфере присуще только человеку, так как лишь в его социальном сообществе сформировалась, а затем с ускорением во времени развивалась коллективная память, названная В.И. Вернадским научной мыслью.
Научная мысль – это созданный человеком разумным на определенной стадии его развития независимый от отдельной особи коллективный аппарат сбора, накопления, обобщения и хранения знания. И только человек в состоянии использовать данный аппарат для решения своих практических проблем. Научная мысль в сочетании с трудовой деятельностью человека стала великой геологической силой, способной преобразовать биосферу.
«Научная мысль как проявление живого вещества по существу не может быть обратимым явлением – она может остановиться в своем движении, но, раз создавшись и проявившись в эволюции биосферы, она несет в себе возможность неограниченного развития в ходе времени», – так писал В.И. Вернадский.
Преимущество человека перед другими высшими животными должно быть закреплено в материальном носителе разума – мозге. Чем же мозг человека отличается, например, от мозга его ближайших родственников – приматов? Как им это ни покажется странным, но сравнительно недавно специалисты не могли обнаружить принципиальных различий в строении мозга человека и шимпанзе. Выделить такие отличия удалось только на новом уровне понимания строения и функционирования мозга, достигнутого в последние 30–40 лет. Выяснено, что простейшей структурной единицей мозга служит не нервная клетка (нейрон), как считалось раньше, а структурный ансамбль таких клеток со сложными, но фиксированными разветвлениями взаимосвязей. Один ансамбль обычно управляет (или анализирует) одним процессом или одной функцией организма.
Эволюция мозга, его усложнение идет не только и не столько за счет количественного роста нервных клеток (хотя такой рост имеет место), сколько за счет растущей организованности, упорядоченности как отдельных структурных ансамблей, так и центров, объединяющих отдельные функции в сложные поведенческие реакции. Новообразования мозга никогда не создают изолированных «молодежных» ансамблей. Структурные единиц развиваются в форме вертикальных колонок, включающих как клетки древних отделов мозга, расположенные в нижних пластах, так и клетки более молодых образований, располагающиеся над этими пластами. Количественное увеличение ансамблей происходит главным образом путем перестройки старых отделов и использования освобождающихся нервных клеток, а качественные изменения инициируются усложнением связей, увеличением их числа и широтой охвата связями клеток всего структурного ансамбля.
Структурные ансамбли мозга человека и приматов, ведающие такими функциями, как зрение, слух, двигательные реакции рук и тела, практически не различаются между собой. Существенные отличия выявлены в размерах и связях структурных ансамблей, ведающих у человека речью и двигательными реакциями рук, особенно кистей, чем определяется способность человека к трудовой деятельности. У человека выделяются лобные доли, которые согласно сложившимся представлениям осуществляют интеграцию различных функций мозга в целенаправленные поведенческие реакции, а также участвуют в ассоциативных и обобщающих мыслительных процессах. У человека рекордная для представителя животного мира относительная площадь лобных долей мозга, достигающая 25%. Комментарии здесь излишни.
Отметим еще одно характерное обстоятельство. Строение ансамблей нервных клеток, их связи в мозгу программируются генетическим аппаратом. Развитость речевых и двигательно-трудовых структурных ансамблей мозга человека наследуется детьми от родителей. Но наследуется не речь и не трудовые навыки как таковые, а лишь потенциальная возможность их последующего приобретения. Генетические возможности реализуются только при условии, что с раннего детства конкретный ребенок воспитывается и обучается в сообществе людей, в постоянном общении с ними. Сказка Киплинга о маленьком Маугли, воспитанном волками и другими благородными животными джунглей, а затем, уже зрелым юношей, вновь вернувшемся в «человеческую стаю» –только красивая сказка. Редкие реальные случаи подобного рода показывают, что человеческое дитя, силой обстоятельств вырванное из людского сообщества и выжившее в джунглях, вернувшись через много лет к людям, уже никогда в полной мере не сможет овладеть речью, приобрести достаточно сложные трудовые навыки, необходимые для сознательной деятельности. Генетический потенциал ограничен во времени жесткими возрастными рамками. Если сроки пропущены, потенциал погаснет, а человек остается на уровне того же примата.
В истории человечества немало примеров, показывающих, что не только отдельная личность, но и целые сообщества людей обязаны вести непрекращающуюся борьбу за овладение, сохранение и приумножение того, что выделяет людей из животного мира. Малейшее ослабление усилий или, что еще хуже, сознательное пробуждение в людях низменных начал в ущерб разуму с поразительной быстротой ведут к потере культурных завоеваний, к возрождению дикости и агрессивности даже в условиях технической развитости.

Социологические аспекты

Человек как субъект отношений и сознательной деятельности представляет собой личность. Личность – неотъемлемая составляющая общества. Проблемы взаимоотношений личности и общества, а также закономерности массового поведения людей изучает социология. Попытки объяснения особенностей общественной жизни возникли еще в античные времена (Платон, Аристотель и др.). Аристотель, например, считал, что человек рождается политическим существом и несет в себе инстинктивное стремление к совместной жизни. В практике социальных отношений средневековых мыслителей (Августин, Боссюэ) преобладало божественное начало: вся история человечества носит характер борьбы царства благодати с царством зла.
Мыслители XVII–XVIII вв. рассматривали историю общества как продолжение истории природы и стремились вскрыть естественные законы общественной жизни. Такой подход связан с развитием науки того времени, с поиском единых, универсальных законов мира. Жизнь общества уподоблялась жизни природы. Если исходным звеном в цепи природных процессов являются атомы, то подобным атомом в общественной жизни представляется человек. Как ни резко различаются между собой люди, их объединяет общая цель – стремление к самосохранению. Такая цель рождает страсти, составляющие своего рода пружину поступков людей; они управляют поведением людей с такой же математической точностью, как физические силы определяют движение природных тел. Действия людей строго закономерны. Свобода в поведении человека, по образному выражению нидерландского философа Спинозы (1632–1677), равносильно свободе камня, приведенного в движение по законам механики и «воображающего», что он движется «по собственному желанию».
Французский философ-просветитель Кондорсэ (1743–1794) полагал, что в основе общественных отношений лежит безграничное совершенствование знаний. «Способность человека к совершенствованию, – писал он, – действительно безгранична, рано или поздно настанет момент, когда Солнце будет освещать Землю, населенную только свободными людьми...» Он писал, что человеческий прогресс подчинен определенным общим законам, знание которых помогает предвидеть, направлять и ускорять дальнейшее развитие.
Широко известно высказывание французского философа Гольбаха (1723–1789): «Излишек едкости в желчи фанатика, разгоряченность крови в сердце завоевателя, дурное пищеварение у какого-нибудь монарха, прихоть какой-нибудь женщины являются достаточными причинами, чтобы заставить предпринимать войны, чтобы посылать миллионы людей на бойню, чтобы разрушать крепости, превращать в прах города, чтобы погружать народы в нищету и траур, чтобы вызывать голод и заразные болезни, и распространять отчаяние и бедствие на длинный ряд веков».
Значительный вклад в развитие социологических идей внес выдающийся мыслитель, немецкий философ Георг Гегель (1770–1831), создавший теорию диалектики. Он считал, что люди творят историю не по собственному произволу, а по необходимости. В истории господствуют закономерность и порядок. История – единое целое, в котором каждая ступень лишь определенное звено. Гегель подчеркивал, что развитие общества носит поступательный характер, что в нем обнаруживается прогресс в сознании свободы, а не просто изменение. «Развитие,– писал Гегель,– является движением вперед от несовершенного к более совершенному, причем первое должно быть рассмотрено не в абстракции, лишь как несовершенное, а как нечто такое, что в то же время содержит в себе свою собственную противоположность, так называемое совершенное как зародыш, как стремление».
Открытый Гегелем закон отрицания отрицания позволил разделить проблему противоречия между поступательным движением и повторением, возвратом к старому, а глубокое понимание диалектики количественных и качественных изменений давало возможность понять, как новое в истории возникает из старого и как оно в свою очередь стареет и сменяется новым.
Некоторые ярые сторонники материализма видели в диалектическом понимании общественных отношений идеалистический подход, противопоставляя поступательному развитию общества идею искусственного вторжения в естественный процесс развития, надеясь на успешное решение социальных проблем. Однако, как показал исторический опыт, такая идея противоестественна: она ведет к деградации общества, а вместе с ним и личности. Диалектическое понимание развития общества нацеливает каждого человека на созидательную деятельность и кропотливый творческий труд.

Эстетическое восприятие и красота природы

В трудовой деятельности, в процессе развития общественных отношений и практики художественного творчества человек в течение длительного времени выработал ценнейшую способность эстетического отражения действительности – этой существенной и богатейшей сферы сознания, без которой при прочих равных условиях живое существо не есть собственно человек, человек культурный и эстетически воспитанный.
В человеке от природы заложена удивительная способность творить красоту. Человек способен эстетически воспринимать волнующие своей красотой явления природы, прекрасное и безобразное, трагическое и комическое, величественное и низменное в общественной жизни. Однако можно встретить людей, в силу тех или иных причин утерявших такую способность. Такие люди считают героическим поступком сделать хулиганские надписи на школьной парте, изрисовать подъезды и совершить другие недостойные поступки. Подобными действиями они противопоставляют себя окружающим людям, проявляя при этом неуважение к обществу, к достоинству человека и, следовательно, к самому себе.
Эстетическое сознание выражается множеством категорий: удовольствие, наслаждение, очарование, восторг, упоение и т. п. Какова психологическая тайна эстетических чувств и в чем заключается эстетическое восприятие, например, многоцветной радуги на небе либо волнующей картины раннего восхода солнца? На эти вопросы пока нет однозначного ответа. Ясно одно: только эстетически воспитанный человек может испытывать истинное восхищение от прекрасного пения соловья, от багрового солнечного заката, от чарующей музыки Моцарта. Такое воспитание начинается с рождением ребенка, который сам по себе удивительное и прекрасное создание природы и в котором заложена естественная потребность испытывать восторг и восхищение при виде всего того, что окружает нас.
Является ли человек единственным существом, способным воспринимать и творить красоту? Ответ на данный вопрос может быть разным. Глядя на беседковых птиц (живущих в Австралии и Новой Гвинеи) с их удивительно прекрасным оперением и на построенную ими беседку, украшенную раковинами, цветами и другими яркими предметами (см. рис. 7.14), можно однозначно и с восторгом утверждать: человек безусловно способен творить прекрасное и восхищаться им, но, и сама природа способна творить не менее удивительные чудеса.

Концепции современного естествознания
.

Комментарии (3)Обратно в раздел Наука


Поиск по сайту
 









 





Наверх

Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки. sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.