Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты







Ваш комментарий о книге

Соколова М. История туризма

ОГЛАВЛЕНИЕ

3.2. Развитие путешествий в XIX — начале XX вв. Первые туристские организации

С точки зрения развития туризма XIX в. был рубежным. Даже формально само слово «турист» возникает в начале этого века. Оно появляется на страницах книги англичанина Педжа, который констатировал, что «путешественника в наши дни называют туристом» (atravellerisnowdayscalledatourist). Нет ничего удивительного в том, что термин вводится, по всей вероятности, англичанами, хотя, фактически, одновременно он начинает использоваться и жителями материковой Европы. Еще с конца XVIII в. в Англии возникла, как указывалось, мода на путешествие по Европе молодых людей по окончании школы. Со временем масштабы этого явления увеличились. В 1888 г., например, Ла-Манш пересекли полмиллиона англичан. Очевидно, что не все покидали туманный Альбион как туристы. Расширяя колониальную империю и осваивая новые рынки, английское правительство, в основном, делало ставку на предпринимателей и торговцев, а также колониальную администрацию, которые «прокладывали» путь туристам. Благодаря этим социальным стратам создавались «колониальные кварталы» в восточных странах, которые по уровню комфорта начинали постепенно соответствовать европейским стандартам. Да и в самой Европе все больше стало появляться «отелей», которые, возникнув еще в XVII в., отличались от обычных постоялых дворов большим набором и качеством услуг, в частности тем, что у каждого постояльца была своя отдельная спальня.
Почему же Англия становится пионером в области туризма? Этот факт в значительной мере объясняется тем, что именно в этой стране первой в мире начинается промышленный переворот.
Промышленный переворот, являясь основой, на которой возникает современная мировая цивилизация, представляет собой комплекс экономических, социальных, политических и идеологических сдвигов, этап модернизации. По своему значению по тем-
203

пам развития, по сдвигам в различных отраслях жизни его нередко сопоставляли с революцией. В области экономики он характеризуется возникновением крупной фабрично-заводской промышленности на основе машинного производства, дальнейшим ростом научно-технического прогресса (НТП), урбанизацией, новыми формами организации производства и торговли, крушением роли ручного труда и т.д.
Это период бурного развития производительных сил, возможность покончить с экономической стагнацией и отсталостью. Прекращается прямая зависимость от природных условий. А.Тойнби считал, что «сущность промышленного переворота в замене средневековой системы регулирования и регламентации... конкуренцией» [7].
Промышленный переворот начался в Англии в последней трети XVIII в., а завершился в этой стране к середине XIX в. Он принимает здесь наиболее отчетливо выраженную форму, как бы классическую. В Англии уже с XVI в. у отдельных лиц начали накапливаться значительные состояния. Не было больших проблем с первоначальным накоплением капитала, кроме того, был неплохо развит внутренний рынок, эти тенденции усиливались колониальной торговлей. Непосредственные производители были отделены в массе своей от средств производства. Это вело к образованию рынка наемных рабочих. В стране не было абсолютизма, политические структуры не мешали развитию производства и свободной конкуренции.
Для нашей же темы крайне важно, что именно в Англии возникает новый вид передвижения — железная дорога. Горный инженер Ричард Тревитик предложил использовать паровые двигатели для перемещения повозок по рельсам. В 1804 г. он построил первый паровоз «Нью Касл». Этот паровоз мог перемещаться со средней скоростью около 8 км/ч и тянул вагоны, вмещавшие в общей сложности 70 пассажиров. В 1808 г. в пригороде Лондона на пустыре был устроен следующий аттракцион. По деревянным рельсам по кругу ходил паровоз «Догони меня, кто сможет», а пассажиры сидели в открытых вагонах. Но самым знаменитым инженером-железнодорожником считается опять же англичанин Джордж Стефенсон, именно благодаря ему в 1825 г. была построена первая общественная рельсовая дорога между Ливерпулем и Манчестером. Паровоз «Ракета», сконструированный Стефенсоном вместе с сыном, мог развивать скорость до 48 км/ч*.
Характеризуя развитие туризма до XIX в., можно сказать, что он развивался не благодаря, а, скорее, вопреки той инфраструктуре, которая существовала в то время. Оценил достоинства же-
* Россия не осталась в стороне от железнодорожного бума. В 1916 г. была закончена самая длинная в мире железная дорога. Это — Транссибирская магистраль, протянувшаяся от Москвы до Владивостока на 9297 км.

лезной дороги для развития туризма легендарный Томас Кук. Именно с 1841 г., с массовой поездки «с целью прогулки», в которой приняло участие 600 человек, можно начать отсчитывать эру современного туризма. Т. Куку принадлежат слова: «Мы должны иметь железную дорогу для миллионов». Туризм возможно развивать лишь при развитии средств транспорта и мирохозяйственных связей в целом.
Уже через три года предприимчивый председатель квакерского Общества трезвости и проповедник Т.Кук заключает соглашение с MidlandRailwayCompanyоб оптовых скидках на билеты для туристических групп; С 1847 г. его контора распространяет специальные билеты как на групповые, так и на индивидуальные экскурсии в городах Англии, а затем и Европы. Быстрая реакция Т. Кука на любые новшества на ниве туристских услуг вызывает восхищение.
Открытие 4 октября 1869 г. Суэцкого канала было превращено в туристическое шоу. Первым кораблем, вошедшим в канал, был французский «Орел», на его палубе находилась императрица Евгения. Российский клипер «Яхонт» с русским послом в Константинополе был также в числе первых. При входе в канал каждое судно встречалось салютом и отвечало на него. Дж. Верди заказали оперу: так была создана «Аида». На торжественную церемонию было приглашено 500 поваров и 1000 лакеев.
Надо отметить, что сразу же после 48 торжественно украшенных официальных кораблей, которые следовали в установленном порядке, был организован и туристский маршрут Томасом Куком.
Бюро Т.Кука предлагало туристу полный комплекс туристических услуг. Для туристов бронировались гостиницы, действовали различные скидки, разрабатывались новые маршруты, в том числе и паломнические — в Палестину, и экзотические, например в Крым и на Кавказ.
Даже сам проезд по железной дороге вскоре был превращен в туристское путешествие. В 1883 г. от парижского вокзала отошел необычный поезд, направлявшийся в «далекую» Румынию. Он имел два роскошных спальных вагона, вагон-ресторан и курительный салон. По прибытии в пункт назначения пассажиров принял король Румынии Кароль. Так завершился первый рейс «Восточного экспресса». В наши дни этот поезд, роскошный, как и прежде, курсирует между Лондоном и Венецией с остановками в Париже, Цюрихе, Инсбруке и Зальцбурге. Он состоит из 11 спальных вагонов и трех вагонов-ресторанов. Пассажиры могут слушать в баре музыку не в записи. В каждом купе имеется горячая вода, кровать, мыло и писчая бумага.
Эстафету Англии в деле развития массового туризма перенимает Швейцария. Деятельность ее многочисленных агентств по распространению специальных афиш, плакатов, листовок о предла-

гаемых туруслугах с 80-х гг. XIX в. приобретает паневропейский характер. В конце же XIX в. во всех европейских странах создаются многочисленные общества, специализирующиеся на туруслугах и их рекламе. Во всех сколько-нибудь солидных газетах появляются рубрики, дающие информацию о путешествиях и их маршрутах.
Необыкновенной популярностью начинают пользоваться путеводители. Выпуск путеводителей в начале XIX в. «поставил на поток» английский издатель Дж. Марри. Но вполне заслуженная слава в этом вопросе пришла немецкому издателю Карлу Бедекеру, чье имя стало нарицательным*. К. Бедекер основал издательскую фирму в 1827 г., где начал выпускать путеводители по английскому образцу. А в 1846 г. его путеводители стали издаваться на основных европейских языках. Качество их было высоким, так как для их составления привлекали различных специалистов: историков, искусствоведов, географов, а также литературоведов.
К началу XX в. туризм становится частью жизни европейцев. В швейцарском справочнике по народному хозяйству за 1905 г. отмечено следующее: «Туризм — феномен новейшего времени, возникший вследствие усиления потребности в восстановлении сил и перемене климата, пробуждении эстетического интереса к произведениям искусства и природным ландшафтам, стремление к общению с природой» [49]. Туризм был явлением строго социальным. Только горожане, но никак не сельские жители принимали участие в туристских мероприятиях. Урбанизация шла слишком активными темпами, и, чтобы избежать излишних экологических и психических нагрузок, городские жители «изобретают» различные виды туризма.
Так появляется дачный туризм. Социал-демократами Австрии, первоначально в Вене в 1895 г., а затем и в Германии и Швейцарии, для рабочих создается специальная организация — «Друзья природы». Она организовывала для рабочих коллективов заводов и фабрик «поездки выходного дня». Этот выезд за город с членами семьи, сопровождавшийся экскурсией по памятным местам, был ярким туристским мероприятием. Молодежь Германии в начале XX в. создает союз «Перелетные птицы». Члены этого союза путешествовали не только по Германии, но маршруты их походов, как правило, пролагались по сельским местностям, так как Wandervogel, как они себя называли, хотели быть как можно ближе к природе. В походах они нередко вели краеведческие исследования, с удовольствием по вечерам у костров исполняя народные песни. С ростом популярности спорта стали появляться, с середины XIX в. в Англии, а с конца века в других европейских странах, разнообразные спортивные клубы и общества:циклистов (велосипедистов), горные (альпинистов) и др.
* Бедекерами стали называть путеводители для туристов по разным странам.

В европейских странах, в частности в Германии, стал развиваться познавательно-пешеходный туризм. Во время выходных дней жители прирейнских городов стремились не только на природу, но старались по мере возможности посетить старинные замки, узнать исторические подробности, связанные с их прошлым, возможно, что и воскресить какие-нибудь традиции*.
В XIX в. научные программы по исследованию различных регионов нашей планеты принимают все более организованный и планомерный характер.
Выдающийся немецкий естествоиспытатель, географ и путешественник, кто более других понимал связь между географией и другими естественными науками, Александр Гумбольдт (1769 — 1859) родился в Берлине. Уже в детстве за любовь к изучению растений в фамильном парке замка Тегель его прозвали «аптекарь», что было в то время синонимом слова «ученый». Получив отличное образование в лучших немецких университетах, он в двадцать лет совершает свое первое путешествие — по Западной Германии. Итогом этого путешествия была научная работа о рейнских базальтах.
Познакомившись во время своей поездки по Европе с участником кругосветного плавания Дж. Кука натуралистом Георгом Фостером, он все больше укрепляется в желании заниматься научными исследованиями в дальних странах. После проведения орографических работ на Пиренейском полуострове А. Гумбольдт был представлен королю, который милостиво разрешил ученому провести исследовательские работы в испанских владениях в Америке и Тихом океане.
В 1799 г. молодой ученый отправляется в свое первое заморское путешествие. Прибыв на Канарские острова, А. Гумбольдт побывал на острове Тенерифе и не смог отказать себе в удовольствии подняться на пик Тейде. «Почти все естествоиспытатели, — сообщал в письме ученый, — направляющиеся (как и я) в Вест-Индию, имели время только на то, чтобы добраться до подножия этого колоссального вулкана и полюбоваться восхитительными садами бухты Пуэрто-Оротава. На мое счастье, наш фрегат «Пис-саро» простоял шесть дней. Я подробно изучил горные породы, слагающие пик Тейде... В два часа ночи, при свете луны, мы двинулись в путь к вершине; несмотря на сильный ветер, на раскаленную почву, жар которой ощущался сквозь ботинки, и несмотря на пронизывающий холод, мы достигли ее к восьми часам утра. Не стану описывать вам открывающееся величественное зрелище вулканических островов Лансароте, Гран-Канария, Гомера, расстилавшихся под нами; пустыню площадью в двадцать квадратных лье, покрытую пемзой и лавами, где не увидишь ни одного
* Как иллюстрацию к этому можно привести «Путешествие по Гарцу» Г. Гейне, написанное в 1826 г.

насекомого, ни одной птицы; пустыню, отделяющую нас от густых лавровых лесов и зарослей вереска, от виноградников под сенью стройных пальм, от банановых рощ и куп драцены с корнями, купающимися в волнах» [48]. Именно здесь А.Гумбольдт впервые задумался о связи растительности с климатом. В июле корабль прибыл в Венесуэлу.
Путешествие А. Гумбольдта по Венесуэле стали называть вторым — научным — открытием Америки. Ученый изучал флору и фауну, климат и орографию, геологию и минералогию этого края, вел астрономические наблюдения за звездами в южном полушарии. «Моя главная цель — физика мира, строение земного шара, анализ воздуха, физиология растений и животных, наконец — общие отношения органических существ в неодушевленной природе, — эти занятия заставляют меня охватывать много предметов сразу», — констатировал ученый.
Первое путешествие А. Гумбольдта закончилось исследованием южных районов Сан-Доминго (Гаити) и Ямайки. Затем он прожил некоторое время на Кубе, составив карту берегов острова, занимаясь астрономическими наблюдениями и проводя различные опыты по усовершенствованию сахароварения. Удалось исследователю посетить и Бразилию, где их с почетом встречали знатнейшие лица городов.
А. Гумбольдт предпринимает поход в глубь страны. Исследует Центральные Анды, что было трудным и опасным предприятием, как явствует из его письма брату. «Мы поднялись, двигаясь вдоль ужасных пропастей, на гребень Кордильер, и таким путем добрались в Пасто, расположенный у подножия грандиозного вулкана», который надо было осмотреть. «Первое путешествие (к кратеру вулкана. — М.С.) я совершил вдвоем с индейцем... Мы чуть не погибли. Индеец провалился по грудь в трещину, и мы с ужасом увидели, что шли по мосту смерзшегося снега; в нескольких шагах от нас зияли сквозные отверстия. Сами того не зная, мы очутились на своде, нависшем над кратером... Чтобы лучше рассмотреть дно кратера, мы легли на живот. Вряд ли можно себе представить что-либо печальнее, мрачнее и страшнее увиденного нами зрелища... Внутри совершенно черно: но бездна так огромна, что можно различить вершины нескольких расположенных в ней гор, находящихся, вероятно, в трехстах саженях ниже нас; судите же, на какой глубине находятся их основания!» Когда они совершили восхождение на вулкан Антизана до высоты более 3000 м, то из глаз, губ и десен, участвовавших в этой экспедиции стала выступать кровь, и им пришлось прекратить восхождение.
Казалось, никакие трудности не могут остановить ученого, желавшего все увидеть своими глазами, самому провести необходимые измерения и опыты. А. Гумбольдт отправляется в опаснейший поход в верховья Амазонки. Спускаясь по склонам Анд, пу-

тешественники имели возможность любоваться полуразрушенной дорогой Инки, ведущей из Куско в Асуан. А.Гумбольдт обратил внимание на поразительное сходство этой дороги с теми, которые строили древние римляне. По пути был осмотрен и дворец одного из наиболее выдающихся Сапа-инков Тупак Юпанки,
Прожив месяц в столице Перу и обработав коллекции, путешественник отправляется в Мексику. О своем годичном пребывании в этой стране А. Гумбольдт написал в «Очерке о Новой Испании». Здесь ученый активно занялся археологическими раскопками, заинтересовавшись историей древних цивилизаций, существовавших здесь до прихода европейцев. История, лингвистика и этнография добавляются к его естественнонаучным изысканиям. Подобная универсальность вызывает удивление и восхищение.
В общей сложности первое путешествие по Америке длилось около пяти лет. Его результаты были таковы, что А.Гумбольдта можно по праву назвать пионером в деле изучения тропических областей Америки. Им было сделано более 700 измерений высот, собраны сведения о климате этого региона, составлены геологические атласы. Гербарий состоял из 6000 растений, из которых половина была ранее неизвестна. Картографические наблюдения помогли скорректировать уже нанесенные ранее на карты течения рек Ориноко и Амазонки. А. Гумбольдт был и одним из первых вулканологов. Описывая страны, в которых побывал, он давал образцы научного страноведения.
По возвращении в Европу в 1804 г. он был восторженно встречен научной общественностью. Более двадцати лет ученый обрабатывал в Париже собранные им материалы. Итогом стал его незавершенный труд, состоящий из 30 томов, «Путешествие в равноденственные области Нового Света».
А.Гумбольдт путешествовал и по Европе: Швейцария, Австрия, Пруссия, Англия. В Италии ему даже удалось наблюдать извержение Везувия. Но почти на двадцать лет его домом становится Франция.
В 1829 г. по приглашению правительства Николая I исследователь прибыл в Россию. Ему не только выделили крупную сумму денег — более 20 000 рублей, дали переводчика, но и постоянно отслеживали, чтобы во время передвижения у ученого не было никаких проблем, ни с экипажами, ни с квартирами (на 658 почтовых станциях ему было подготовлено во время путешествия 12 244 лошади). На это путешественник не без сарказма заметил: «Нельзя сделать шагу, чтобы не подхватили под руки, как больного». Российское правительство даже выступило с заявлением, что цели путешествия и выбор направления предоставляются на усмотрение самого А. Гумбольдта, а оно, со своей стороны, лишь желает «оказать содействие науке и, насколько возможно, промышленности России».

Маршрут путешественника был следующий: Петербург—Москва — Нижний Новгород—Казань — Пермь—Екатеринбург. А. Гумбольдту удалось заняться исследованиями на Южном и Среднем Урале. Он осматривал разработки драгоценных металлов, железа и малахита, посетил ряд заводов. Объехал он и некоторые города Западной Сибири. А на обратном пути заехал в Астрахань, так как, по его выражению, «не хотел умирать, не повидав Каспийского моря». Две научные монографии и ряд статей были итогом его восьмимесячного путешествия по России. За это время он прошел и проехал более 20000 км по дорогам и рекам Российской империи.
Африка продолжала в XIX в. притягивать путешественников.
В 1822—1823 гг. английская научная экспедиция, в которую входили Хью Клаппертон, Уолтер Аудни и Диксон Денем, пересекла пустыню Сахару с севера на юг и сделала открытие, что р. Нигер не связана с озером Чад. Субсидировала это путешествие английская Африканская ассоциация.
Экспедиция начала свой путь из Триполи и далее через оазис Мурзук двигалась точно на юг, придерживаясь древних караванных путей. Дойдя до озера Чад и исследовав его западный берег, путешественники пришли к твердому выводу, что ни одна из рек, впадающих в это озеро, не может быть Нигером, из-за их «маловодья».
Англичане были первыми из европейцев, кто посетил африканскую империю Борну и ее столицу Кукаву. Экспедиция в дальнейшем разделилась, что позволило путешественникам изучить южный берег озера Чад, где находилось государство Багирми, а кроме того, исследовать области, лежащие на запад от озера. Некоторое недоумение у местных правителей вызывало то, что путешественники не просили для себя ни лошадей, ни драгоценных металлов, ни рабов, а интересовались лишь «цветами и травами».
В области Катагум, которая некогда была провинцией Борну, англичане впервые столкнулись с такой единицей обмена, как раковины каури. Они выступали там в качестве денег.
В начале 1824 г. X. Клаппертон, похоронивший доктора Аудни, добрался до города Кано (Хана) государства Хауса (север современной Нигерии). Это был густонаселенный город для этого региона: в нем проживало около 40000 человек. Он представлял собой центр пересечения нескольких караванных дорог. Одной из главных «достопримечательностей» его был работорговый рынок, где «товар» осматривали «с таким же вниманием, как врачи осматривают добровольцев, поступающих на фронт», — писал в своем дневнике путешественник. Из Кано X. Клаппертон доходит до Сокота. Его поражает регулярное устройство этого самого многолюдного из всех виденных путешественником городов Африки. Город окружала крепостная стена с двенадцатью воротами. Жители

государства Хауса исповедовали ислам, поэтому в Сокоте было две мечети. Жители были довольно богаты, у каждого имелись рабы.
Путешественник смог добиться аудиенции султана Белло. Султан оказался дальновидным политиком. Внимательно осмотрев подарки, которыми он остался доволен, и образцы английских товаров, он прямо сказал X. Клаппертону, что хотел бы завязать с Англией не только торговые, но и дипломатические отношения.
Пустившись в обратный путь, X. Клаппертон в Кукаве встретился с Д.Денемом, откуда они вместе добрались до Триполи, вновь перейдя Сахару. Им принадлежит слава первых европейцев, пересекших Сахару и побывавших в районе озера Чад. Проведенные ими астрономические и географические наблюдения позволили создать карту района их путешествия.
X. Клаппертон и Д. Денем первыми доставили в Европу сведения о таких африканских мусульманских государствах, как Борну, Багирми, Хауса. Основные наблюдения путешественники изложили в своих дневниках, которые были изданы в Лондоне в 1826 г.
X. Клаппертон в 1825 г. вновь отправился в Африку. На этот раз он решил дойти до Кукавы самым коротким путем: пройдя по Нигеру от устья до города Тимбукту, расположенного в верховьях. А заодно этот план в случае удачи мог бы доказать, что Нигер и Нил не соединяются между собой. В этой экспедиции путешественника сопровождали врач, весьма сведущий во многих отраслях естествознания, и художник, что позволяло заниматься картографированием местности.
Экспедиция высадилась на берегу Гвинейского залива недалеко от Лагоса. Далее их путь пролегал по реке Бенин, а оттуда до Катунги, столицы государства Йоруба. Несмотря на то что все члены экспедиции страдали от желтой лихорадки, высокой влажности и сильной жары, они продолжали свое путешествие в глубь материка. Используя расположение султана Йорубы, путешественники относительно спокойно смогли, отдохнув, продолжить свой путь по районам, охваченным междоусобицами.
Описывая местных жителей, X. Клаппертон отмечал, что в городе Киаме, например, живут «первейшие мошенники во всей Африке», а вот «население города Уауа, напротив, славится своей честностью», хотя жители и подвержены такому пороку, как пьянство. Путешественник делает любопытные этнографические зарисовки. «Пока я сидел у султана, принесли завтрак. Меня тоже угостили. Завтрак состоял из жирной водяной крысы в шкуре, отличного вареного риса, сухой рыбы — тушеной в пальмовом масле, крокодиловых яиц, жареных и тушеных, и, наконец, свежей воды из Куары. Я съел немного тушеной рыбы и рису, и все смеялись, как это я даже не попробовал ни крысы, ни крокодиловых яиц» [48]. X. Клаппертон осуществляет и первые шаги в области сравнительной лингвистики языков Западной Африки.

Путешественник пытался выяснить у официальных лиц, как погиб Мунго Парк, когда он достиг района гибели своего предшественника. Но на все получал лишь весьма уклончивые ответы. Самого же X. Клаппертона местные жители принимали очень радушно, что он специально отметил в своих записках, «ему не в чем их упрекнуть». А вот султан соседней области Ниффе был «невиданно жадный и наглый мошенник».
Путешественник обошел обширную территорию в районе Западной Африки. Его жизненный путь оборвался в Сокоте в марте 1828 г., он умер от дизентерии.
Вместе с X. Клаппертоном научными исследованиями в Западной Африке занимался и другой английский исследователь Ричард Лендер. Он возглавлял экспедиции в район реки Нигер в 30-х гг. IX в. Р. Лендер написал две книги, в одной из которых он рассказывал о своих путешествиях и исследованиях на реке Нигер, а вторая посвящена его совместной экспедиции с X. Клаппертоном. Именно он доставил в Англию дневники своего умершего друга и проследил, чтобы они были опубликованы.
Благодаря экспедициям Р.Лендера было доказано, наконец, что Нигер, впадающий в Гвинейский залив, никак не связан с Нилом. Практическим итогом его путешествия было создание в 1832 г. ливерпульскими купцами Компании по торговле с внутренними областями Африки.
К наиболее выдающимся путешественникам, исследовавшим африканский континент, по праву относят Давида Ливингстона (1813-1873) и Генри Мортона Стэнли (1841-1904).
Упорство в достижении цели и огромная сила воли проявились у Д. Ливингстона уже в юности. Работавший на ткацкой фабрике, где рабочий день составлял 14 ч, подросток успевал еще и учиться. Он зачитывался научными трудами и воспоминаниями путешественников об их экспедициях, уже тогда определив свой жизненный выбор. Но неожиданно в двадцать лет он решает стать миссионером. Получив стипендию миссионерского общества, Д. Ливингстон продолжает в Глазго свое образование, пополняя знания по естественным наукам, а также изучая языки. Его мечте — стать миссионером в Китае — помешали «опиумные войны». Кроме того, судьба свела его с миссионером, трудившимся в Южной Африке. И Д. Ливингстон отправляется нести Слово Божие на африканский континент.
Молодой проповедник, прибывший в 1841 г. на юг Африки, быстро понял, что проблемы христианства в неизмеримо меньшей степени интересуют местное население, чем его медицинские знания. Но Д. Ливингстон, проживший в стране бечуанов семь лет, не забывал и о своей миссионерской деятельности. Это помогало ему осуществлять длительные экспедиции на север. Пребывание молодого ученого-миссионера — а он занимался иссле-

дованиями научного характера во время своих поездок по стране — было обоюдовыгодным. Он изучал, со своей стороны, местный язык, относящийся к языковой семье банту, а аборигены не только получали от него медицинскую помощь, но также обучались грамоте (английской) и постигали новые методы ведения сельского хозяйства. Д.Ливингстон был первым из европейцев, кто пересек пустыню Калахари.
У путешественника возникла идея, изучить все реки Южной Африки, которые являлись естественными транспортными артериями. Это позволило бы лучше изучить и освоить этот край. Он даже вошел в историю как «ищущий реки». Д.Ливингстон исследовал р. Замбези и водораздел ее с рекой Конго, а также притоки. Он был «первооткрывателем» и 120-метрового водопада Виктория (водопад был назван в честь английской королевы Виктории) на реке Замбези, имеющего в ширину 1,8 км, который местные жители называли «Мози-оа-тунья» — «рокочущий дым».
Д.Ливингстон совершил ряд длительных путешествий по Южной и Центральной Африке. В 1858 г. его официально назначили английским консулом в Мозамбике. Научно-исследовательская работа ученого и администратора отныне субсидировалась правительством Англии. В 60-х гг. он предпринимает экспедиции для изучения не только рек, но и таких крупных африканских озер, как Ньяса и Танганьика. В 1865 г. вышла книга Д.Ливингстона «Рассказ об экспедиции на Замбези и ее притоках, и об открытии озер Ширва и Ньяса в 1858—1864 гг.». Им было доказано, что озеро Танганьика, не имея стока к северу, не может служить истоком Нила. Но открытая им в последний год его жизни крупная река Луалаба, так и осталась им до конца не исследованной. Путешественник колебался, не зная, отнести ли ее к бассейну реки Конго, или же она и является истоком Нила. Эту загадку ему так и не удалось разрешить. Д.Ливингстон скончался в мае 1873 г. недалеко от открытого им озера Багвеулу. Проводники-африканцы обработали его тело таким образом, чтобы оно не подвергалось тлению, и в течение девяти месяцев, проделав путь в полторы тысячи километров, несли его к прибрежному городу. Из Занзибара оно было отправлено в Лондон и захоронено в Вестминстерском аббатстве.
В «Последнем путешествии Давида Ливингстона», которое было опубликовано спустя год после его смерти, содержатся ценнейшие данные по географии и этнографии Южной Африки.
Англичанин Генри Мортон Стэнли (Джон Роуленс) был бастардом. Детство его было тяжелым, но уже в приютской школе он поражал учителей своими неординарными умственными способностями. Повзрослев, он перебирается в США, где поступает на работу к купцу, который со временем усыновляет юношу, и отныне его называют Г.М.Стэнли.

Впервые в Африку он попадает корреспондентом газеты «Нью-Йорк Геральд» в 1868 г. Г. М. Стэнли составляет репортажи об английском экспедиционном корпусе в Эфиопии, т.е. описывает колониальную войну. Он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. И ему предлагается возглавить экспедицию, которую решили послать на поиски пропавшего Д. Ливингстона. В отличие от последнего, Стэнли считал вполне «обыденным» прокладывать себе дорогу в Африке силой оружия.
Экспедиция под руководством Стэнли началась в 1871 г. Он не только собирал все возможные сведения о Д.Ливингстоне, но и активно занимался исследовательской работой в Занзибаре. Но его путь лежал в глубь материка. Известно, что Стэнли нашел экспедицию Ливингстона на реке Луалабе. Они совместно некоторое время занимались изучением озера Танганьика. По возвращению из этого путешествия Стэнли написал книгу «Как я нашел Ливингстона», ценность которой заключалась не в беллетристической части о его похождениях по Африке, а в картах этого региона и комментариями к ним.
В 1874 г. Стэнли вновь в Африке. Целью нового путешествие будут поиски истоков Нила. Путь из Занзибара к озеру Виктория был крайне тяжел. Хотя у Стэнли не было недостатка в средствах при подготовке к экспедиции, но к запасам он относился крайне бережно. Участники даже окрестили этот поход «маршем голода», во время которого им даже пришлось «полакомиться» мясом падшего слона. Кроме того, отряд Стэнли сумел «принять участие» в трех десятках вооруженных столкновений с местным населением, пока не достиг берегов озера. Здесь он совершил круговое плавание вокруг него, составив карты и выяснив, что ни одна из рек, вытекающих из него, не может являться истоком Нила.
От озера Виктория он двинулся на запад, попутно открыв водораздел рек Катонги и Русанго, а также третий по высоте горный массив Африки. Ему не удалось подойти к другому большому озеру Мута-Нзиге, так как местные вожди отказались пропустить европейцев через свои владения. Он был вынужден отступить и пойти в район озера Танганьика. Здесь также было совершено круговое плавание и проведена картографическая съемка побережья. От озера он решил по Луалабе, являвшейся одним из истоков Конго, идти вниз по течению вплоть до океана. В общей сложности эта экспедиция Стэнли продолжалась три года. Добытые им сведения по географии, этнографии, отчасти биологии Экваториальной Африки были для европейцев абсолютно новыми.
К сожалению, исследования Стэнли имели и политический резонанс. Сам путешественник перешел на службу к бельгийскому королю Леопольду II, который поручил ему возглавить колониальные войска по завоеванию бассейна Конго.

Следующее трансконтинентальное путешествие Стэнли началось в 1889 г. Самым большим ее достижением были исследования в районе нильских озер. Начав свое продвижение от устья Конго, экспедиция успешно достигла побережья Индийского океана. Об этом переходе Стэнли написал в книге «В дебрях Африки». Очевидно, что экспедиции под руководством этого путешественника были наиболее удачными и результативными в XIX в. на африканском материке.
Индия была мало изучена европейцами и потому представляла несомненный интерес для ученых различных специальностей: от религиоведов и лингвистов до географов и биологов. Проведение ряда научных исследований субсидировалось английской Ост-Индской компанией, которая с конца XVIII в., по сути, руководила огромной территорией полуострова Индостан. После укрепления ее власти, а этому способствовало как падение империи Великих Моголов в самой Индии и последовавшая за этим междоусобица, так и окончательное изгнание с этих территорий французов, компания стала активно поощрять исследование этих обширных территорий.
Одной из самых ранних была экспедиция в 1808 г. Уэбба к истокам Ганга. Путешественники прибыли весной 1808 г. в небольшой город на левом берегу Ганга — Хардвар. Известно, что Ганг у индусов считается священной рекой, поэтому неудивительно, что они застали множество паломников из других мест, которые прибыли сюда для совершения очистительных омовений. Паломнический туризм не может обойтись без торговли предметами культа и различных реликвий*, поэтому Хардвард со временем превратился благодаря паломничеству в большой торговый город. На этом международном рынке, куда стекались товары не только из Пенджаба и Кашмира, но и из Афганистана и даже Средней Азии, продавали и рабов.
Экспедиция далее миновала гору Гурудуар и углубилась в отроги Гималаев. Среди горных ущелий они увидели один из истоков Ганга — Бхагиратхи. Одним из основных видов деятельности местных крестьян было разведение опиумного мака, который со временем станет самой главной статьей экспорта Ост-Индской компании и даже приведет к так называемым «опиумным войнам» из-за этого наркотика в Китае. Путь стал сложен и опасен. Дорога кончилась, вместо нее вилась между скал, осыпей и ущелий лишь еле заметная тропинка. Через бушующие горные речки, несущие свои воды с бешеным грохотом, были переброшены канатные мосты, переход по которым с одного берега на другой представлял собой сумму акробатических трюков.
* Например, в мусульманской Мекке активно торговали лоскутами «Кисвы» — парчового покрывала, укрывавшего храм Каабы.

Слияния двух истоков Ганга, Бхагиратхи и Алакнанды, считается у индусов священным местом. Еще в «Ригведе», составленной на рубеже II - I тыс. до н.э., говорится, что купание при слиянии этих двух рек обеспечивает верующему «Небесное блаженство» и что добровольно умершие там обретут бессмертие*. Сюда поэтому также собирается много паломников. Для того чтобы совершающие омовение не были унесены бурлящим потоком, по распоряжению брахманов были сделаны специальные огороженные платные купальни.
Появление англичан в городе Сринагар было настоящей сенсацией для его жителей, лишь однажды до этого видевших европейцев (в 1796 г. здесь побывал полковник Хардуик). Дабы удовлетворить любопытство горожан, местные власти попросили членов экспедиции пройтись по городу. Отсюда к истоку Ганга была послана немногочисленная группа проводников-индусов. «Большая скала... с двух сторон омываемая неглубоким потоком, имеет сходство с лежащей коровой. На поверхности скалы с одного края есть углубление, побудившее окрестить скалу «Гаумоки», что значит «пасть коровы; по народному преданию, она изрыгает воду священной реки. Дальше идти было невозможно; перед индусами отвесной стеною вздымалась гора. Ганг, по-видимому, выходил из-под снега у ее подножия. Долина здесь заканчивалась. Никто никогда не проникал дальше», — записал Уэбб [48].
После того как цель экспедиции была достигнута, путешественники стали возвращаться назад, но решили пойти другой дорогой. Они посетили города Бадринат и Мана, а также священный водопад Барсу. «Здесь заканчивается путь пилигрима. Многие идут сюда для того, чтобы их оросили брызги священного водопада», — отметил Уэбб. В Бадринате путешественники посетили старинный индуистский храм, который был одновременно центром паломнического и лечебного туризма. В этом храме омовения совершаются в бассейнах с очень горячей серной водой.
В отчете путешественник довольно цинично затронул меркантильную сторону паломнических туров. «Число горячих источников очень велико. У всякого свое название и особое свойство, а брахманы, конечно, ухитряются извлекать пользу из каждого. И бедный паломник, совершая по очереди требуемые омовения, замечает, что не только убывает количество его грехов, но и кошелек его скудеет. Многочисленные поборы, которые взимают на этом пути к раю, могли бы привести его к выводу, что хождение по узкой стезе добродетели также обходится недешево.»
В 1808 г. для исследования Пенджаба, где было расположено государство сикхов, была послана новая экспедиция. Кроме эт-
* В начале XIX в. массовые ритуальные самоубийства были запрещены местным правительством.

нографических наблюдений за сикхами, были внимательным образом исследованы и рынки городов этого региона, в особенности г. Амритсара. Большое внимание уделялось и проблемам, связанным с паломничеством. «С соблюдением соответствующих обрядов, посетил Амритсар — то есть «бассейн бессмертия.» Отсюда и название города. Амритсар — водоем площадью в сто тридцать пять квадратных ярдов — выложен обожженным кирпичом. Участники этой экспедиции посетили Лахор, заметив, что «на этот город, как на Дели и Агру, время наложило свою тяжелую разрушающую руку», не могли не полюбоваться красотами Тадж-Махала, а затем возвратились в Дели. Очевидно, что участники данного «вояжа», выполняя конкретный заказ компании, также по мере возможности сумели ознакомиться со всеми достопримечательностями, которые были на данной территории.
В 1809 г. Компания решила исследовать страну Синд, к эмирам которой и было послано посольство. Чтобы как можно больше разузнать об этом районе члены экспедиции разделились на две группы. В г. Хайдарабаде экспедиция вновь собралась в полном составе. Благодаря этому в значительной степени разведывательному походу удалось ближе познакомиться с одной из пограничных стран, пересекаемой Индом, получить ценные сведения о богатствах этого края, а заодно и перекрыть французам доступ в эти края.
Но наиболее информативным, а также и наиболее опасным было путешествие капитана Кристи и лейтенанта Поттинджера через Белуджистан в Персию. Им предстояло пробраться через территорию, расположенную между Индом, Индийским океаном, Кабулом и Персией. Главная опасность подстерегала европейцев от фанатично настроенного местного населения, исповедующего ислам. Им удалось пройти эту территорию и собрать большое количество сведений как политического, так и экономического характера, выдавая себя за агентов одного купца-индуса, ведущего международную оптовую торговлю лошадьми. Путешественникам пришлось для безопасности одно время выдавать себя за «святых», так как местное население славилось грабежами, и купцам было совсем небезопасно появляться в этих местах.
В своем отчете Поттинджер отметил также и лечебный курорт в Басмане, расположенном на границе Белуджистана и Персии. Здесь были отличные серные источники, исцеляющие от многих кожных болезней.
Путешественники прошли в общей сложности более 2500 км.
Англичане были очень напуганы планами Наполеона, который хотел совместно с Россией начать завоевание Индии. Британия хотела установить дружественные отношения с соседними государствами, Афганистаном в том числе. В 1808 г. туда было направлено посольство во главе с М.Элфинстоном. Посольство было

подкреплено большим количеством воинов и мало походило на желание установить дружественные равноправные отношения. Но описание путешествия от Дели до Кабула, оставленное М.Эл-финстоном, несло весьма ценные разносторонние сведения о странах и народах, через которые пролегал их путь.
Но были и весьма мирные экспедиции, ставившие не столько политические и военные, сколько экономико-познавательные цели. К таковым можно отнести путешествие Муркрофта и Херси в провинцию Гундес, являвшуюся частью Тибета, за тонкорунными овцами! Они должны были доставить из Кашмира овец, шерсть которых славилась на весь мир. Для проникновения в Гундес надо было пересечь Непал, чье правительство крайне затрудняло доступ иностранцам на свою территорию. Англичане вынуждены были переодеться индусскими паломниками.
Путешествие изобиловало различными трудностями. Но при этом они посетили очень почитаемый ламаистский монастырь в Дабе, осмотрели все исторические места в Гартоке и Майзаре, а также посетили горячие источник в пригороде Тиртапури, который является резиденцией Ламы и местом массового паломничества. Доказательством этому служит почти полутарокилометровая стена, высотой более метра, составленная из камней, испещренных молитвами. Ознакомились они и с одной из главных святынь индуизма — священным озером Манасаровар*. Путешественники выполнили все возложенные на них задачи. И хотя они были разоблачены и захвачены в плен, но вмешательство английского консула дало им возможность благополучно вернуться из Непала в Индию.
Главной целью кругосветной экспедиции, в которой участвовал великий натуралист Чарлз Дарвин, было исследование побережья Южной Америки. Необходимо было тщательно картографировать южную оконечность материка вплоть до Магелланова пролива. Кроме того, исследователи должны были провести хронометрические измерения и точно определить меридианы отдельных пунктов, находящихся на одной широте.
Выпускник Кембриджа Чарлз Робер Дарвин был приглашен капитаном Фицроем лично и зачислен в состав экспедиции сверх штата. Но именно благодаря юному ученому эта экспедиция станет одним из наиболее значимых научных предприятий XIX в. В истории географических исследований отмечают большое значение, которое имели съемочные работы, произведенные гидрографами «Бигля» для нанесения точных береговых очертаний южной части Южной Америки и течения реки Санта-Крус.
* Самым многолюдным паломничеством в мире, собирающим каждые двенадцать лет на праздник «большая Кумбхамела» до полумиллиона человек, является религиозный центр в г. Аллахабаде (Индия).

Дарвин в «Автобиографии» писал: «Путешествие на «Бигле» было, конечно, самым важным событием моей жизни, определившим всю мою последующую деятельность». Огромный фактический материал по зоологии и геологии, собранный Дарвином во время путешествия и обработанный в дальнейшем, лег в основу длинного ряда капитальных научных произведений*.
Книга «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»», вышедшая в свет в 1839 г., представляла столь высокую научную и познавательную ценность, что ее многократные переиздания помогли воспитать не одно поколение естествоиспытателей и географов. Особенно важными с научной точки зрения являются главы, посвященные Океании и Австралии, этнографические наблюдения ученого. «Быть может, ничто не порождает такого изумления, как первая встреча с дикарем в его родной обстановке... Спешишь перенестись мыслью вглубь прошедших веков и вопрошаешь себя: неужели и наши прародичи были похожи на этих людей?.. Мне не верится, чтобы возможно было описать или изобразить различие между дикарем и цивилизованным человеком. Это то же самое, что разница между диким и прирученным животным, и наблюдать дикаря столь же интересно, как каждому интересно увидеть льва в его пустыне, тигра, терзающего свою добычу в джунглях, или носорога, бродящего по диким равнинам Африки.
Среди других замечательных зрелищ, какие мы наблюдали, можно отметить Южный Крест, Магеллановы Облака и другие созвездия южного полушария; водяной смерч; ледники, опускающиеся голубыми потоками льда и нависающие крутым обрывом над морем; лагунный остров, возведенный рифообразую-щими кораллами; действующий вулкан; губительные последствия сильного землетрясения» [50], — отмечал великий естествоиспытатель.
Ученые часто указывают, что Дарвин сделал для познания природы южной части Южной Америки то, что Гумбольдт сделал для ее северной части. В истории геологии важной вехой явился труд этого ученого «Строение и распределение коралловых рифов». Не будь путешествия на «Бигле», не было бы и великого Дарвина, давшего человечеству эволюционное учение. Гений Дарвина мог бы остаться нереализованным, если бы талантливый ученый жил и работал у себя в Англии, среди обычных для него образов природы, в стране, безусловно, интересной для натуралиста, но все же очень «обыденной» для европейца. Таков удивительный закон
* «Зоологические результаты путешествия на «Бигле»» в пяти томах; «Геологические результаты путешествия» в трех томах; монография о современных и ископаемых усоногих раках в четырех томах; а также десятки статей, опубликованных в различных европейских научных журналах.

восприятия окружающего. Новые и нестандартные образы приводят к рождению новых же мыслей и обобщений. «Путешествуя на корабле «Бигль» в качестве натуралиста, я был поражен некоторыми фактами, касавшимися распределения органических существ в Южной Америке, и геологическими отношениями между прежними и современными обитателями этого континента. Факты эти... освещают до некоторой степени происхождение видов — эту тайну из тайн...»
Кроме того, великого Дарвина, заложившего основы нового мировоззренческого подхода в биологии, знают больше всего именно по его мемуарам, где он описывает свое кругосветное путешествие. «На мой взгляд, — отмечает ученый, — для молодого натуралиста не может быть ничего лучше путешествия в дальние страны. Возбуждение, вызываемое в нем невиданными предметами, и возможность успеха побуждают его к более энергичной деятельности. Путешествие, однако, доставило мне слишком глубокое наслаждение, чтобы я не посоветовал его каждому натуралисту. С нравственной точки зрения путешествие научит его добродушному терпению.» Таким образом, во время своего путешествия Ч.Дарвин отметил не только его высокую познавательную, но и релаксационную ценность.
Исследованием австралийского материка в 30 —40-е гг. XIX в. занимался английский путешественник Томас Митчелл. Им было организовано четыре экспедиции, во время которых он побывал в глубине территорий Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории, исследовал речную систему рек Муррей—Дарлинг, открыл и отчасти изучил территорию штата Виктория, который по праву считается одним из красивейших районов Австралии.
Т. Митчелл был разносторонне образованным человеком. Он был прекрасным картографом, а его тяга к дальним странствиям проявилась в том, что именно его перу принадлежит перевод на английский язык поэмы португальского поэта Камоэнса «Лузи-ады».
Огромную помощь во время его экспедиций оказывали проводники-австралийцы. Они находили источники воды и прокладывали наиболее удобные для передвижения маршруты. Т. Митчелл с грустью отмечал, что «эти дети земли делали все, чтобы помочь мне, хотя следы колес от моих повозок, вероятно, приведут на их территорию скот белого человека».
Книги Т.Митчелла описывали австралийские территории, по которым до него никогда не ступала нога белого человека, но в них есть и мотив протеста против притеснений аборигенов Австралии.
Немецкий путешественник Людвиг Лейхгардт совершил трансконтинентальное путешествие в 1844 г. Он пересек Австралию с востока на север. В 1846 г. пытался пересечь Австралию с востока на запад, но пропал без вести...

К 40-м гг. XIX в. было относительно неплохо изучено лишь австралийское побережье, глубинные же районы материка были помечены на картах «белыми пятнами».
Л.Лейхгардт, получив прекрасное образование по курсу естественных наук в Геттингенском университете, но не желая идти служить в прусскую армию, переселяется в Австралию. Заметную роль в его первой экспедиции играл ботаник Дж.Гилберт. Л.Лейхгардт, как и Т. Митчелл, пригласил аборигенов быть его проводниками и ни разу не раскаялся в этом.
Продлившаяся четырнадцать месяцев экспедиция, во время которой было пройдено путешественниками более 4500 км, принесла конкретные научные результаты. Были составлены карты северо-восточного региона, определены водоразделы рек, собраны биологические коллекции. Когда члены экспедиции морем возвратились в Сидней, то их чествовали как национальных героев. Л.Лейхгардт отмечал в своих дневниках: «Казалось, что все жители Сиднея обезумели от радости».
После неудачной экспедиции 1846 г., когда, пройдя «всего» 500 км, пришлось вернуться, Л.Лейхгардт задумал грандиозный «переход через материк» с востока на запад. Экспедиция готовилась с большим размахом. Но, увы, она бесследно исчезла. И все поиски, которые проводились более двадцати лет после ее исчезновения, ни к чему не привели.
Южные моря также продолжали привлекать путешественников. В 1823 г. капитан Джеймс Уэдделл был назначен одной торговой фирмой начальником экспедиции, для разведки, в основном, новых лежбищ тюленей (рис. 3.9). Дойдя от Англии до берегов Патагонии, Дж. Уэдделл направился далее на юго-восток. Во время этой экспедиции, продолжавшейся два года, были открыты Южные Оркнейские острова и море Георга IV, которое было переименовано в честь первооткрывателя в море Уэдделла. Эта экспедиция собрала ценные климатические и биологические сведения о полярных антарктических районах.
Задание торговой фирмы было выполнено настолько «хорошо», что в этот район вскоре устремились десятки промысловых судов. Были периоды, когда здесь добывали в год до миллиона тюленей, что привело к почти полному их истреблению.
В начале 30-х гг. XIX в. в антарктические воды был предпринят еще один поход, также снаряженный торгово-промысловой фирмой. Члены этой экспедиции, возглавляемой Джоном Биско, видели участки побережья Антарктиды, вершины гор, но подойти к берегу не удалось из-за начавшегося шторма. Вместе со льдом оба корабля были отнесены более чем на 150 км от побережья. Капитан решил вести корабли, получившие сильные повреждения, в Тасманию и там же заняться лечением команды, потому что у многих стали проявляться признаки цинги. Открытый берег Дж. Биско


Рис. 3.9. Карта экспедиции Уэдделла
ошибочно принял за остров, назвав его островом Эндерби, впоследствии выяснилось, что это антарктический полуостров, за которым сохранили имя Эндерби. Ему также принадлежала честь открытия группы островов, названных его именем.
Дж.Биско, не зная об открытии наших соотечественников в этих широтах, «открыл» остров Александра I, назвав его Аделейд.
Арктику изучали такие выдающиеся путешественники-полярники, как Джон и Джеймс Россы, Роберт Мак-Клур, Нильс Нор-деншельд, Джордж де Лонг, Фритьоф Нансен и др.
Джеймс Росс (1800 — 1862) прославился своими семью полярными экспедициями в 1830— 1840-х гг., им был открыт наиболее

удобный путь в Антарктиду, которым стали пользоваться многие путешественники (рис. 3.10). Дж. Росс нашел Северный магнитный полюс Земли и надеялся, что побывает и на Южном. Но огромный ледяной барьер протяженностью более 500 км, где ледяные скалы поднимались на высоту до 75 м, преградил ему путь в глубь материка. Экспедиция вынуждена была ограничиться магнитными измерениями и обследованиями моря, которое получило имя путешественника — море Росса.
Роберт Мак-Клур (1807—1873) обследовал последний неизвестный участок Северо-западного прохода между Атлантическим и Тихим океанами во время своих арктических плаваний в 1850 — 1853 гг. Он завершил, таким образом, поиски этого «непроходимого прохода», как его окрестила европейская пресса, который искали на протяжении нескольких столетий. О своих странствиях в полярных широтах Р. Мак-Клур написал в книге «Открытие северо-западного прохода».
Нильс Норденшельд (1832—1901) был одним из покорителей Северо-восточного прохода. Свое первое путешествие молодой ученый, эмигрировавший из Финляндии в Швецию, совершил в Гренландию. В 1878 г. после разведывательной экспедиции Н.Нор-деншельду удалось преодолеть путь из Атлантического океана в Тихий вдоль берегов Европы и Азии. Начав свой путь от Гетебор-га, его корабль обогнул Скандинавский полуостров, прошел Баренцево море, затем Карское море, обогнул мыс Челюскин, прошел устье Лены. До Берингова пролива ему не удалось дойти всего около 300 км, когда льды заставили встать на зимовку. Девять месяцев корабль не мог вырваться из ледового плена, для спасения команды даже стали посылать экспедиции. Но 18 июля 1788 г. путешественники смогли продолжить свой путь. После прохода Берингова пролива Н. Норденшельд зашел на Аляску, а затем в Японию. После чего отправился, огибая Азию, в Швецию.
Это путешествие доказало, что если использовать благоприятные погодные и, особенно, временные условия, то Северо-восточный проход может быть пригоден в экономических целях.
Джордж де Лонг участвовал в поисках экспедиции Н.Норден-шельда, чья длительная зимовка вызвала самые серьезные опасения. Но узнав, что с путешественниками все в порядке, он решает идти на покорение Северного полюса. При выходе из Берингова моря в открытый океан, его судно «Жанетте» вмерзло в льды и дрейфовало таким образом 21 месяц. За это время были проведены многочисленные научные исследования. Экипаж смог высадиться на островах Новосибирского архипелага и далее на лыжах добраться до устья Лены. Эвенки обнаружили моряков и оказали им необходимую помощь. К сожалению, сам Лонг и многие члены экипажа погибли, но сохранившиеся дневниковые записи сделали достоянием науки их исследования.


Рис. 3.10. Карта маршрута экспедиции Джеймса Кларка Росса

Знаменитый норвежский ученый-путешественник Фритьоф Нансен (1861 — 1930) начал свою арктическую карьеру двадцатилетним юношей, отправившись в 1882 г. на китобойном судне в Гренландию. В 1888 г. он пересекает этот остров. Итогом экспедиции стала книга «Жизнь эскимосов». Но главной его целью стала подготовка экспедиции к покорению Северного полюса.
План Ф. Нансена казался многим антинаучным. Путешественник предлагал пройти Северо-восточным проходом, минуя полуостров Таймыр, дать кораблю вмерзнуть в лед. Ф. Нансен изучил плавник, которым пользовались эскимосы в Гренландии, и понял, что родиной его происхождения была Сибирь. Основываясь на этом и некоторых других фактах, Ф. Нансен считал, что существующие течения вынесут корабль в высокие широты, где можно будет легко на лыжах достичь искомой точки — Северного полюса. А корабль будет дрейфовать дальше, и где-то в районе Шпицбергена можно будет освободиться от ледового плена и возвратиться в Скандинавию, совершив небольшую «кругосветку» вокруг полюса.
Экспедиция началась в 1893 г. на судне «Фрам». Надо отметить, что основные предположения ученого оказались верными. И хотя Ф. Нансен не смог дойти со своим товарищем Иоганесом до полюса, они достигли тем не менее 86° 14' северной широты — самой северной точки, достигнутой к тому периоду времени. После зимовки на неизвестных островах, они были спасены. «Фрам» же прошел по пути, предсказанному Ф. Нансеном, и благополучно возвратился в Норвегию. Экспедиция Ф. Нансена внесла много нового в изучение океанографии Северного Ледовитого океана, а также ее участниками были проведены и биологические изыскания.
Попытки достижения Северного и Южного полюсов можно отнести к экстремальным видам туризма.
До сих пор остается открытым вопрос о том, кто же на самом деле первым ступил на ту точку нашей планеты, которая называется Северным полюсом.
Официально считается, что этим первооткрывателем был американский полярный путешественник, адмирал Роберт Эдвин Пири (1856—1920), но его слава оспаривается.
Достаточно неожиданно для всех молодой лейтенант, имеющий образование инженера и проработавший до этого несколько лет в Береговой и геодезической службе США, получив отпуск, отправляется в Гренландию. Целью его экспедиции было пересечение острова с запада на восток и изучение центральных районов, которые на картах все еще обозначались белым пятном. Но хотя ему и не удалось осуществить этот план, он заявил о себе как о полярном путешественнике, и «в нем впервые проснулся вкус к арктическим путешествиям». Вторая гренландская экспедиция 1891 г. была удачной. Путешественникам удалось дваж-

ды пересечь Гренландию в самой северной ее части, как и задумывалось. Р. Пири ставил перед экспедицией задачу «достигнуть и определить северную границу Гренландии сухопутно, т.е. пересечь внутренний лед».
А с 1899 г. начинаются попытки — их было пять — покорить Северный полюс. «Не раз я возвращался из великой замерзшей пустыни побежденный, измученный и обессиленный, иногда изувеченный, убежденный, что это — моя последняя попытка... Но не проходило года, как меня снова обуревало хорошо знакомое мне ощущение беспокойства... Меня невыразимо тянуло туда, к безграничным ледяным просторам, я жаждал борьбы с застывшей стихией» [51], — писал путешественник.
1 марта 1909 г. Р. Пири стартовал, чтобы, наконец, покорить эту «вершину». 6 апреля путешественник, по его расчетам, вышел к полюсу. «Все было странно в наших тогдашних обстоятельствах — странно до невозможности осмыслить их до конца, однако самым необычным для меня было то, что за несколько часов я перешел из западного полушария в восточное и удостоверился, что действительно нахожусь на вершине мира. Трудно было осознать, что первые мили короткого перехода мы шли на север, а последние — на юг, хотя мы все время держались одного и того же направления. Трудно найти лучшую иллюстрацию к тому, что все на свете относительно. Для нас не существовало ни востока, ни запада, ни севера; оставалось только одно направление — южное... День и ночь здесь соответствовали году, а сто дней и ночей — веку.»
Радиосвязи еще не было, и только 7 сентября того же года была послана победная телеграмма: «Звезды и полосы вбиты в полюс». Р. Пири имел в виду «звезднополосатый» американский флаг, водруженный им на полюсе 6 апреля 1909 г.
Эта телеграмма повергла в шок европейцев, которые как раз в это время в Копенгагене чествовали... другого покорителя полюса — Фредерика Альберта Кука (1865 — 1940), утверждавшего, что он побывал там еще 21 апреля 1908 г. «После первых удовлетворивших меня наблюдений, я окинул пытливым взглядом пустынные просторы. Первое осознание победы — достижения цели всей моей жизни — заставило мое сердце бешено биться в груди и словно огнем опалило мой мозг. Я ощутил, как меня осенили крылья славы, подобной той, которая является пророку, и о которой иногда тщетно мечтает поэт... Я взобрался на вершину мира, я стоял на полюсе. В этот головокружительный момент жизни я ощутил, что все те герои, которые прежде меня отваживались штурмовать суровые арктические области, воплотили в моем личном достижении свои надежды. Я осуществил их мечты... Но мое «умственное опьянение» не помешало выполнить всю необходимую работу» [52]. По утверждению Ф.А.Кука им на точке полюса

были произведены соответствующие научные измерения и оставлен в торосе медный термос с небольшим шелковым флагом США.
Итак, два путешественника, оба американские граждане, претендовали на роль первооткрывателей. Разразился скандал, аналогов которому не было никогда за всю историю географических открытий. Русское Географическое общество так отметило в протоколе одного из своих заседаний: «Относительно приветствия Кука или Пири, как достигших Северного полюса, повременить...».
Первоначально Ф. Кук старался сохранить некоторое спокойствие и великодушие. Вот какова была его реакция на известие о покорении полюса. «Услышав новость, я не почувствовал... ни зависти, ни досады. Я думал лишь о Пири, о долгих и тяжелых годах, и я был рад за него. У меня не было ощущения соперничества. Я верил, что Пири решил в своем походе, кроме тщеславной, и большие научные задачи. Возможно, ему удалось открыть новые земли и нанести на карту новые пространства... Мы оба — американцы, и следовательно, не может возникнуть никакого международного конфликта из-за этого чудесного открытия, так давно и так горячо желанного... «Славы хватит на двоих», — сказал я репортерам» [52].
Но Р. Пири ни с кем не желал делить честь и славу фатального, как он сам определял, открытия. «Я долгие годы верил, что достичь полюса написано мне на роду.» Он выступал со следующими заявлениями: «Я положил всю жизнь, чтобы совершить то, что казалось мне стоящим, ибо задача была ясной и многообещающей... И когда, наконец, я добился цели, какой-то поганый трусливый самозванец все испакостил и испортил.» [51].
В свою очередь Ф. Кук направляет послание президенту США: «Если Вы подпишете указ о Пири, то тем самым Вы окажете честь человеку с греховными руками...» И все же президент подписал в 1911 г. резолюцию, которую приняла нижняя палата конгресса США, согласно которой Р. Пири не только присваивалось звание контр-адмирала, но и от имени конгресса объявлялась благодарность «за его арктические исследования, завершившиеся достижением Северного полюса.» [51].
Так кто же был первым? Не секрет, что на решение конгресса повлиял тот факт, что на стороне Р. Пири стоял Арктический клуб. А тот, в свою очередь, был создан самим путешественником и даже носил его имя. Члены клуба были весьма влиятельными и состоятельными гражданами США. Без большого труда им удалось с помощью своего влияния и капиталов привлечь на сторону Р. Пири сначала прессу, которая, в свою очередь, уже стала формировать необходимое им общественное мнение. Но много говорить о том, что пальма первенства, очевидно, должна принадлежать Р. Пири — еще не значит это доказать.
К сожалению, ни Р. Пири, ни Ф. Кук не провели на полюсе тех научных измерений, которые могли бы безоговорочно под-

твердить правоту того или другого. Не было ни замера глубин, что легко могли перепроверить последующие экспедиции, ни четкого многократного астрономического измерения их географического месторасположения. Ф. Кука сопровождали в его походе к полюсу два эскимоса, которые просто никогда не держали в руках измерительных приборов. А Р. Пири «снял с дистанции» всех тех, кто мог подобные измерения произвести. И с ним на полюсе также оказались эскимосы и слуга-мулат. Скорость продвижения по ледяным торосам была также слишком велика, чтобы не вызвать подозрения.
Так что же, покорение Северного полюса является одной из грандиозных мистификаций? Однозначно на этот вопрос можно будет ответить, лишь изучив все архивные материалы обеих экспедиций*.
Судьба открытия Южного полюса, к счастью, не носила характера скандала. Хотя там тоже было соперничество. Но оно окончилось трагически: гибелью участников английской экспедиции под командованием Робрета Скотта.
Первым Южного полюса достиг норвежский исследователь Руал Амундсен (1872— 1928). Р.Амундсен был опытным полярным исследователем. Именно он первым прошел Северо-Западным проходом из Атлантического океана в Тихий в 1903—1906 гг. Амундсен не скрывал, что еще с пятнадцатилетнего возраста он решил стать путешественником. На его жизненный выбор оказала большое влияние книга английского путешественника Дж. Франклина, который в 20-е гг. XIX в. пытался отыскать Северо-западный проход.
Первая антарктическая экспедиция, в которой участвовал Р. Амундесн, была крайне плохо подготовлена. Во время длительной, около года, зимовки двое членов экспедиции сошли с ума. Многие заболели цингой, были обморожения. Этот крайне жестокий, но наглядный урок путешественник запомнил на всю жизнь.
Р.Амундсен купил на собственные деньги яхту «Йоа» и начал тщательнейшим образом готовиться к предстоящему походу. Период подготовки занял три года. Амундсен обращал самое пристальное внимание на навыки и умения тех людей, с которыми ему предстояло идти в Арктику. И результат экспедиции превзошел все ожидания.
Семеро смельчаков прошли морем от берегов Западной Гренландии до Сан-Франциско, где это путешествие окончилось. В ходе экспедиции был собран значительный материал по метеороло-
* В 1962 г. советская атомная подводная лодка «Ленинский комсомол» совершила поход к Северному полюсу. А в 1977 г. советский атомный ледокол «Арктика» впервые в истории мореплавания также достиг этой точки планеты.

гии, географии, гидрографии обследованных районов, а также не были обойдены вниманием и этнографические исследования.

После триумфального завершения похода Амундсен стал готовиться к покорению Северного полюса. Но во время подготовки к штурму полюса, он узнал, что тот уже покорен, о чем заявили Кук и Пири. Но тем не менее судно, готовившееся для покорения самой северной точки планеты, вышло в море. План Амундсена заключался в том, что свой путь к полюсу он должен был начать от Берингова пролива, а далее по мере возможности дрейфовать в высоких широтах, после чего уже на лыжах и собачьих упряжках совершить марш-бросок к полюсу. В Берингов пролив от берегов Норвегии Амундсен собирался попасть, обойдя мыс Горн.
Когда они приблизились к южной оконечности американского континента, путешественник предложил членам своей команды изменить маршрут их следования. «Так как Северный полюс открыт, то идти на Южный.» Команда с воодушевлением пошла на этот рискованный шаг.
Подойдя к Антарктиде весной 1911 г., экспедиция в составе пяти человек, начала штурм шестого континента. Амундсен внимательно следил за тем, чтобы на каждом широтном градусе оставляли склады с продовольствием и другими припасами. В качестве тягловой силы и «живых консервов» он взял также 52 собаки.
Путь был необыкновенно сложен и труден. На 85° южной широты шельфовый ледник Росса с относительно сносной для передвижения поверхностью кончился. Теперь их путь круто пошел вверх по заснеженным склонам, где снег и лед скрывали глубокие трещины. Перед подъемом, сделав очередной склад, Р.Амундсен взял продовольствия на 60 дней, планируя за этот срок достигнуть цели и вернуться обратно.
Названия, которые давали путешественники новым горам, хребтам и ледникам носят двоякий характер. Они отражали желание увековечить память тех людей, которые были им особенно дороги, например Ф. Нансена, или же те трудности, с которыми они сталкивались — «Врата ада», «Танцевальный зал дьявола» и т.д.
16 декабря 1911 г. было определено, что они находятся на широте 89° 23', т.е. в 7 —10 км от полюса. Было решено разделиться на две группы и тщательно обследовать приполюсный район в радиусе 10 км. На следующий день они по приборам определили, что вышли на точку полюса. Боясь, что их могут обвинить в том, что на самом деле они не достигли полюса, два члена экспедиции — О. Бьоланд и X. Хансен — прошли еще несколько километров в южном направлении. На самом же полюсе была поставлена палатка, над которой развевался норвежский флаг и вымпел с названием их корабля — «Фрам». В палатке было оставлено письмо-отчет норвежскому королю, а также послание конкурирующей экспедиции Скотта, которая также стремилась к Южному по-

люсу. «Счетчики приборов дружно показывали расчетную точку — наш полюс по счислению. Цель достигнута, путешествие закончено. Не могу сказать, хотя знаю, что это прозвучало бы эффектно, что я достиг цели своей жизни. Это было бы уж слишком явной и откровенной выдумкой. Лучше буду честен и скажу прямо, что, по-моему, еще никто из людей не стоял в точке, диаметрально противоположной цели его стремлений в таком полном смысле слова, как я в этом случае. Район Северного полюса — чего там, сам Северный полюс манил меня с детства, и вот я на Южном полюсе. Поистине все наизнанку», — писал в своих мемуарах прославленный путешественник [53].
Путешествие по Антарктиде от побережья до полюса и обратно заняло у Р.Амундсена 99 дней. Мир узнал о новом достижении Амундсена в марте 1912 г., когда они подошли к Тасмании.
Р.Амундсен был путешественником по духу. В 1925 г. он решил совершить полет на самолете к Северному полюсу. Но авария еще на подлете к Шпицбергену помешала осуществлению задуманного. Но Р.Амундсен не хотел и не умел отступать от выбранной цели. Он отказывается от самолета и отдает предпочтение дирижаблю, куда на должность капитана приглашается создатель дирижабля — Умберто Нобиле.
11 мая 1926 г. начался этот полет дирижабля «Норге», на борту которого находилось 16 человек. Через 15,5 ч они были над Северным полюсом, куда были сброшены норвежский, итальянский и американский флаги: их экспедиция была интернациональной. Далее им предстояло по плану пролететь над Полюсом недоступности, равноудаленным от берегов окружающих Северный Ледовитый океан континентов. Эта точка находилась на расстоянии около 400 км от Северного полюса в сторону Аляски. Из-за обледенения корпуса дирижабля после того, как они попали в сильный туман, пришлось совершить вынужденную посадку на американском континенте. Их возвращение на родину в Норвегии праздновалось как национальный триумф.
Жизнь Р.Амундсена оборвалась где-то во льдах Северного Ледовитого океана. Он вылетел на поиски и спасение экипажа Нобиле, который на другом дирижабле — «Италия», достиг Северного полюса, но на обратном пути потерпел крушение. Самолет Р.Амундсена перестал отвечать на запросы с земли 20 июля 1926 г.
Если фортуна во многом благоволила Р.Амундсену, то другой полярный путешественник, англичанин Роберт Фолкон Скотт (1868 — 1912), не был столь удачлив.
Экспедиция в Антарктиду в 1900 г., во главе которой встал Р. Скотт, носила исследовательский характер. Задача покорения Южного полюса официально среди ее задач не стояла. В отличие от Р.Амундсена, у Р.Скотта не было опыта полярных походов и зимовок. Неподготовленность экспедиции сказалась в неподходя-

щем корме для собак, которые стали слабеть и умирать. У участников похода началась цинга. Очевидно, что одних консультаций с опытными полярниками, среди которых был и Ф. Нансен, оказалось недостаточно. После двух зимовок в Антарктиде английская экспедиция вернулась на родину. Ее итогом стал двенадцатитомный научный труд, посвященный географии, биологии, климату Антарктиды, в ее прибрежных водах были проведены гидрографические исследования. Р. Скотт за свои достижения, как указывалось в некоторых наградных листах — даже «за личное мужество», получил золотые медали от географических обществ Англии, США, Швеции и Дании.
Осенью 1909 г. Р. Скотт объявляет об организации новой антарктической экспедиции. «Главной целью является достижение Южного полюса, с тем, чтобы честь этого свершения досталась Британской империи», — заявил Р. Скотт. Он начинает свой путь по Антарктиде в ноябре 1911 г. Здесь он узнает, что Амундсен опережает его. «Не подлежит сомнению, отмечает он в дневнике, что план Амундсена является серьезной угрозой нашему. Амундсен находится на 60 миль ближе к полюсу, чем мы». Р. Скотт надеялся, что три его мототягача покажут преимущество техники перед живой силой. Но все они вскоре вышли из строя. Потом кончился весь фураж для маньчжурских лошадок. Последними были отправлены назад собачьи упряжки, и весь груз путешественники вынуждены были тащить на себе. На широте 87° 30' было решено, что на штурм полюса пойдут только пятеро, а троим участникам экспедиции придется возвращаться. Их отчаянию не было предела. «Бедный Крин расплакался», — записал Р. Скотт. Если бы они знали, что это спасает им жизнь, то реакция была бы, наверное, иной.
Выбиваясь из сил, сподвижники Р. Скотта продвигались вперед. Надо было торопиться, чтобы опередить Р.Амундсена. Но сил не было. Из-за недостатка топлива невозможно было просушить одежду, а тем временем наступила антарктическая зима. Температура упала до минус 40оС, постоянно дул пронизывающий ветер. Люди не смогли выдержать сверхчеловеческого напряжения сил. Последняя запись в дневнике Р. Скотта помечена 29 марта 1911 г. Специальная спасательная экспедиция, спустя восемь месяцев, нашла их тела в полузанесенной снегом палатке.
Членов спасательной экспедиции потряс тот факт, что среди вещей полярников была коллекция ценных геологических образцов, весившая не менее 10 кг. Что заставляло этих рыцарей науки, идущих на грани человеческих возможностей, продолжать нести этот груз?
Сам Р. Скотт в «Послании к обществу» констатировал, что «причины катастрофы не вызваны недостатками организации, но невезением в тех рискованных предприятиях, которые пришлось предпринимать».

В связи с увеличением масштабов путешествий получает дальнейший импульс развития и гостиничное хозяйство. В 1829 г. в Бостоне открывается гостиница, где был посыльный, ключи от номеров для гостей, в каждом номере были ванна и туалет. Это стало своего рода стандартом для американских отелей на многие годы. Чаще всего отели возникали недалеко от железнодорожных станций, так как железные дороги являлись частью курортного бизнеса и курортной собственности.
С конца XIX в. начинают возникать гостиничные цепи. В Европе, например, Цезарем Ритсом в период с 1870 по 1907 гг. была сформирована цепь отелей Ритса, большинство из них были лицензированы для последующей работы под именем Ritz[54].
Таким образом, в XIX — начале XX вв. продолжают сохраняться и получают свое дальнейшее развития все те виды туризма, которые существовали в предыдущее время. Революционным же является возникновение массового туризма, что стало возможным благодаря коренному изменению в средствах транспорта и связи и появлению «среднего класса», а также повышению общего уровня и качества жизни в ведущих индустриальных странах мира. Кроме того, стали появляться фирмы, которые специализировались именно на реализации на рынке туристских услуг.

Контрольные вопросы и задания

1. Что способствовало становлению туристской индустрии в XIX в.?
2. Расскажите о туристском агентстве Дж. Кука.
3. Какие научно-исследовательские экспедиции в глубь Африки были предприняты в XIX в.?
4. Какими открытиями обогатилась наука в результате путешествий А.Гумбольдта и Ч.Дарвина?
5. Как англичане исследовали полуостров Индостан и прилегающие к нему территории в XIX в.?
6. Какие путешественники исследовали внутренние районы Австралии?
7. Что Вам известно о покорении Северного и Южного полюсов?

Литература

Берн Ж. История великих путешествий: В 3 кн.: Пер. с франц. — М., 1993. — Кн. 3. Мореплаватели XIX века.
Гумбольдт А. Картины природы. — СПб., 1900.
Дарвин Ч. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль». — М., 1983.
Квартальное В. А. Гуманитарные проблемы развития туризма: история и современность. — М., 1998.
Крючков А. А. История международного и отечественного туризма. — М., 1999.
Магидович И. П., Магидович В. И. Очерки по истории географических открытий: В 5 т. - М., 1985. - Т. 4.
Немоляева М.Э., Ходорков А.Ф. Международный туризм: вчера, сегодня, завтра. — М., 1985.
Новая история стран Европы и Америки: Первый период: Учебник / Под ред. А.В.Адо. — М., 1986.
Новая история (1870 — 1918 гг.) / Под ред. И.С.Галкина. — М., 1989.
Шаповал Г. Ф. История туризма. — Минск, 1999.
.

Ваш комментарий о книге












 





Наверх

sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.
Здесь подсветка зданий светодиодная.