Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты







Ваш комментарий о книге

Крылова Н., Серебренникова А. Уголовное право зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии)

ОГЛАВЛЕНИЕ

Тезисы лекций по спецкурсу "Уголовное право зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии)"

Общая часть

Лекция 1 Введение в спецкурс

План лекции:
1. Цели, задачи и система курса.
2. Понятие сравнительного правоведения.
3. Значение сравнительного правоведения в исследованиях российского уголовного права.
Литература:
Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М.: Межд. отношения, 1996.
Очерки сравнительного права (составитель сборника — В. А. Туманов). — М.: Прогресс, 1981.
Теория государства и права: Курс лекций в 2-х частях. Т. П. М.: Изд-во "Юридический колледж МГУ", 1995. С. 27—46.
1. Спецкурс "Уголовное право зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии)" предназначен для ознакомления студентов-юристов, специализирующихся по уголовно-правовому направлению, с современным состоянием и тенденциями развития уголовного права ведущих зарубежных стран, принадлежащих к различным правовым семьям.
Задача спецкурса — дать наиболее полное представление об особенностях возникновения и развития, принципах, основных институтах и категориях правовых систем Англии, США, Франции и Германии, используя при этом новейший материал, а также помочь ^удентам овладеть методикой сравнительно-правовых исследований.


22

Уголовное право зарубежных стран



Система курса предметно включает лекции по Общей части уголовного права ведущих зарубежных стран, а также некоторые сведения о системе и нормах Особенной части уголовного права рассматриваемых государств. При этом дается сопоставительный анализ основных институтов зарубежного уголовного права с выделением специфических особенностей решения тех или иных уго-ловно-правовых проблем в системе конкретного государства.
2. В настоящее время сравнительное правоведение рассматривается с двух позиций: как метод и как наука. История политико-правовой мысли дает немало примеров использования сравнительного-правового метода в различных исследованиях, осуществляемых с самых давних пор. Хрестоматийным примером является трактат Аристотеля "О политике", в основе которого лежало исследование 153 конституций греческих и варварских городов. По утверждению историков, еще Солон использовал сравнение при создании афинских законов. В средние века предпринимались попытки сравнения римского права и права канонического. Фундаментальный труд Шарля Луи Монтескье "О духе законов" — еще один классический пример использования сравнительно-правового метода для того, чтобы определить принципы "хорошей" системы правления.
Таким образом, наука сравнительного правоведения "выросла" из отдельных исследований, в которых использовался сравнительно-правовой метод. Становление современной компаративистики (от слова "comparer" — сравнивать), утверждение ее научного характера, определение объектов, целей, задач, методов исследования юристы связывают со второй половиной XIX в. В 1869 г. в Париже было основано Общество сравнительного законодательства, в 1900 г. там же прошел I Международный конгресс сравнительного права. С этого времени сравнительное правоведение приобрело научный характер.
Сравнительное правоведение можно определить как науку, изучающую правовые системы различных государств, включающие отрасли права (или подсистемы), институты, отдельные нормы права, практику их применения, а также изучающую различные правовые теории с целью получения наиболее полного представления о специфических чертах и особенностях той или иной правовой системы и, вместе с тем, тех общих черт и закономерностей развития, которые роднят эту систему с другими и позволяют объединить правовые системы различных государств в определенные типы, внутри которых возможно взаимодействие, определенная унификация и универсализация права.
3. Сравнение правовых систем различных государств позволяет лучше узнать свое национальное право и совершенствовать его. С самых давних пор законодатель в своей деятельности стремился


23

Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"



использовать сравнение для улучшения собственного права. Европейское право в течение долгих лет развивалось достаточно идентичным образом. Через несколько лет реформа, проведенная в какой-либо стране и доказавшая свою целесообразность, повторялась в Других странах, хотя и с некоторыми модификациями, обусловленными специфическими условиями и традициями этих стран или направленными на устранение выявленных при сравнении пробелов и недостатков первого законодательного решения. Значение сравнительного правоведения для законодателя велико и в настоящее время. В России, в частности, при разработке нового УК достаточно широко использовался опыт зарубежных стран (преимущественно Франции, Германии и США) при проведении последними уголовно-правовой реформы. Это касается и ограниченной вменяемости, и выдачи преступников, и видов освобождения от наказания, и формулирования некоторых квалифицирующих признаков и даже целых составов Особенной части ("отмывание" денежных средств, полученных незаконным путем, "компьютерные" преступления, преступления против мира и безопасности человечества и др.).
Истории известны случай, когда сравнительное правоведение использовалось не только законодателем для совершенствования национального права. Издание и применение правовых норм в другой стране со сходной правовой системой и тех же традиций (например, традиций классического уголовного права или традиций общего права) часто оказывало влияние на толкование правовых норм в данной стране, а иногда вело к новым решениям в право-применительной практике без какого-либо вмешательства со стороны законодателя. Так, постановления Кассационного Суда Франции часто определяли направление судебной практики многих иностранных государств, в которых французское право традиционно рассматривалось в качестве модели (в основном, бывшие французские колонии). Что касается стран англо-американской системы, где суды традиционно обладали правотворческими функциями, то здесь процесс прямого заимствования происходил еще более явным образом: постановления высших судов Англии нередко определяли Деятельность австралийских или канадских судей и, наоборот, некоторые австралийские или канадские решения в Англии имели большой авторитет'.
В настоящее время сравнительное правоведение используется Для определенной унификации права зарубежных стран. Процесс унификации — объективный процесс, связанный с функционированием международных организаций, таких, как Совет Европы, ИНТЕРПОЛ, Комитет ООН по предупреждению преступности и борьбе с ней и других, деятельность которых напрямую связана с
См. подробнее: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч.


24

Уголовное право зарубежных стран



изучением и использованием правовых институтов и норм различных государств.                                      ,
Некоторая унификация и гармонизация уголовного права зарубежных стран достигнуты уже сегодня. Подтверждением сказанному служит, в частности, принятие нового Уголовного кодекса во Франции, в котором законодатель предпринял попытку максимально приблизить собственное законодательство к нормам и принципам международного уголовного права. Это касается и введения институтов, не свойственных правовым системам континентального типа — института уголовной ответственности юридических лиц и про-бации, норм об уголовной ответственности за преступления против мира и безопасности человечества (геноцид, депортацию, обращение в рабство и пр.) и другие преступления, предусмотренные международными соглашениями, и предоставления судебной практике больших полномочий в области назначения наказания, в особенности в области его смягчения, что .фактически делает санкции неопределенными, и т. д.
Вместе с тем "легитимность" сравнительного правоведения как самостоятельной науки (его право на существование) нередко оспаривается. Как правило, противники сравнительного правоведения выдвигают следующие принципиальные аргументы.
Первый из них основан на тезисе о том, что национальное право само по себе достаточно сложно, поэтому не следует юристам обременять себя обращением к иностранным правовым системам, тем более, что собственные правовые системы усложняются вследствие принятия большого количества законов, которые требуют изучения и систематизации. Второй сводится к тому, что при сравнении всегда существует риск поспешных заимствований и необоснованных утверждений. И, наконец, право любой страны — это часть ее национального достояния, порождение традиций, способ самовыражения данного общества. Следовательно, нужно не сближать право с другими системами, а, наоборот, обеспечить его независимость, оградить от искажений иностранного происхождения.
Какие контраргументы можно было бы привести? Для этого следует обратиться к преимуществам сравнительного правоведения. Во-первых, сравнительное правоведение дает возможность лучшего познания собственного права, поскольку очевидно, что специфические особенности национальной правовой системы лучше "высвечиваются" при сравнении с другими системами. Утверждение "все познается в сравнении" в данном случае справедливо. Во-вторых, как раз в интересах собственного развития необходимо найти "свое" место среди других правовых систем. Обнаружение сходного решения тех или иных проблем, сходной юридической техники и других общих черт позволяет в будущем использовать положительный опыт другой правовой системы и, наоборот, избегать ошибок


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       25

(возможность "учиться на чужих ошибках"). Более того, в современный период уже не удастся обособить национальную правовую систему и тщательно оберегать ее от внешнего влияния. Это недостижимо, поскольку нет ни одного государства, так или иначе не вовлеченного в международные отношения и вынужденного согласовывать свое внутреннее право с правом международным, формирующимся на условиях определенной унификации. Все системы разрешения коллизий законов (в том числе уголовных) предусматривают, как правило, знание иностранного закона и обращение к нему (выдача преступников, международный терроризм, угон воздушного судна и пр.).


Лекция 2 Понятие правовой системы и правовой семьи
План лекции:
1. Понятие и структура правовой системы.
2. Понятие правовой семьи.
3. Типы правовых семей.
Литература:
Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. — М.: Меяод. отношения, 1996.
Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира. — М.: Юрид. лит., 1993. — 256 с.
Современные тенденции развития уголовного законодательства и уголовно-правовой теории // Государство и право. 1994. № 6. С. 44—77.
1. Существуют два различных понимания правовой (или юридической) системы — узкое и широкое.
С одной стороны, право представляет собой совокупность норм, т. е. общеобязательных правил поведения, установленных и санкционированных государством и охраняемых его принудительной силой, хотя такое понимание права не является единственным. Некоторые философы и юристы считают право некой идеальной моделью поведения. В частности, в мусульманских странах традиционным является понимание мусульманского права как идеальной системы, связанной с религией ислама, а не с нормативными решениями органов государственной власти и управления. В узком значении правовая система — это система внутреннего национального права, имеющая определенную структуру: норма права, правовой институт, отрасль права (или определенная сфера правового регулирования).
С другой стороны, понятие "правовая система" охватывает широкий круг правовых явлений, включая нормативные, организационные, социально-культурные. В широком понимании правовая


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       27

система характеризуется тремя группами правовых явлений:
1) юридические нормы, институты, отрасли (сферы правового регулирования) (нормативная сторона); 2) совокупность правовых учреждений (организационная сторона); 3) совокупность правовых взглядов, представлений, идей, свойственных данному обществу (правовая культура).
Правовая система каждого государства отражает закономерности развития данного общества, его исторические, национальные, культурные особенности. В настоящее время каждое государство имеет свою правовую систему, которая имеет как общие черты с правовыми системами других стран, так и отличия от них, т. е. специфические особенности. В некоторых государствах параллельно функционируют несколько правовых систем. Например, в США наряду с федеральной существуют и относительно независимые друг от друга правовые системы отдельных штатов со своими конституциями, своими кодексами, своими правоохранительными и судебными органами.
2. Из вышеизложенного видно, что правовых систем, как минимум, столько, сколько существует государств. А если учесть существование "конкурирующих" правовых систем, то окажется, что в мире функционирует великое множество правовых систем. Вместе с тем некоторые общие черты позволяют объединить их в определенные группы (или типы). Критериями группировки могут выступать: принципы права, способы выражения и закрепления правовых норм (приемы юридической техники), их толкования и др. Такие группы (типы) получили название правовых семей.
Таким образом, правовая семья — это более или менее широкая совокупность национальных правовых систем, которые объединяют близость происхождения источников, основных понятий, приемов юридической техники и способов толкования.
Так, германское, французское, итальянское и швейцарское право достаточно сходным образом формулируют многие положения как на уровне правовой нормы, так и на уровне правового института, хотя, безусловно, существуют и определенные различия. В этих странах ведущим источником права является нормативный акт. Французское и итальянское право, с одной стороны, и немецкое и швейцарское право, с другой, принадлежат к одной правовой семье, которую называют континентальной, или романо-германской. Им противостоят, например, английское и американское право как системы общего права.
Для англо-американской правовой семьи характерны ведущая роль судебного прецедента как источника права, отсутствие, например, в Англии, кодифицированного законодательства и другие принципиальные особенности.
2-- 4302


28

Уголовное право зарубежных стран



3. В настоящее время в мире существуют две основные правовые семьи, хотя ими, безусловно, не ограничивается весь современный юридический мир.
3.1. Романо-германская семья, ведущая свое происхождение от римского права, объединяет правовые системы многих государств современного мирового сообщества. Она сформировалась на территории Европы в латинских (Италия, Испания, Португалия) и германских странах (Германия, Франция, Швеция, Норвегия, Дания). К романо-германской правовой семье в настоящее время относятся правовые системы государств континентальной Европы, вся Латинская Америка, значительная часть Африки, страны Ближнего Востока. Влияние этой правовой семьи нашло выражение в правовых системах Японии, Индонезии, других государств.
Отличительная черта названной правовой семьи — ее формирование на основе римского права. В ходе исторического развития первоначальное различие между так называемыми латинскими системами и германскими стерлось вследствие рецепции римского права в Европе. В XII—XIII вв. сложилось на базе кодификации императора Юстиниана и существовало до конца XVIII в. некое общее европейское право, которое и предопределило единство в рамках данной семьи. Кодификация, осуществленная в европейских странах в XIX в., привела к нарушению такого единства, однако некоторые принципиальные общие черты национальных правовых систем сохранились. Это касается, в частности, воспроизведения основ римского права, использования при систематизации правовых норм сходной юридической техники, общих юридических категорий и терминов и т. п.
Для романо-германской правовой семьи характерны следующие основные черты: а) закон и право не отождествляются, право тесно связано с нравственностью; б) оптимальная обобщенность нормы права, т. е. нормы формулируются как некие абстрактные правила поведения, они не представляют собой конкретный прецедент и адресованы неопределенному кругу лиц; в) деление права на самостоятельные ветви — отрасли; г) наличие хорошо разработанного законодательства и иерархии нормативных актов; д) в иерархии законов главное место занимает Конституция государства; е) осуществляется кодификация и систематизация нормативных актов;
ж) поскольку право и закон не отождествляются, определенную роль играет толкование, даваемое судами; з) ограниченная роль правового обычая среди источников.
В результате колонизации влияние романо-германской семьи распространилось на обширные территории, где в настоящее время действуют правовые системы, принадлежащие к этой семье или родственные ей. Происходила и ее добровольная рецепция.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     29
В настоящее время в связи с осуществлением определенной унификации европейского права противопоставление "латинских" и "германских" систем утрачивает смысл. Данная семья, взятая в целом, представляется достаточно однородной. Хотя существуют и определенные серьезные различия между отдельными национальными правовыми системами. Эти различия связаны, в первую очередь, с существованием неевропейских систем, принадлежащих к данной семье. И если европейские страны в настоящее время стремятся при построении своего законодательства исходить из идеи правового государства, общечеловеческих ценностей, примата международного права, то в странах Латинской Америки и Африки в силу различных причин этого не происходит. Во многих этих странах сумели "освоить" и приспособить европейское право. Но практически везде до рецепции такого права существовала собственная нормативная система со своими правилами поведения и своими правовыми институтами. Рецепция во многих случаях была лишь частичной'.
3.2. Англо-американская (или неконтинентальная) правовая семья представляет собой семью, основанную на так называемом общем праве. В ходе истории это право стало основой весьма большой правовой семьи. В настоящее время она включает правовые системы практически всех, за некоторым исключением, англоязычных стран. Общее право оказало большое влияние на развитие правовой системы США. Несмотря на существенные различия современных правовых систем Англии и США, эти два государства вместе образовали семью общего права. Общее право повлияло и на формирование правовых систем Индии, Пакистана, ряда стран Африки.
Необходимо учитывать то, что английское общее право не является правом всей Великобритании, поскольку оно применяется лишь на территории Англии и Уэльса и не распространяется на Шотландию, Северную Ирландию, острова Ла-Манша и остров Мэн, имеющие собственные правовые системы.
Английское право развивалось автономно от континентальной Европы, рецепция римского права его не затронула. Исторической датой возникновения английского права считается 1066 год, когда нормандцы завоевали Англию. До этого существовало англосаксонское право, которое носило партикулярный характер, т. е. было сугубо местным. Кстати, именно по этой причине крайне неудачно именовать данную семью "англосаксонской". У английских юристов это вызывает недоумение.
После нормандского завоевания англосаксонское право сохранилось и применялось местными юрисдикционными органами. Однако в случае возникновения серьезных конфликтов можно было обратиться в Королевский суд (Curia Regis), то есть фактически к
См. подробнее: Давид Р., Жофс^ре-Спинози К. Указ. соч.
2*


30

Уголовное право зарубежных стран



судьям, которые назначались им, чтобы осуществлять правосудие в провинциях. К компетенции королевских судов относились вопросы публичного права, земельной собственности и дела по особо тяжким преступлениям. Частные лица, как правило, не могли обращаться непосредственно в Королевский суд, а должны были просить у короля, но фактически — у лорда-канцлера, выдачи приказа (Writ), позволявшего перенести рассмотрение спора в Королевский суд. Первоначально приказы издавались в исключительных случаях. Но с течением времени количество судебных решений по таким делам значительно увеличилось и, в итоге, королевскими судами было создано новое право — общее английское право. Почему же "общее"? Да потому, что это право, общее для всей Англии, где до этого действовали местные обычаи.
Таким образом, общее право (Common Law) было создано королевскими судами, которые, начиная с XII в., заседали в Вестминстере. В противоположность юристам континентальной Европы английские королевские судьи не обращались ни к римскому, ни к каноническому праву. Их главной задачей было решение вопросов публичного права с использованием специфической процедуры (в то время как римское право — это, по преимуществу, частное право). Нормы, определяющие основы отправления правосудия, ведения судебного процесса, исследования доказательств, исполнения судебных решений, для юристов этих стран имели большее значение, чем нормы материального права.
С течением времени происходил процесс расширения компетенции королевских судов, совершенствовалась судебная процедура. В конце средних веков они по существу стали единственными органами правосудия. Муниципальные и торговые суды рассматривали малозначительные дела, церковные суды рассматривали лишь дисциплинарные проступки священнослужителей и брачно-семейные дела.
Исторические особенности формирования общего права сыграли решающую роль в том, что английское право не знало деления на публичное и частное, категории и понятия римского права не были восприняты, судебная практика выработала собственные категории, не известные правовым системам континентальной Европы (понятие "явного действия", конструкция "разумного человека", позднее — "пробация" и т. п.).
Так сформировалась система общего права, существенными чертами которой явились: публично-правовая основа, особое значение процессуальных действий, судейское правотворчество. Чтобы придать этой системе стабильность, которую в других странах обеспечивает закон, судебная практика ввела правило обязательности прецедента: однажды сформулированное судебное решение


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       31


в последующем становилось обязательным как для судьи, его вынесшего, так и для всех других судей.

При необходимости выйти за жесткие рамки закрытой системы сложившихся прецедентов, как и прежде, использовалось обращение к королю, т. е. фактически к канцлеру. Последний давал свое решение возникшего вопроса, которое считалось не юридическим, поскольку оно принималось вне рамок общего права, но отвечавшим требованиям справедливости. Лордом-канцлером использовались принципы канонического и римского права, что помогало преодолеть многие устаревшие нормы общего права и вынести справедливое решение. В итоге, наряду с общим правом сложилось право справедливости.
Как следует из литературных источников, к началу XVII в. был достигнут компромисс между судами общего права и судом лорда-канцлера. В настоящее время право справедливости рассматривается английскими судами как неотъемлемая часть английского права.
В XIX—XX вв. английская уголовно-правовая доктрина с большим вниманием обратилась к материальному праву, на основе которого осуществлялась систематизация решений общего права. Во второй половине XIX в. исчезли формальные отличия между судами общего права и канцлерскими судами справедливости. В XX в. возросла роль законов и регламентов. Объективные потребности развития экономики, торговли и международного сотрудничества повлекли некоторое сближение между английским и континентальным правом.
В целом же отличия английского права от права романо-гер-манской семьи состоят в следующем: а) отсутствие в английском праве деления на публичное и частное, деления на гражданское, торговое, административное право; наличие деления на общее право и право справедливости; б) норма английского права менее общая и абстрактная, чем норма, например, французского или итальянского права; казуистичность; в) источником английского права является судебная практика; суды не только применяют, но и создают правовые нормы; г) важным источником английского права в настоящее время выступает также закон, т. е. акт Парламента. Хотя определенная систематизация и проводится, она не имеет такого характера, как в странах континентального права; д) вспомогательными источниками английского права являются обычай, доктрина и правосознание.
Как и право романо-германской семьи, общее право в определенный период получило широкое распространение в мире в силу тех же причин колонизации или добровольной рецепции. Здесь также следует различать европейское общее право (Англия, Ирландия) и Неевропейское. Вне Европы (например, в некоторых мусульман-


32

Уголовное право зарубежных стран



ских странах или в Индии) общее право было воспринято лишь частично. Среди стран общего права есть такие, как США и Канада, в которых сложилась культура, отличающаяся во многих аспектах от английской. Поэтому право этих стран получило широкую автономию в рамках правовой семьи общего права.
В США общее право вместе с переселенцами из Англии пришло в XVII в. В Америке было воспринято тогдашнее английское право, которое развивалось и функционировало здесь в течение всего периода господства Англии, вплоть до 1776 г. В дальнейшем английское и американское право развивалось параллельно, влияние правовых систем этих государств из прямого, непосредственного стало косвенным.
В настоящее время право США существенно отличается от английского. Американское право обладает своеобразием, национальным характером, в нем отразились различия в общественном и государственном устройстве, культуре, традициях народа. Например, некоторые существенные отличия, правовой системы США определяются федеративным устройством этого государства, особенностями менталитета американского общества и др. Эти различия проявляются в понятийном аппарате и структуре права, в формулировании конкретных правовых норм и др.
Большая роль в развитии правовой системы США принадлежит Конгрессу США, Верховному суду, законодательным и судебным органам отдельных штатов. Судебной практике как источнику права США придается исторически приоритетное значение. Однако развитие американской правовой системы привело к росту значения писаного права, закона в собственном смысле слова. Фундаментальное значение для функционирования правовой системы имеет Конституция США 1787 г. Принцип судебного контроля над конституционностью законов является одним из основополагающих в США. Этот принцип неизвестен в Англии. В связи с возрастанием количества законов в США проводится работа по систематизации законодательства на федеральном уровне и уровне отдельных штатов. В большинстве североамериканских штатов запрещено привлекать к уголовное ответственности за деяние, не установленное уголовным законом.
3.3. Романо-германская и англо-американская семьи развивались параллельно, однако не изолированно друг от друга. Некоторые идеи и принципиальные положения заимствовались. Это, в первую очередь, было связано с влиянием христианства, общих философских течений. Позднее заимствовались и другие идеи. В настоящее время достаточно велика роль закона в США, действует кодифицированное законодательство. Напротив, во Франции большое значение приобрело толкование правовых норм Кассационным Судом Франции (введение института крайней необходимости еще


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       33


до его законодательного закрепления в УК). Можно привести немало других примеров, свидетельствующих о взаимообогащении идеями двух ведущих правовых семей (заимствуются даже целые институты: Францией, например, были заимствованы институт про-бации, институт уголовной ответственности юридических лиц и др., включенные в УК 1992 г.). Все это дает основания для вывода о существовании ярко выраженной тенденции к созданию единой семьи западного права.

Стремление говорить о единой семье западного права тем более сильно, что в некоторых странах существуют такие правовые системы, которые трудно отнести с определенностью к той или другой правовой семье, так как они много заимствовали и там и тут. В числе таких смешанных правовых систем можно назвать шотландское право, право Израиля, ЮАР, Филиппин и других государств1.
4. Помимо названных двух правовых семей — романо-герман-ской и англо-американской — существуют и системы религиозного права. К ним, в первую очередь, относится право азиатских стран:
право хинди, древнее китайское право, старое японское право. Наибольшее значение сохранило мусульманское право, географическая область распространения которого — Ближний Восток, часть Азии и Африки.
Исторически мусульманское право представлено исламом. Религия и право в нем неразделимы. Традиционные источники мусульманского права имеют религиозное происхождение. До второй половины XIX в. мусульманское право оставалось в сущности неподвижным и применялось только в среде правоверных.
Следствием западной колонизации стал так называемый режим капитуляций. В мусульманских странах вводились суды, рассматривавшие дела, в которых хотя бы одной из сторон было лицо неисламского происхождения. Действие такого режима унижало национальное достоинство, посягало на суверенитет государств, в которых он вводился. Позднее в этих государствах-колониях стали вводиться кодексы, построенные по западному образцу, что позволяло развивать юридические отношения с Западом и одновременно избегать режима капитуляций. Так, в Судане, государстве Северо-Восточной Африки, еще в 1899 г. был принят Уголовный кодекс, основанный на индийском УК 1860 г., который, в свою очередь, был подготовлен комиссией британских юристов под руководством Т. Маколея. В Турции в 1926 г. после прихода к власти Кемаля Ататюрка в стране был введен в действие Швейцарский гражданский кодекс. Сегодня право Турции, Ирана, Пакистана, Индонезии вестернизировано, за исключением некоторых аспектов личного правового статуса. Вместе с тем в Судане, например, в 1983 г. был принят новый УК, основанный практически целиком на шариат-
Подробнее об этом см.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Указ. соч.

34                                                                                      Уголовное право зарубежных стран
ских законах. Кодекс устанавливает уголовную ответственность за прелюбодеяние, религиозные проступки, злоупотребление спиртными напитками и др. В числе уголовных наказаний можно встретить телесные наказания (забрасывание камнями, членовредительство, порку), легализованную кровную месть и др. До этого шариат был лишь одним (далеко не единственным) из источников уголовного права Судана. Ситуация осложняется еще и тем, что на юге этого государства проживает около 6 млн. лиц, не исповедующих ислам.
В настоящее время собственно мусульманское право действует достаточно широко в Саудовской Аравии, Йемене, Кувейте.

Лекция 3 Источники уголовного права зарубежных стран
План лекции:
1. Общая характеристика источников уголовного права Англии, США, Франции и ФРГ.
2. Источники уголовного права Англии.
3. Источники уголовного права США.
Литература:
Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. —М.: Межд. отношения, 1996.
Кросс Р. Прецедент в английском праве. М., 1985.
Уголовное право буржуазных стран: Общая часть. Сборник законодательных актов / Под ред. А. Н. Игнатова и И. Д. Козочки-на. — М.: Изд-во УДН, 1990.
Уголовное право зарубежных государств: Источники уголовного права. М., 1971. Вып. I.
Уголовное право США: Сборник нормативных актов. — М.:
Изд-во УДН, 1986. — 159 с.
1. Изучение любой правовой системы необходимо начинать с ознакомления с ее источниками. Источник права — это форма выражения правовых норм. Выделяют следующие основные источники права: нормативно-правовой акт (закон, статут, регламент и Др.), юридический прецедент (судебный и административный), правовой обычай и договор.
1.1. Исторически сложившееся деление права на право статутное, с одной стороны, и право прецедентное — с другой, прослеживается и применительно к источникам уголовного права. От того, в чем выражаются положения уголовного права — в нормах обычного права, в решениях судов по конкретным делам -или в нормативных актах — зависит система и структура источников права, форма выражения основных правовых понятий.
Англия и США принадлежат к семье общего права, в которой главное место среди источников уголовного права традиционно от-


36                                                                                         Уголовное право зарубежных стран
водится судебному прецеденту. Напротив, Франция и ФРГ — государства континентальной семьи, где ведущее место занимает закон в широком смысле слова.
1.2. Современный, удобный для применения и изучения, вид нормативно-правовых актов как источников уголовного права — Уголовный кодекс (УК), в котором более или менее четко выделяются Общая и Особенная части. В первой закрепляются основные принципы уголовного права, во второй дается характеристика конкретных видов преступлений и устанавливаются санкции за их совершение. Из рассматриваемых стран Уголовные кодексы существуют во Франции, ФРГ и США. В Англии отсутствует кодифицированное уголовное законодательство, что связано с особенностями исторического развития английской правовой системы.
1.3. Особую роль в качестве источников уголовного права играет конституционное законодательство названных стран. Конституции Франции, США, ФРГ прямо содержат уголовно-правовые нормы принципиального характера. Для судебной практики США характерны случаи прямой ссылки на нормы конституции в обоснование того или иного решения, хотя конституция и считается, скорее, политическим документом, а не источником уголовного права. Отсутствие в Англии писаной конституции не исключает роли иных, имеющих конституционное значение актов, например, Билля о правах, в определении принципов уголовного права.
1.4. К числу своеобразных источников уголовного права можно отнести доктринальные труды по уголовному праву, своды и кодификационные издания полуофициального характера и т. п. Роль такого рода источников в указанных странах неравнозначна. Там, где уголовные законы максимально кодифицированы, где право-творчество находится преимущественно в руках законодательного органа (Франция и ФРГ), роль подобных источников не так заметна, как в тех странах, где первостепенное значение придается решениям судов по конкретным уголовным делам (Англия и США). В последнем случае при решении вопросов уголовного права чаще можно встретить ссылки на научные авторитеты и доктринальные труды.                                                     -
2. Источники уголовного права Англии.
2.1. Изучение источников английского права представляет особый интерес, поскольку Англия — это "колыбель" общего права, в той или иной форме рецепированного многими странами. Этот интерес определяется также и тем, что английское право имеет ряд специфических особенностей, которые существенно отличают его от правовых систем континентальных европейских стран.
В Англии не существует уголовного кодекса. По определению английского юриста Кенни, уголовное право Англии "представляет собою конгломератную массу правил, основанных на древнейшем


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       37

общем праве Англии, модифицированном и развитом авторитетными решениями судей на протяжении большого исторического периода и значительно расширенного законодательными актами парламента, издаваемыми для удовлетворения потребностей времени'".
В истории Англии неоднократно предпринимались попытки кодификации уголовно-правовых норм. Первая попытка отмечена 1833—1849 гг. Она завершилась подготовкой двух законопроектов:
о преступлениях против личности и о кражах (1853 г.). Следующие попытки предпринимались в 1878—1880 гг., результатом этой работы было создание целого ряда законопроектов. Проблема создания УК поднималась и в наше время. В 1967 г. с инициативой разработки единого УК для Англии и Уэльса выступил тогдашний министр внутренних дел Р. Дженнинс. С 1980 г. серьезные работы по созданию проекта УК велись Подкомитетом по уголовному праву Общества государственных преподавателей права. В 1989 г. был опубликован окончательный вариант проекта УК. Интересно то обстоятельство, что разработчики проекта не отказались от норм общего права и делегированного законодательства как источников уголовного права. Помимо этого в проект было включено большое количество уголовно-процессуальных норм. И то, и другое — дань английской традиции2.
Основными источниками уголовного права современной Англии являются судебные прецеденты и статуты (парламентское законодательство).
Судебная практика является исторически самым первым источником английского уголовного права. Начиная с XII в., королевские судьи выносили приговоры, которые послужили базой для уголовного права Англии. В течение XII—XIII вв. Судом королевской скамьи были определены признаки фелонии (категории наиболее тяжких преступлений) и пределы ответственности за нее. В XIV в. сложилось понятие мисдиминора (категории менее тяжких преступлений). Свой вклад внес и Суд Звездной палаты, решения которого положили начало современной доктрине покушения.
Ответственность за некоторые преступления устанавливалась по общему праву. Их определение следовало искать не в статутах, а в решениях судей. При этом речь шла не только об определении преступления как такового, но и о наказании, которое должно было быть назначено виновному.
Некоторые статуты устанавливали наказания за те преступления, признаки которых были определены в общем праве. К при-^РУ, тяжкое и простое убийства в течение долгого времени считались преступлениями по общему праву, поэтому их определение


^ Кеппу Outlines of Criminal Law. Cambridge, 1952. P. 6.

См. подробнее: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, "Wr и Японии: Общая часть уголовного права. М.: Юрид. лит., 1991. С. 13—14.


38                                                                                         Уголовное право зарубежных стран
нельзя было найти ни в одном статуте, однако наказания за эти деяния предусматривались Законом о преступлениях против личности 1861 г. и другими актами. В настоящее время понятие и признаки убийства определяются английским Законом об убийстве 1957 г.
Таким образом, английское уголовное право основано на решениях судей, чьи выводы публиковались в судебных отчетах на протяжении семи веков. Некоторые важные вопросы Общей части к настоящему времени получили законодательное закрепление, однако многие из них существуют до сих пор в том виде, в каком они были сформулированы в судебных прецедентах.
2.2. Действие доктрины прецедента определяется положением, согласно которому английские суды образуют исторически сложившуюся иерархическую систему, где каждый суд находится в определенных отношениях с другим судом. Поэтому следует вкратце рассмотреть структуру судебной системы с точки зрения ее значения для формирования прецедентов.
Несмотря на многочисленные реформы, судебная система Англии отличается чрезвычайной сложностью.
Наверху иерархической лестницы находится Палата лордов, решения которой обязательны для всех других судов. До середины 1960-х гг. Палата считала себя связанной своими собственными решениями, которые могли быть отменены только законом. Однако с 1966 г. Палата лордов отошла от этого принципа, поскольку "слишком строгое соблюдение прецедента может в отдельных случаях привести к несправедливости и создать ненужные препятствия для естественного развития права'".
Особое место в судебной системе Англии занимают также Вер-. ховные суды, поскольку они не только рассматривают конкретные дела, но и создают прецеденты. В состав Верховных судов входят:
Высокий суд, Суд короны и Апелляционный суд.
Жалобы на решения Высокого суда подаются в Апелляционный суд. Дела рассматриваются коллегией в составе трех судей. Одна из коллегий суда занимается лишь уголовными делами. Это уголовное отделение Апелляционного суда. Решения отделения обязательны для всех нижестоящих судов. Апелляционный суд также сформулировал принцип, согласно которому он может не следовать своим собственным решениям, принятым ранее.
Решения Апелляционного суда могут быть обжалованы в Апелляционный комитет Палаты лордов (в отдельных случаях стало возможным прямое обжалование решений Высокого суда). Такое обжалование носит исключительный характер: Палата лордов выносит не более 30—40 решений в год. Дела рассматриваются, минимум, тремя лордами по апелляции. Каждый отдельно высказывает свое мнение по делу.
' Current Law. July. 1966. P. 251a.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       39

Суд короны — новое образование, созданное Актами о суде 1971 г. Он рассматривает уголовные дела. Его состав многообразен. В зависимости от вида преступления дело может рассматривать либо судья Высокого суда, либо окружной судья, либо рикордер (барристер или солиситор, временно исполняющий обязанности судьи). Если обвиняемый не признает себя виновным, в рассмотрении дела участвует жюри присяжных.
Помимо высоких судов в Англии действуют разнообразные нижестоящие инстанции, которые рассматривают около 90% всех дел. Малозначительные уголовные дела подлежат ведению магистратов — простых граждан, на которых возложена роль мировых судей. Их общее число около 20 000; это непрофессиональные юристы, вознаграждения они не получают. Решения этих судов не являются прецедентами, для них обязательны решения всех вышестоящих судов.
Таким образом, современная английская доктрина прецедента сводится к следующему: каждый суд обязан следовать решению вышестоящего в иерархии суда. Вышестоящий суд может отвергнуть решение нижестоящего суда и, в некоторых случаях, свое предыдущее решение. Кроме того, любая правовая норма, в том числе прецедент, может быть изменена парламентским актом.
Что же представляет собой прецедент? Каждое решение суда состоит из следующих частей: 1) изложение фактических обстоятельств дела; 2) формулирование принципов и отдельных норм общего права, а равно и судебное толкование норм статутного права применительно к правовым проблемам, возникшим из конкретных обстоятельств данного дела (эта часть решения называется "ratio decidendi" и с точки зрения доктрины прецедента является принципиально важной); 3) резолютивная часть, где определяется мера
наказания.
Следует иметь в виду, что когда говорится об обязательной силе судебного прецедента, то подразумевается не само решение дела по существу, а именно норма права, на которой оно основано,
т. е. "ratio decidendi".
Остальные два элемента не являются прецедентом. Все прочие упомянутые в решении правовые вопросы называются "obiter dictum" — попутно сказанное — и не обладают обязательной силой.
Нормы общего права в течение десятилетий постоянно дополнялись или заменялись нормами статутного права, в результате чего возник достаточно гибкий свод правил. Вместе с тем, неверно было бы считать, что судебный прецедент сегодня вытесняется статутным законодательством. Оба эти источника равноправны и действуют, дополняя друг друга. Характерным для английского уголовного права является то, что прецедент нередко применяется при толковании законодательных норм.


40                               Уголовное право зарубежных стран
2.3. Помимо статутов источниками уголовного права Англии являются подзаконные акты, издаваемые различными правительственными органами в порядке поручения, данного парламентом (делегированное законодательство). Преимущество такого законодательства состоит, по мнению английских юристов, в том, что оно дает возможность быстро принимать и изменять постановления без их утверждения парламентом. Причем имеет место фактическое и юридическое приравнивание правительственных актов к парламентским. Разница между законом и правительственным актом, считают английские юристы, для юриспруденции несущественна, поскольку и тот и другой устанавливают общее одинаково обязательное правило. Считается также, что в случае противоречия между актом исполнительной власти, изданным на основе делегированных полномочий, и статьей закона при толковании необходимо действовать таким образом, как будто речь идет о противоречии между двумя статьями закона.
Вместе с тем делегированное законодательство имеет силу только тогда, когда издано в рамках полномочий, предоставленных парламентом. Согласно предписаниям парламент должен осуществлять контроль за нормотворческой деятельностью исполнительной власти. Но, по мнению английских юристов, этот контроль неэффективен.
Одной из форм делегированного законодательства является "приказ в Совете", которым нередко вводятся в действие законы. Делегированные акты публикуются Издательством Ее Величества в сборнике Statutory Instruments. Широкими полномочиями наделен Министр внутренних дел: по сути, он регулирует все вопросы, связанные с отбыванием наказания.
2.4. Помимо специальных уголовных законов в области английского уголовного права действует большое количество норм, содержащихся в иных нормативных актах, в целом не имеющих уголовно-правового характера.
2.5. Наряду с современными уголовными законами в Англии действуют и очень древние законы. Самым старым из действующих уголовных законов является Закон об измене 1351 г. (лишь частично отмененный Законом об уголовной юстиции 1967 г.). Действуют также средневековые акты, предусматривающие ответственность за преступления против общественного порядка и порядка отправления правосудия. Закон о ревизии норм статутного права 1948 г. относил серию законов о богохульстве 1547, 1558 и 1697 гг. к числу действующих актов. Архаичность источников уголовного права была исторически обусловлена и сознательно сохраняется сегодня.
Таким образом, английское уголовное право характеризуется чрезвычайным обилием и запутанностью источников, достигшими


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       41

такого предела, что даже специалистам трудно ориентироваться в правовом лабиринте. По данным английского юриста Гардинера, в Англии насчитывается более 300 тысяч записанных судебных решений, около 42 томов парламентских актов (в их наиболее компактном издании) и около 100 томов делегированного законодательства (подзаконных актов)'.
Положение значительно осложняется еще и тем, что число правовых проблем, которые могут быть разрешены ссылкой на один источник права, чрезвычайно мало. В большинстве случаев приходится обращаться и к судебным решениям, и к статутному праву (одновременно к парламентским актам и делегированному законодательству). Даже в несложных случаях, когда достаточно обратиться к нормам статутного права, проблема также трудно решаема, поскольку большинство законов имеют небольшой предмет регулирования и не содержат ссылок на принятые ранее, действующие по этому вопросу акты.
2.6. К источникам уголовного права Англии относят и доктри-нальные труды. Большим авторитетом пользуются работы известных юристов различных поколений. Принято говорить о двух видах правовой руководящей литературы. К первому относятся классические труды, которые используются в качестве первичного источника общего права, например, "Институции" Э. Кока, труды Хэйла, Хоукинса, Фостера. Второй вид — это современные учебные руководства, не являющиеся собранием обязательных норм, хотя их часто цитируют. "Водоразделом" между этими трудами считают "Комментарии к законам Англии" Блэкстона, опубликованные в 1765 г. На эту работу часто ссылаются как на обязательный источник, и, в то же время, от нее ведут начало все современные учебники по английскому праву.
3; Источники уголовного права США.
3.1; Американская правовая система возникла на основе английской. Бывшие владения Англии, первые 13 американских колоний, прямо заимствовали принципы общего права. По мере расширения территории США сфера их применения распространялась на новые штаты, несмотря на то, что последние до этого испытывали влияние других европейских правовых систем. Так, Луизиана была первоначально французской колонией, штаты Аризона, Калифорния и другие — испанскими владениями, Аляска принадлежала России.
Для американской правовой системы, так же, как и для английской, характерно сочетание норм общего и статутного права. Однако, в отличие от английской системы, с ее консерватизмом, со стремлением оберегать многие из тех норм, принципов и институтов, которые были выработаны еще в средние века, американская


1 Law Reform Now. Ed. by G. Gardiner. London, 1963. P. 10.

42                                                                                         Уголовное право зарубежных стран
пошла по пути "гибкого правотворчества". С самого начала право-творческие полномочия судов не ограничивались ни федеральной конституцией, ни конституциями первых штатов.
Особенностью американской правовой системы является то, что она формировалась и развивалась в условиях федерализма. В настоящее время в США сосуществуют 53 самостоятельные правовые системы, или юрисдикции. В это число включаются 50 штатов, федеральный округ Колумбия, территория "свободно присоединившегося государства" Пуэрто-Рико и федеральная юрисдикция Соединенных Штатов Америки.
Федеральная правовая система существует постольку, поскольку существуют федеральное законодательство, федеральные правоохранительные органы и суды, федеральная законодательная власть.
Федеральная система действует с некоторыми исключениями на всей территории страны, а системы штатов — на территориях соответствующих штатов. Такое построение правовой системы в США в целом породило явление, называемое в юридической литературе дуализмом.
, Вопрос о разграничении компетенции федерации и компетенции штатов надлежащим образом не урегулирован, хотя и предпринимаются серьезные попытки его решения. Нередко нормы перекрещиваются, дублируют друг друга, находятся в противоречии. 3.2. В настоящее время уголовно-правовые предписания сосредоточены, в основном, в нормах статутного права. Эти нормы можно разделить на две большие группы: нормы федерального уровня и нормы отдельных штатов.
Федеральные уголовно-правовые предписания содержатся в Конституции США 1787 г., в актах, принятых Конгрессом США, и в некоторых подзаконных актах.
Конституция США — одна из старейших мировых конституций — содержит ряд положений, сыгравших свою роль в формировании и развитии уголовного права США. К числу таких положений можно отнести запреты издавать законы, имеющие обратную силу; налагать жестокие и необычные наказания; применять принудительные работы, кроме случаев наказания за преступление, за совершение которого обвиняемый был надлежащим образом осужден; лишения жизни, свободы и собственности без законного судебного разбирательства; издания законов, запрещающих свободное исповедание какой-либо религии, ограничивающих свободу слова или печати, или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями о прекращении злоупотреблений и пр. В Конституции США дается понятие измены государству.
Вместе с тем пределы компетенции федерации в области законодательства вообще и уголовного, в частности. Конституция определяет весьма расплывчато.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       43
В разд. 8 ст. I после перечисления круга вопросов, по которым может принимать решения Конгресс США, говорится, что он вправе "издавать все законы, которые будут необходимы для осуществления как вышеуказанных прав, так и всех других прав, которыми настоящая Конституция наделяет Правительство Соединенных Штатов, его департаменты и должностных лиц".
Это конституционное предписание послужило основой для принятия многочисленных федеральных законов, регулирующих некоторые общие вопросы федерального уголовного права и определяющих признаки конкретных преступлений.
Большинство этих законов включено в ч. I разд. 18 Свода законов США. В 1948 г. актом Конгресса она была систематизирована и объявлена единым законом.
Помимо норм федерального статутного права источниками уголовного права США являются и подзаконные акты, издаваемые Президентом, департаментами и ведомствами федерального правительства. В них, в частности, разъясняются и детализируются конкретные уголовные законы, устанавливаются условия их применения и т. д. (например, исполнительный приказ Президента § 11222 от 8 мая 1965 г. об этике поведения служащих и должностных лиц федеральных правительственных учреждений).
К источникам уголовного права штатов относятся конституции штатов, уголовное законодательство, включая уголовные кодексы, а также подзаконные акты, издаваемые властями штатов.
Все 50 штатов имеют свои, оформленные в виде законодательных актов конституции, среди которых самой старой является Конституция штата Нью-Хэмпшир 1784 г. и самой новой — Конституция штата Колорадо 1965 г. В большинстве же штатов действующие конституции были приняты в середине или во второй половине XIX в.
Конституции штатов отличаются от федеральной, во-первых, большим объемом, а следовательно, и большей детализацией регулируемых вопросов, а, во-вторых, меньшей стабильностью. В большинстве штатов конституции подвергались пересмотру в период определенных политических и экономических изменений. В некоторых штатах, как следует из литературных источников, установилась практика принятия новой конституции при смене одного-двух поколений. Все это привело к тому, что конституции штатов значительно отличаются друг от друга по своим принципиальным положениям, в том числе и тем, что влияют на уголовное право этих штатов.
С одной стороны, существование федеральной конституции способствовало тому, что штаты заимствовали ряд сходных положений. В конституциях штатов можно найти многое из того, что записано в федеральной: запрет издавать законы, имеющие обрат-


44

Уголовное право зарубежных стран



ную силу, налагать жестокие и необычные наказания, ограничивать свободу слова, религии, собраний и обращений к правительству с петициями и т. д.
С другой стороны, в конституциях штатов немало норм, либо развивающих и дополняющих положения федеральной Конституции, либо регулирующих те отношения, которых она не касается. Например, запрет налагать жестокие и необычные наказания в Конституции штата Орегон (§ 37 ст. I) дополнен указанием на то, что мерой наказания за тяжкое убийство является смертная казнь, кроме случаев, когда жюри присяжных при вынесении вердикта выскажется за пожизненное тюремное заключение. § 24 ст. III Конституции щтата Монтана, устанавливая, что законы о мерах уголовного наказания должны быть основаны на принципах исправления преступников и предупреждения преступлений, тут же делает исключение, указывая, что это общее правило не означает ограничения прав законодательного собрания вводить .смертную казнь.
Среди норм, регламентирующих вопросы, связанные с введением и применением мер уголовного наказания, есть немало прямо противоречащих друг другу. Например, Конституция штата Флорида запрещает неопределенные наказания, а Конституции штатов Мичиган и Мэрилэнд, напротив, дают законодательным собраниям возможность издавать законы, предусматривающие такие наказания.
Конституции штатов в ряде случаев охватывают более широкий круг вопросов, чем федеральная Конституция. В них можно найти нормы о порядке приведения в исполнение смертной казни, об освобождении от уплаты штрафа и замене одной меры наказания другой, об условно-досрочном освобождении, определение таких составов преступления, как взяточничество и линчевание, противоправное занятие азартными играми, а также уголовно-право-вых последствий их совершения и т. д.
Подробная регламентация в конституциях штатов вопросов, связанных с уголовной ответственностью, не исключает существования иных уголовных законов. Более того, при оценке конституционных положений нельзя забывать, что в соответствии с американской юридической доктриной конституции не являются актами, подлежащими прямому исполнению. Они считаются политическими документами, обращенными своими предписаниями к законодателю, хотя на Конституцию и ссылаются для обоснования того или иного решения.
В настоящее время все штаты имеют свое уголовное законодательство. Характерной чертой уголовного законодательства большинства штатов является отсутствие четкой, ясной и последовательной регламентации вопросов Общей и Особенной частей уго-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       45

ловного права, наличие многих явно устаревших, порой противоречивых предписаний, а также чрезвычайная их казуистичность.
Наличие существенных недостатков и противоречий в законодательстве штатов не раз констатировалось американскими исследователями. Комиссия, которая по поручению Президента изучала состояние преступности и борьбы с ней, в 1967 г. опубликовала доклад, в котором отметила исключительно большой разнобой в этой области. Так, в УК штата Орегон содержалось 1413 составов и 466 разновидностей уголовно-правовых санкций. Во многих случаях санкции устанавливались без надлежащего учета степени общественной опасности деяния. По законам штата Колорадо лицо, осужденное за тяжкое убийство первой степени, должно было отбыть 10 лет лишения свободы, прежде чем мог быть поставлен вопрос об условно-досрочном освобождении, а лицо, осужденное за тяжкое убийство второй степени (менее тяжкое преступление), должно было отбыть 15 лет. По тем же законам кража собаки наказывалась десятью годами тюремного заключения, а ее убийство — шестью месяцами.
Значительным дефектом уголовного законодательства, по мнению комиссии, являлось также то, что оно устанавливало слишком высокие минимальные пределы лишения свободы и ограничивало условное осуждение или условно-досрочное освобождение. Во многих случаях закон давал судье возможность выбирать лишь одну из двух, явно несоразмерных санкций — например, условное осуждение с передачей под надзор (пробация) или 20—25 лет тюремного заключения.
Нередко закон или нормы общего права разрешают судье при вынесении приговора за несколько преступлений, совершенных одним лицом, просто суммировать меры наказания без ограничения максимального предела.
Однако дело не только в несоответствии мер наказания, но и в том, что это несоответствие является подчас выражением тенденциозности законодателя. Интересны следующие факты. В ряде штатов, например, поджог частного жилища может повлечь 20 лет тюремного заключения, в то время как поджог переполненной людьми церкви, театра или тюрьмы считается значительно менее опасным преступлением. Разрушение плотины или иного общественного сооружения считается менее серьезным преступлением, чем, скажем, разрушение частного гаража. Это может свидетельствовать о стремлении законодателя защитить с помощью уголовного закона, в первую очередь, частную собственность1.
Подзаконные акты, издаваемые властями штатов, в ряде случаев определяют преступное поведение и меры наказания, что позво-
См.: Уголовное право зарубежных государств: Источники уголовного права. Указ. соч. Вып. I.


46                                                                                        Уголовное право зарубежных стран
ляет их официально включать в число источников уголовного права. Например, § 10 УК штата Нью-Йорк 1967 г. устанавливает, что преступлением является деяние, запрещенное под страхом наказания любой нормой права, изданной властями штата, ордонансом органов местного самоуправления, а также "любым приказом, правилом или инструкцией, изданными какими-либо правительственными учреждениями в соответствии с предоставленными им для этого полномочиями".
3.3. Большую роль среди источников уголовного права США играют нормы общего права. Эти нормы выполняют две задачи:
восполняют пробелы в действующей нормативной сфере и толкуют уголовно-правовые нормы. В связи со значительным расширением объема статутного права и поскольку все меньше становится не урегулированных статутным правом отношений, вторая задача стала в настоящее время доминировать.
Сегодня в большинстве штатов и в федеральном праве существует прямой запрет возлагать уголовную ответственность на основании только норм общего права. Однако первая из указанных задач не утратила еще полностью своего значения. Законодательство и судебная практика закрепляют за судами право устанавливать уголовную ответственность за деяния, которые правовыми нормами прямо не запрещены, т. е. право вырабатывать новые уго-ловно-правовые нормы. Хотя оно и ограничено рядом условий (должна отсутствовать иная норма, деяние, о котором идет речь, должно противоречить правилам общественной нравственности, мера наказания не должна быть строгой и т. Д.), оно по сути дела дает судам возможность заниматься правотворчеством.
Конечно, значительно большее значение для уголовного права имеют те предписания общего права, которые выполняют вторую его задачу — раскрывают, уточняют и конкретизируют содержание действующих материально-правовых норм (понятие убийства, покушения, определение начала жизни, преступлений против собственности и др.). Для уяснения смысла и содержания многих законов важное значение имеют понятия, выработанные судами, поскольку статутное право в период формирования испытало сильное влияние норм и институтов, выработанных судебной практикой и уголовно-правовой доктриной.
3.4. В связи с рассмотрением источников уголовного права США существенное значение имеет уяснение вопроса о соотношении норм федерального уголовного права и права штатов.
Теоретически считается, что установление уголовной ответственности является делом штатов. Федеральные же власти принимают уголовные законы Лишь в ограниченных пределах. Федеральное уголовное право существует, несмотря на отсутствие прямого


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       47
указания в Конституции США на право федеральных органов власти издавать уголовные законы.
Интересно то обстоятельство, что среди преступлений, предусмотренных федеральными законами, немало таких, которые по своим признакам полностью или частично совпадают с преступлениями, предусмотренными уголовным правом штатов. В связи с этим нередко возникают коллизии между сходными нормами уголовного права отдельных штатов и федерации, что в условиях США является, действительно, большой проблемой. Разрешение этих коллизий имеет принципиальное практическое значение, поскольку санкции, установленные федеральными органами власти и органами власти штатов, за одни и те же по сути деяния, как правило, неодинаковы. Различна и процедура рассмотрения уголовных дел.
По действию федеральных уголовных законов в пространстве их можно разделить на 2 группы: а) федеральные уголовные законы, действующие на всей территории страны; б) федеральные законы, действующие лишь в отдельных ее частях.
К первой группе относятся законы, предусматривающие преступления с так называемым "федеральным элементом", — посягательства, совершенные в отношении должностных лиц федеральных органов (например, убийство должностного лица федеральной службы, причинение ему телесного повреждения, воспрепятство-вание исполнению служебного долга, дискредитация федеральных должностных лиц и др.); посягательства, совершенные этими лицами в связи с осуществлением своих обязанностей (например, взяточничество); посягательства, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, хищение автомобилей и угон их из одного штата в другой), а также интересы отдельных правительственных учреждений (например, почтового ведомства) или в целом правительства США (например, посягательства на внутреннюю безопасность всей страны). Кроме того, сюда относятся и воинские преступления. Эти законы действуют на территории всей страны и проводятся в жизнь федеральными органами суда, прокуратуры и расследования.
Вследствие как требований законов, так и сложившейся судебной практики, к числу преступлений, преследование которых чаще всего осуществляется федеральным правительством, относятся также: нелегальная перевозка наркотиков, организованная преступность, крупномасштабное мошенничество, финансовые преступления и некоторые другие преступления, представляющие особый интерес для федеральных органов. Помимо этого только федеральное правительство осуществляет преследование преступлений в таможенной сфере, преступления по делам о федеральных налогах, а также случаи шпионажа и государственной измены. Все разбирательства по вопросу о выдаче преступника одним государством другому также проводятся в федеральных судах.


48                                                                   Уголовное право зарубежных стран
Ко второй группе федеральных уголовных законов относятся такие, которые применяются только на территориях, непосредственно подчиненных федеральному правительству. В число этих территорий включаются национальные заповедники, территории, принадлежащие военному ведомству или зарезервированные правительством США, корабли, плавающие под флагом США, и т. п. Здесь действует любой федеральный закон об уголовной ответственности (даже тот, в котором отсутствует "федеральный элемент").
Если же на подведомственной правительству США территории совершается общественно-опасное деяние, которое прямо не предусмотрено федеральными уголовными законами, то действует § 13 разд. 18 Свода законов США. Согласно этому параграфу, такое деяние должно наказываться по нормам права того штата, где расположена данная территория. При этом хотелось бы обратить внимание на очень важную "деталь": в параграфе говорится не о том, что ответственность наступает по уголовно-правовым нормам соответствующего штата, а о том, что лицо, совершившее их, "признается виновным в сходном преступлении и подвергается сходному наказанию". Другими словами, речь в данном случае идет не об отсылке к нормам права штатов, а о применении таковых по аналогии.
Некоторые территории, подведомственные правительству США, находятся на особом правовом положении. Например, для Округа Колумбия (территория, где расположена столица США — г.Вашингтон) Конгресс издает специальные законы, в том числе уголовные, которые предусматривают исчерпывающий перечень преступлений. Особый статус предусмотрен и для индейских резерваций. Хотя формально они не считаются территориями, непосредственно подчиненными правительству США, § 1152 разд. 18 Свода законов США распространяет на них федеральные законы, устанавливающие уголовную ответственность, правда, с некоторыми исключениями. Согласно данному параграфу, "всякий индеец", совершивший преступление на территории "индейского графства", подпадает под те же законы и подвергается тому же наказанию, что и другие лица, совершающие такого рода преступления на территориях, входящих в исключительную юрисдикцию Соединенных Штатов.
В американском праве существует правило, согласно которому в случае коллизии между одинаковыми по содержанию законами штата и федерации предпочтение отдается последним.


Лекция 4
Источники уголовного права зарубежных стран (продолжение)
План лекции:
1. Источники уголовного права Франции.
2. Источники уголовного права Германии.
Литература:
Новый Уголовный кодекс Франции. — М.: Юридический колледж МГУ, 1993. — 212 с.
Решетников Ф. М. Правовые системы стран мира. — М.: Юрид. лит., 1993. — 256 с.
Уголовное право буржуазных стран: Общая часть. Сборник законодательных актов / Под ред. А. Н. Игнатова и И. Д. Козочки-на. — М.: Изд-во УДН, 1990.
Уголовное право зарубежных государств: Источники уголовного права. М., 1971. Вып. I.
Уголовно-процессуальный кодекс Франции. — М.: Изд-во "Юрид. колледж МГУ", 1996. — 326 с.
Уголовный кодекс ФРГ. — М.: Юридический колледж МГУ, 1996. — 202 с.
1. Источники уголовного права Франции.
1.1. Франция стала первой страной писаного права, формально устранив из числа источников права обычай, судебную и административную практику. Более того, Франция — страна не только писаного, но и кодифицированного права.
Основными источниками уголовного права Франции являются: Конституция Франции 1958 года, УК Франции 1992 года, специальные уголовные законы, подзаконные акты, принимаемые исполнительными органами государственной власти.
Большую роль играют и решения Палаты по уголовным делам Кассационного Суда Франции, хотя Франция и считается традиционно страной с континентальной правовой системой, на вершине которой находится закон в строгом смысле этого слова. Нередко


50                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
судебная практика шла в обход законодателя и по существу творила правовые нормы. Так, вплоть до принятия нового УК уголовное законодательство Франции не знало института крайней необходимости, однако фактически, благодаря решениям Кассационного Суда, такой институт был введен в практику. Именно судебная практика выработала условия правомерности причинения вреда в "состоянии необходимости" и стала использовать их в качестве, оправдательного факта до какого-либо решения этого вопроса со стороны законодателя.
Источниками уголовного права Франции являются и международные соглашения, заключенные ею. Международные договоры — составная часть французской правовой системы, об этом свидетельствуют положения Конституции и нового УК, закрепившие принцип примата международного права над внутригосударственным.
1.2. Конституционные нормы.
Первым конституционным актом послереволюционной Франции была Декларация прав человека и гражданина от 20 августа 1789 г., которая до сегодняшнего дня считается действующей. За последние 180 лет французские конституции неоднократно изменялись, но "Декларация прав" неизменно лежала в их основе. В частности, последние две французские конституции 1946 и 1958 гг. в своих преамбулах непосредственно указывают на "Декларацию прав" как на фундамент всего здания французского законодательства. Конституционные нормы, относящиеся к уголовному праву, сформулированы именно в "Декларации прав".
Декларация прав человека и гражданина впервые в истории французского права записала: в ст. 5 — "Все, что не запрещено законом, не может встречать препятствия, и никто не может быть принужден к выполнению того, что законом не предписано"; в ст. 7 — "Никто не может быть обвинен, арестован или заключен под стражу иначе, как в случаях, определенных законом, и в форме, им предписанной"; в ст. 8 — "Никто не может быть наказан иначе, чем на основании закона, принятого и обнародованного до совершения проступка и законным образом применяемого".
В конституционных текстах 1791 и 1793 гг. нашла свое закрепление следующая формула: "Никто не может быть осужден и наказан иначе, чем на основании закона, обнародованного до совершения проступка; закон, который карал бы проступки, совершенные до его принятия, был бы тираническим; обратная сила, данная этому закону, — преступление".
Действующая Конституция 1958 г. считается источником уголовного права постольку, поскольку в своей преамбуле делает отсылку к Декларации как к составной части действующей Конституции.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                      51
Более того, французская Конституция 1958 г. имеет значение источника уголовного права и в той ее части, которая определяет нормативные полномочия органов государственной власти и управления в области нормотворчества, структуру и иерархию правовых норм. Конституция 1958 г. признала, что передача законодательных полномочий от Парламента Правительству — "нормальный метод законотворчества". Она предусматривала этот метод в качестве временного при введении институтов, предусмотренных Конституцией (ст. 92), и в качестве постоянного — в период функционирования последних (ст. 38). В отличие от предшествующего периода эти полномочия были широко использованы Правительством в области установления уголовной ответственности за нарушения.
1.3. Уголовный кодекс, принятый в июле 1992 г. и вступивший в действие с 1 марта 1994 г., пришел на смену УК 1810 г., созданному в период правления Наполеона Бонапарта и просуществовавшему во Франции более 180 лет.
Новый УК Франции характеризуется, с одной стороны, преемственностью, с другой стороны, эволюцией своих положений по сравнению с УК 1810 г. Преемственность относится к принципу законности, который был закреплен в ст. 4 УК 1810 г. и которому в новом УК посвящено восемь статей. Преемственность выражается в терминологии, в делении преступных деяний на три основные группы: преступления, проступки и нарушения, в делении преступных деяний по их природе на общеуголовные и политические, в правовых последствиях покушения, в определении соучастия, в сохранении основных видов наказаний и т. д.
Преемственность нашла свое выражение в системе Особенной части действующего УК Франции, поскольку составы преступных деяний против личности и против собственности расположены рядом и образуют как бы блок посягательств на частные интересы (в У К 1810 г. все преступления делились на две основные группы:
против публичных интересов и против интересов частных лиц), далее следуют посягательства на публичные интересы, однако понятие последних наполняется новым содержанием. Преемственность отразилась также в нормах Особенной части. Некоторые составы вошли в УК без каких-либо существенных изменений, другие подверглись определенному редактированию, направленному на уточнение их диспозиций. Большое количество новелл Особенной части уже было введено во французское уголовное право специальными законами.
Эволюция затронула положения УК об уголовном законе, о субъекте преступного деяния, об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, об освобождении от уголовной ответственности и наказания и др. Особенная часть отразила иную иерархию


52                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
правоохраняемых ценностей, в которой на первом месте находится личность, а также ее основные права. Особенная часть включила ряд принципиально новых составов.
Помимо УК Франции 1992 г. уголовно-правовые нормы и институты рассредоточены по другим кодексам, специальным уголовным законам и законам, не имеющим в целом уголовно-правового характера.
Так, источником материального уголовного права традиционно является Уголовно-процессуальный кодекс (УПК). В настоящее время действует УПК 1958 г. (с последующими изменениями и дополнениями). В нем содержится, в частности, важный принцип уголовного права: Никакое лицо, законным образом оправданное, не может быть вновь подвергнуто уголовному преследованию... на основании того же деяния, даже если оно иначе квалифицировано (ст. 368), даются понятия проступка и нарушения (соответственно ст. 381 и 521). В УПК включены также нормы об условном освобождении (ст. 729—733), установлены сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения обвинительного приговора для некоторых категорий преступных деяний (см. ст. 706-31).
Здесь же содержатся весьма важные с материально-правовой точки зрения положения об освобождении от уголовной ответственности сотрудников полиции, которые с целью установления лиц, совершивших преступные деяния, связанные с незаконным оборотом наркотиков, их соучастников и т. д. приобретают, хранят, транспортируют или передают наркотики лицам, совершающим названные преступные деяния, либо осуществляют иные действия, указанные в ст. 706-32 УПК, за исключением подстрекательства.
В УПК приводится и шкала сроков принудительного заключения, назначаемого в порядке замены штрафа в случае его неуплаты (ст. 750).
В названном Кодексе существуют даже нормы, устанавливающие уголовную ответственность за то или иное преступное деяние. Так, например, в ст. 404 установлена уголовная ответственность в виде тюремного заключения сроком от 2 месяцев до 2 лет за оказание сопротивления или беспорядки во время судебного заседания.
К источникам уголовного права Франции относится Кодекс военной юстиции 1982 г., в котором содержатся нормы об уголовной ответственности за воинские преступления.
Уголовная ответственность устанавливается и другими кодексами: Дорожным (за автотранспортные нарушения 1—4 классов), Трудовым, Кодексом жилых и нежилых помещений, Кодексом интеллектуальной собственности, Таможенным кодексом, Налоговым кодексом, Градостроительным кодексом, Кодексом о защите прав потребителей (в основном, речь идет о проступках в области экономики и финансов).


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       53

Уголовная ответственность за целый ряд проступков предусмотрена отдельными законами, не вошедшими ни в один из кодексов. Например, Законом 1966 г. о коммерческих обществах, Законом 1983 г. об азартных играх, Законом 1984 г. о деятельности кредитных учреждений и о контроле за ними, Законом 1985 г. о судебной реорганизации и ликвидации предприятий и др.
Таким образом, несмотря на принятие в 1992 г. четырех книг нового УК, процесс кодификации во Франции нельзя считать завершенным.
1.4. Источниками уголовного права Франции являются и подзаконные акты, издаваемые исполнительными органами в порядке осуществления ими распорядительной деятельности. Эта специфическая особенность источников французского уголовного права имеет, как отмечалось, свои конституционные основания.
Подзаконные акты, служащие источниками уголовного права, представлены в двух основных видах: в виде подзаконных актов, имеющих силу закона, и в виде актов, не обладающих таковой.
К подзаконным актам, имеющим силу закона, в первую очередь, относятся те, что были изданы в чрезвычайных исторических обстоятельствах, когда по тем или иным причинам Франция не имела парламента и его функции в полном объеме выполняло правительство. Такими актами были акты Временного правительства, сформированного после революции 1848 г., акты принца-президента в период между 1851—1852 гг., акты правительства Виши в той части, которая не была отменена Ордонансом Временного правительства Франции от 9 августа 1944 г., и последующими актами. Все эти акты обычно издавались в форме ордонансов. Ордонансы издавал также Французский национальный комитет, образованный в Лондоне после оккупации Франции фашистами, впоследствии переименованный во Французский комитет Национального освобождения, а также Временное правительство Франции, вначале действовавшее на территории Алжира, а с июня 1944 г. на территории самой Франции. Все эти акты считаются действующими источниками французского права. Ордонанс Временного правительства от 28 августа 1944 г. "О преследовании военных преступлений" считается одним из важных источников современного французского уголовного права.
К этой же категории актов следует отнести ордонансы, изданные в период четырех месяцев со дня принятия Конституции 1958 г. Статья 91 Конституции установила 4-месячный срок для создания новых органов власти Франции, в том числе и законодательных, а ст. 92 уполномочила на этот период Совет Министров принимать по рекомендации Госсовета ордонансы, имеющие силу закона. В частности, в этот период был принят Ордонанс § 58-1297


54                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
от 23 декабря 1958 г., которым была произведена, пожалуй, самая значительная после 1863 г. реформа УК Франции.
Если до 1958 г. ордонансы, имеющие силу закона, издавались только при чрезвычайных обстоятельствах, то после принятия новой Конституции 1958 г. эта форма законодательной деятельности приобрела "обычный" характер. Согласно ст. 33 Конституции правительство в осуществление своей программы может испросить у парламента на определенный срок правомочия принимать ордонансы по вопросам, отнесенным ст. 34 Конституции к сфере законодательной деятельности. За этими принимаемыми Советом Министров после согласования с Госсоветом ордонансами признается сила закона с момента опубликования, однако парламенту должен быть представлен законопроект о ратификации этих ордонансов не позже истечения сроков предоставления законодательных полномочий правительству. Такого рода ордонансы издаются исключительно по вопросам, отнесенным ст. 34 Конституции к законодательной сфере. Это довольно ограниченный круг наиболее важных вопросов нормативной регламентации. В области уголовного права он охватывает лишь определение преступлений и проступков, а также предусматриваемых за них наказаний. Не могут быть регламентированы таким образом (при помощи ордонансов) полицейские нарушения, поскольку они изъяты из законодательной сферы и отнесены к сфере исполнительной власти.
Ордонансы, имеющие силу закона, могут издаваться правительством не только по полномочию парламента, но и по полномочию нации. Согласно ст. 11 Конституции 1958 г. любой законопроект, относящийся к организации публичной власти, может быть вынесен президентом республики на референдум. Такой законопроект может предусмотреть и наделение главы государства полномочиями на издание ордонансов, имеющих силу закона, для осуществления каких-либо назначаемых правительством мер. Так, одобренный референдумом Закон от 8 апреля 1962 г. наделял главу государства полномочиями на издание имеющих силу закона ордонансов для осуществления мер, предусмотренных в правительственном заявлении от 19 марта 1962 г. о самоопределении Алжира. В силу этого одобренного референдумом Закона главой государства были изданы ордонансы, среди которых, по крайней мере, три имеют уголовно-правовое значение.
К подзаконным актам, не обладающим силой закона, относятся, в первую очередь, декреты, принимаемые правительством. Эти декреты представлены в нескольких видах: 1) декреты, принимаемые во исполнение предписаний законов. Они призваны обеспечить единообразное применение законов, принимаются правительством и издаются за подписью президента или премьер-министра республики лишь после одобрения пленарным заседанием Госсове-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       55


та; 2) декреты, принимаемые в Государственном Совете — издаются в том же порядке, что и декреты, принимаемые во исполнение законов. Отличие их состоит в том, что они автономно регламентируют те области, которые, согласно ст. 37 Конституции, отнесены к самостоятельному регулированию нормативными актами правительства и к законодательной сфере в собственном смысле слова отношения не имеют. Напомним, что ст. 34 Конституции 1958 г. исчерпывающе перечисляет все области, подлежащие законодательной регламентации. Согласно же ст. 37 все остальные вопросы подле-ясат самостоятельной регламентации актами администрации. В частности, полицейские нарушения регламентируются декретами, принимаемыми в Госсовете; 3) простые декреты отличаются от первых двух видов декретов правительства как по форме (они принимаются с согласия не пленума, а лишь одной из секций Госсовета), так и по содержанию. По общему правилу, отдельные министры не имеют права издавать подзаконные акты, подлежащие применению за пределами руководимого ими ведомства. Из этого правила могут быть сделаны исключения лишь на основе специального декрета правительства, поручающего министру издать соответствующую инструкцию или распоряжение, имеющие более широкую сферу применения. Таким образом, регламентация специальных сфер управления, оперативно осуществляемых министерствами, относится к исключительной компетенции премьер-министра как главы правительства. Регламентация специальных сфер управления и образует содержание большинства простых декретов.

Простые декреты являются источниками уголовного права постольку, поскольку они образуют содержание многочисленных бланкетных диспозиций УК Франции или же устанавливают специальные правила, нарушение которых само по себе влечет санкции, предусмотренные УК.
Распоряжения и инструкции министров в качестве источников уголовного права могут рассматриваться лишь потому, что до принятия Конституции 1958 г. они во многом выполняли функции простых декретов, а в условиях Пятой республики на основе специальных полномочий правительства их восполняли. По содержанию же их роль в качестве источников уголовного права такая же, как и простых декретов.
Акты местных органов управления: распоряжения префектов, ордонансы Парижского префекта полиции и префекта департамента Сена, распоряжения мэров — являются источниками уголовного права местного значения, так как они регламентируют составы полицейских нарушений для своей административной единицы. Такую же роль играют в исключительных обстоятельствах (осадное положение, военное время) распоряжения местных военных властей.


56                                                                                      Уголовное право зарубежных стран
2. Источники уголовного права Германии.
Источниками уголовного права Германии являются: Конституция ФРГ 1949 года, Уголовный кодекс ФРГ 1871 года, специальные федеральные уголовные законы, уголовное законодательство земель, иностранное уголовное законодательство. Особенностью уголовного права ФРГ является то, что оно не полностью кодифицировано. Наряду с Уголовным кодексом существуют и многочисленные некодифицированные уголовно-правовые нормы, содержащиеся в различных законах. Поэтому следует различать собственно Уголовный кодекс (федеральный кодифицированный акт) и более широкое понятие — "уголовное право", которое включает и УК ФРГ, и другие уголовно-правовые предписания различных законов, составляющих так называемое дополнительное уголовное право.
2.1. Конституция ФРГ закрепляет ряд уголовно-правовых принципов. В ст. 102 говорится об отмене смертной казни, в ст. 103 (2) — о том, что деяние подлежит наказанию только в случае, когда его наказуемость была установлена законом до совершения деяния, в ст. 103 (3) — о том, что никто не может быть подвергнут многократному наказанию за одно и то же деяние, в ст. 104 — о допустимости лишения свободы только на основании уголовного закона и по судебному приговору.
2.2. ФРГ является федерацией земель. Для нее, так же, как и для США, характерен дуализм уголовного законодательства: оно может исходить как от федеративной республики в целом, так и от каждой из входящих в ее состав земель. Этим объясняется параллельное существование федерального уголовного права и уголовного права земель. Соотношение между ними издавна (еще со времен имперской Конституции 1871 г.) основывалось на принципе так называемого "конкурирующего законодательства". Сущность этого принципа может быть выражена в следующей формуле, введенной еще Веймарской конституцией: "Имперское право ломает право земель". Другими словами, если федеральный законодатель воспользовался предоставленными ему полномочиями и издал нормы в какой-либо области уголовного права, то в этой области утрачивают силу все прежде изданные уголовные законы отдельных земель и впредь в данной области исключается их законодательная деятельность. Напротив, в той области уголовного права, которая не урегулирована федеральным законодательством, правовые нормы отдельных земель существуют как основной источник уголовного права. Эти нормы могут приниматься и по тем вопросам, которые остались неурегулированными в результате отмены федерального закона, при условии, что он не был заменен новым законом, регламентирующим ту же область общественных отношений.
Согласно п. 1 ст. 74 Конституции ФРГ уголовное право, включая нормы об исполнении наказаний (т. е. значительную часть уго-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     57
довно-исполнительного права), относится к сфере конкурирующего законодательства, а значит, может регулироваться как федеральным законодательством, так и законодательством земель. Однако компетенция федерации объявляется здесь "условной". Это означает, что федеральный законодатель вмешивается в сферу уголовного права лишь в случаях необходимости единого регулирования того или иного вопроса на всей территории Германии. Такая необходимость может существовать в следующих случаях: а) когда этот вопрос не может быть урегулирован законодательством земель достаточно эффективно; б) когда регулирование вопроса уголовным законодательством одной какой-либо земли могло бы нарушить интересы других земель или федерации в целом; в) когда регулирование вопроса федеральным законодательством требуется для сохранения "правового или экономического единства" ФРГ.
Однако, согласно примечанию к ст. 72 Конституции, установление того, существует или нет необходимость в федеральном регулировании определенного вопроса, отнесено к ведению самого федерального законодателя.
2.3. Важнейшим федеральным уголовным законом является Уголовный кодекс ФРГ 1871 года (в редакции от 10 марта 1987 г.).
В основе действующего УК ФРГ лежит Уголовное уложение Германской империи от 15 мая 1871 года. Последующие "редакции" Уложения существенно изменили его внешний облик и содержание, в редакции от 25 августа 1953 г. из названия было изъято выражение "для Германской империи" и установлено его официальное наименование "Уголовный кодекс". УК ФРГ в его последней редакции представляет собой современный правовой документ, хотя основные свои институты он черпает именно в Уголовном уложении 1871 г.
Уголовное уложение 1871 года основывалось на философии Канта и Гегеля, в нем нашли отражение идеи классической школы уголовного права с ее теорией психологической вины и свободы воли, с объективными основаниями уголовной ответственности за причинение вреда правовому благу, с концепцией наказания как возмездия за зло. Этот закон (в первоначальной редакции) отличался относительным либерализмом: в первый год его действия 75% преступников осуждались к штрафным санкциям'.
В течение всего периода существования Уголовное уложение подвергалось неоднократным и значительным реформациям. Это объясняется, главным образом, крутыми переменами в германской уголовной политике. С начала XX в. она прошла следующие этапы:
а) буржуазно-демократическая законность Веймарской республики (1919—1933); б) национал-социалистское уголовное право (периода фашизма — 1933—1945); в) уголовное право периода холод-
Подробнее об этом см.: Уголовное право зарубежных государств. Указ. еоч. Вып. I.


58                                                                                         Уголовное право зарубежных стран
ной войны (1945—1965); г) либерализация уголовной политики с приходом к власти социально-либеральной коалиции (с начала 1970-х годов); д) в настоящее время — борьба прогрессивного и консервативного направлений в уголовной политике.
В настоящее время в Германии действует УК 1871 г. в редакции от 10 марта 1987 г.
После 1987 года основные изменения УК ФРГ касались следующих вопросов:
Закон от 9 июля 1989 г. в связи с введением института главного свидетеля при террористических актах усилил ответственность за похищение человека с целью вымогательства (§ 239а) и захват заложников (§ 239Ь).
Закон от 13 июня 1990 г. расширил действие § 316с: к охране судов в воздушном пространстве была добавлена охрана гражданского речного судоходства.
25-й Закон об изменении УК от 20 августа 1990 г. расширил норму § 201 о нарушении конфиденциальности слова.
26-й Закон об изменении УК от 14 июля 1992 г. расширил наказуемость за торговлю людьми (§ 180Ь, 181).
Закон от 15 июля 1992 г. о борьбе с нелегальной торговлей наркотиками и другими формами проявления организованной преступности в таких составах деяний, как особо тяжкий случай кражи, совершенной бандой (§ 244), укрывательство имущества, добытого преступным путем, совершенное бандой в виде промысла (§ 260а), и отмывание денег (§ 261) усилил ответственность за совершение корыстных преступлений бандой. Этот же закон ввел новеллу в Общую часть УК: система наказаний дополнена новым видом — имущественным штрафом (§ 43а).
Немало проблем возникло в связи с объединением Германии в 1990 г. Это было связано с существенными различиями в правовых системах двух немецких государств. УК ФРГ в редакции 1987 г. вступил в действие с 3 октября 1990 г. с некоторыми исключениями на территории новых федеральных земель Брандербург, Меклен-бург-Предпомерания, Саксония, Саксония-Анхальт, Тюрингия и бывшей восточной части Берлина. Исключения касаются некоторых норм УК ФРГ о побуждении лица к эмиграции (§ 144), о похищении женщины с ее согласия (§ 236), которые до настоящего времени не применяются на территории бывшей ГДР. Напротив, в соответствии с Договором об объединении Германии от 31 августа 1990 г. некоторые нормы УК бывшей ГДР продолжают действовать на территориях бывшей ГДР. Это относится к положениям о неприменении давности для преступлений против мира, человечности и прав человека и для военных преступлений (§ 84), об ограничении судебной независимости (§ 238).


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                    59
Последние новеллы в УК ФРГ были внесены в 1994—1995 гг. пятью Законами об изменении УК и рядом других законов. В Особенную часть была введена норма о подкупе депутатов (§ 108е), исключена ответственность за гомосексуальные действия (§ 175) и изменен § 182; Закон от 23 июня 1994 г. касался приостановления уголовного преследования половых преступных деяний, совершенных в отношении детей и молодежи (§ 78Ь); 31 Закон от 27 июня 1994 г. существенно изменил 28 раздел Особенной части "Преступные деяния против окружающей среды"; 32 Закон от 1 июня 1995 г. изменил ч. 1 § 69b, касающуюся предписаний о лишении водительских прав в международном автомобильном сообщении.
Закон о выполнении Конвенции ООН по международному морскому праву от 10 декабря 1982 г., а также Конвенции от 28 июля 1994 г. по осуществлению части XI Конвенции по международному морскому праву от 6 июня 1995 г. внес изменения в п. 11 § 5 УК ФРГ и установил, что германское уголовное право действует независимо от права места совершения деяния в отношении следующих деяний, которые совершаются за границей: "11. Преступные деяния против окружающей среды в случаях, предусмотренных § 324, 326, 330 и ЗЗОа, которые были совершены в исключительной экономической зоне Германии, поскольку не преследуются в качестве преступных деяний по международной Конвенции по защите моря". Закон об изменении Закона о помощи беременным женщинам и семье от 21 августа 1995 г. изменил ряд норм УК, связанных с прерыванием беременности и усилил уголовно-правовую защиту беременных женщин.
Более чем столетняя реформа УК Германии до сих пор не завершена. Ее главной целью прогрессивные ученые-юристы считают защиту личности и ее основных прав и свобод от преступных посягательств с учетом принципов правового государства.
2.4. Кодификация УК ФРГ, как об этом говорилось, не является полной. Дополнительным уголовным правом (Nebenstrafrecht) считаются все те не вошедшие в УК законы, которые содержат правовые предписания и ставят определенные действия дод угрозу уголовного наказания. Такие уголовно-правовые нормы существуют во многих законах, число которых затрудняются назвать германские правоведы. В среднем их около 1000, из них примерно 30 — главные дополнительные законы. Эти законы в большинстве своем содержат нормы, регулирующие не уголовно-правовые, а публично-правовые или гражданско-правовые отношения (например, в области экономического права — § 45 Закона об атомной энергии 1976 г., § 35 Закона о федеральном банке 1957 г., § 54 Закона о кредитных учреждениях; в области здравоохранения — § 63 Федерального закона о борьбе с эпидемиями 1979 г.; в области производ-
3 — 4302


60

Уголовное право зарубежных стран



ства продовольственных товаров и предметов потребления — § 51 Закона о соответствии продовольственных товаров требованиям гигиены и качества 1974 г. и многие другие).
К дополнительным уголовным законам относится также Закон об отправлении правосудия по делам молодежи от 4 августа 1953 г. в редакции опубликования от 11 декабря 1974 г. Указанный закон применяется в отношении несовершеннолетних лиц, то есть дос- j тигших ко времени совершения преступного деяния четырнадцати | лет, но не достигших еще восемнадцати лет, и в отношении лиц | молодого возраста, которые ко времени совершения преступления достигли восемнадцати лет, но не достигли двадцати одного года (§ 1 Закона об отправлении правосудия по делам молодежи).
Рассматриваемый закон является своеобразным правовым документом, который содержит нормы уголовного, уголовно-процес-суального и уголовно-исполнительного права, на которых строится отправление правосудия по делам несовершеннолетних лиц и молодежи.
Другим важным дополнительным законом является Закон о нарушениях общественного порядка от 24 мая 1968 года в редакции опубликования от 19 февраля 1987 года — своеобразный малый кодекс об уголовных и полицейских проступках, имеющий свою Общую часть, в которой регламентируются понятия нарушения порядка, санкции за них, давность, в Особенной части дается перечень конкретных проступков против порядка с санкциями за их совершение. Сфера его применения определена в § 1: "Нарушением общественного порядка является противоправное и предосудительное' (упречное) деяние, которое осуществляет состав закона, предусматривающий назначение за него наказания в виде денежного штрафа (Geldbusse)". (Следует отметить, что в немецком языке существуют два понятия, которые определяют денежный штраф — Geldstrafe и Geldbusse. Первый из них является уголовным наказанием и предусмотрен в УК ФРГ, а второй представляет собой наказание, применяемое за нарушения, в том числе и за нарушения общественного порядка. В русском языке не существует двух различных понятий штрафа, поэтому применяется одно — денежный штраф, учитывая сказанное — авт.)
Названный Закон состоит из нескольких частей: 1 — "Общие предписания", 2 — "Судебное производство о назначении денежного штрафа (Geldbusse)", 3 — "Отдельные нарушения общественного порядка". В последней определен перечень нарушений общественного порядка и санкции за них.
Вводный закон к УК ФРГ от 2 марта 1974 г. (в редакции опубликования от 16 июня 1995 г.) содержит ряд предписаний, не вошедших в УК ФРГ, например, о предметном действии УК, о соот-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       61

ветствии федерального и земельного уголовного права, о применении отдельных уголовно-правовых предписаний (например, о применении уголовного права ФРГ для деяний, совершенных на территории ГДР до объединения Германии в 1990 г.).

Несмотря на то, что неполная кодификация уголовно-правовых норм создает определенную коллизионную систему действующего германского уголовного законодательства, германские юристы полагают, что не существует особых трудностей по применению дополнительных уголовных законов.

Лекция 5 Понятие преступного деяния
План лекции:
1. Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.
2. Признаки преступного деяния.
3. Классификации преступных деяний.
Литература:
Крылова Н. Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.
Никифоров Б. С., Решетников Ф. М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990. — 153 с.
Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.
Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2.
1. Определение преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.
Понятие преступного деяния является центральным, стержневым в любой правовой системе. Однако оно не всегда дается в тексте закона или нормативного акта. В английском и французском уголовном праве законодательное определение преступного деяния отсутствует. Понятие преступления дается либо в судебных решениях (Англия), причем применительно к конкретным его видам, либо в литературных источниках по уголовному праву (Англия и Франция).
Нормативные определения существуют в отдельных североамериканских штатах и в ФРГ, однако и они по существу носят формальный характер.
1.1. Нормативные определения.
Из рассматриваемых стран к настоящему времени нормативные, т. е. зафиксированные в законодательных актах или иных правовых предписаниях, определения существуют, как уже было сказано, лишь в североамериканских штатах и в Германии.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       63


В большинстве вновь принятых У К штатов и в У К ФРГ законодательные определения преступления даются в статьях, содержащих разъяснения употребляемых в кодексе терминов. Во всех названных кодексах изложены формальные определения преступления, т. е. такие, в которых не раскрывается социальная сущность преступления и оно определяется как деяние, запрещенное нормами права под угрозой наказания.

Так, в § 15 У К Калифорнии дано следующее определение:
"Преступлением, или публичным уголовным правонарушением является деяние, которое совершено или не совершено в нарушение нормы права, запрещающей или предписывающей его совершение, а также за которое назначается после осуждения (виновного) одно из следующих наказаний... (далее идет перечисление видов наказаний)". Вопрос о том, что должно представлять собой запрещенное уголовным правом поведение, какова его социальная направленность, в данном определении не решается.
А вот какое определение дано в УК штата Нью-Йорк (§ 10.00):
"Посягательство" означает поведение, за которое наказание тюремным заключением на срок или штрафом предусмотрено любой нормой права данного штата или, вообще, любой нормой права, местным правом либо ордонансом органа государственной власти данного штата или любым приказом, правилом или инструкцией, которые приняты каким-либо правительственным учреждением в соответствии с предоставленными ему для этого полномочиями". В этом определении главный признак преступного посягательства — наказуемость деяния специфичным уголовным наказанием — тюремным заключением, а также штрафом. Интересно то обстоятельство, что преступлением, согласно такому определению, является деяние, запрещенное "любой нормой права".
Примером формального определения может служить и ст. 40-1-104 УК штата Колорадо, согласно которой "преступление означает нарушение любого закона штата или описанное таким законом поведение, за которые могут быть назначены штраф или тюремное заключение". Из определения видно, что на первый план выдвигается признак наказуемости, поскольку запрещенность деяния "любым законом" не позволяет отличить преступление от других правонарушений. Вместе с тем, такое определение исключает возможность уголовного преследования при отсутствии факта нарушения закона (а не "нормы права"), что имеет, бесспорно, позитивный смысл.
Действующий Уголовный кодекс ФРГ на законодательном уровне закрепляет формальное определение преступного деяния. Так, § 11, объясняющий смысл некоторых терминов, используемых в ук, дает следующее определение: "противоправное деяние — только


64                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
такое, которое осуществляет состав преступления, предусмотренный уголовным законом" (см. п. 5). Здесь указывается на такой признак, как наличие в действиях лица состава, предусмотренного уголовным законом.
Таким образом, и американское, и германское законодательство на первый план выдвигают формальный признак преступления — запрещенность деяния нормами права.
1.2. Доктринальные определения.
В правовой литературе зарубежных государств существуют самые разные определения преступного деяния. В целом же, все доктринальные определения можно свести в три группы: а) формальные; б) прагматические; в) смешанные.
В английской и американской уголовно-правовой теории существуют самые разные мнения по поводу того, что считать преступлением. Одни авторы таковым считают противоправное и наказуемое деяние; другие — антиобщественное и наказуемое; третьи — противоправное, виновное (намеренное) и наказуемое и т. д. Однако чаще всего встречается именно формальное определение преступления как деяния, запрещенного под угрозой наказания нормами уголовного права (Дж. Стифен, П. Таппен, Дж. Холл и др.). Например, американский профессор социологии и права Нью-Йорк-ского университета П. Таппен считает, что преступление — это намеренное действие или бездействие, нарушающее нормы уголовного права (статутного или прецедентного), совершенное при отсутствии обстоятельств, освобождающих от ответственности или наказания, и наказуемое государством'.
Попытки дать какое-либо точное и бесспорное определение преступного деяния не увенчались успехом и во Франции. Сегодня в основу определения французские юристы кладут, как правило, только формальный критерий. В связи с этим преступное деяние определяется ими как деяние, нарушающее уголовный закон (Ж. Левассер, А. Шаван, Ж. Монтрей), как любое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом (М.-Л. Расса) и т. п. Такая позиция, по мнению французских юристов, исключает самую большую ошибку какого-либо подобного определения: его спорность. Но, все же, признается, что такое определение безжизненно и не учитывает того обстоятельства, что преступное деяние — это деяние человеческое и социальное.
Широкое распространение формальных определений в уголовном праве зарубежных стран вполне естественно, поскольку эти определения в значительной мере корреспондируют одному из основных принципов классического уголовного права — принципу, согласно которому преступным и наказуемым может быть признано лишь такое деяние, которое запрещено законом.
ТаррапР. Crime, Justice and Correction. N.Y., London, Toronto, 1960. P. 10.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     65
Наряду с формальными определениями преступного деяния, содержащимися в трудах представителей неоклассической школы уголовного права, существует немало определений, данных представителями социологического направления, в особенности американскими прагматистами. Преступление, согласно этому подходу, представляет собой любое действие или несовершение действия, наказуемое обществом как вред, направленный против него (А. Холл). На первый план выдвигается не противоправность преступления, а понимаемые по-своему интересы общества (прагматизм).
Английские и американские юристы предпринимали попытки дать такие определения, в которых комбинируются элементы определений, выдвинутых как неоклассической школой, так и социологической. Преступление, согласно этой точке зрения, представляет собой противоправное действие или невыполнение обязанности, которые являются посягательством на интересы общества и которые влекут для виновного лица установленное правом наказание.
Во французской юридической литературе также можно встретить более развернутые определения преступного деяния, чем просто формальное определение. К примеру, в курсе М.-Л. Расса "Уголовное право" (1987) существует такое: "это всякое деяние, предусмотренное и наказуемое уголовным законом в силу того, что оно "задевает" мораль или нарушает общественный порядок". Позитивным является то, что в определении указывается на такой признак преступного деяния, как "вредоносность", однако ничего не говорится о характере и степени такой "вредоносности".
Несмотря на попытки зарубежных юристов отойти от традиционных дефиниций, преобладают определения, в которых на первый план выдвигается формальный признак — запрещенность деяния нормами уголовного права.
2. Признаки преступного деяния.
2.1. В английском и американском уголовном праве не выработано какого-либо единого определения преступления, поэтому и не существует какой-либо единой системы признаков' такового. Положение усложняется еще и тем, что каждый из признаков преступления толкуется по-разному.
В целом же в англо-американском уголовном праве понятие преступления предполагает, как правило, наличие двух элементов:
"actus reus" (объективный критерий) и "mens rea" (субъективный критерий). "Actus reus" — это поведение, которое выразилось в Добровольном действии или бездействии, причинившем определенный вред или создавшем угрозу его причинения. При этом речь идет о конкретном действии или бездействии, умысел на соверше-


66

Уголовное право зарубежных стран



ние преступления, не выразившийся в конкретных материальных действиях, в принципе ненаказуем.
Определение "mens rea" (буквально "виновный дух") более сложно. Это психологический элемент преступного поведения, который обозначается в нормативных актах обычно словами "с намерением", "умышленно", "злонамеренно", "неосторожно", "обманно" и т. п. Таким образом, понятие "mens rea" близко к понятию виновности. Вместе с тем признак виновности очень часто отсутствует в определениях преступления в англо-американской правовой литературе. Отчасти это является следствием того, что действующее законодательство и судебная практика не считают вину безусловно обязательным признаком преступления. Даже при указании на вину как на признак преступления авторы обычно имеют в виду лишь общее правило, которое в значительной степени выхолощено всевозможными исключениями. При этом некоторые американские юристы считают, что вина является необходимой для уголовной ответственности, однако требование ее установления не является конституционным, если не считать отдельных случаев (Г. Паккер). В условиях США это означает, что уголовный закон, устанавливающий наказание за деяние и не требующий, чтобы данное деяние было совершено виновно, может быть признан неконституционным только в виде исключения.
Английский профессор Г. Купер считает, что вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности без вины лежит вне сферы права. По его мнению, это, прежде всего, вопрос уголовной политики, который решается с учетом социальных и культурных факторов в условиях данной эпохи'.
В уголовном праве Англии и США существуют преступления, для которых виновность не является обязательным элементом. Ответственность за такие преступления получила название "абсолютной", или "строгой". Для привлечения к уголовной ответственности в данном случае достаточно констатировать совершение лицом определенного в статуте действия либо бездействие. Подсчитать число конкретных случаев, когда устанавливается такая ответственность, очень сложно. В учебниках по уголовному праву можно встретить утверждение о том, что абсолютная ответственность в виде общего правила вводится законами, предусматривающими незначительные наказания за нарушение правил, регулирующих торговлю, изготовление лекарств, продуктов питания и т. п. На практике дело обстоит иначе. Объективное вменение считается допустимым и в случаях, когда совершено преступление, за которое может быть назначено лишение свободы, причем на длительный срок.
' Cooper H. Toward a Rational Doctrine of Criminal Responsibility; The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science. September 1968 Vol 50 § 3. P. 340, 343.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       67

Примером этому служит законодательство, устанавливающее ответственность за половые преступления против несовершеннолетних (изнасилование, развратные действия и пр.), за которые может быть назначено суровое наказание вплоть до смертной казни'.
В литературе называются и такие признаки преступления, как противоправность и социальная направленность (или уголовно наказуемый вред).
Противоправность ("легальность") — в качестве признака преступления упоминается не только в доктринальных, но и в нормативных (законодательных) источниках, там, где существуют такие определения.
Требование законности привлечения к уголовной ответственности было одним из основных положений, сформулированных в период буржуазных революций. Оно получило оформление в виде принципа "nullum crimen sine lege" — "нет преступления без указания о том в законе". Однако в Англии и США этот принцип получил иное звучание. Преступлением было объявлено не то, что противоречит закону, а то, что противоречит нормам права. При этом под нормами права с самого начала понимались как нормы закона, так и нормы общего права, выработанные судебной практикой (см. лекцию об источниках уголовного права современных западных государств).
В Англии с давних пор традиционно считалось, что основанием для привлечения к уголовной ответственности может служить не только акт, принятый парламентом, но и другие источники права. Имея дело с деянием, которое не запрещено законом, английский суд всегда мог привлечь к ответственности лицо, совершившее данное деяние, если ранее другой суд уже признал такое же или сходное деяние преступным и наказал виновного. Пределы применения уголовных санкций в этих случаях достаточно неопреде-, ленны. В классической работе Дж. Стифена "Дигесты уголовного права" написано: "Деяния, которые считаются причиняющими вред обществу, в некоторых случаях признаются менее опасными преступлениями (мисдиминорами), поскольку суду, рассматривающему дело, становится очевидно, что есть аналогия между этими деяниями и другими, которые были признаны менее опасными преступлениями, хотя первые из них прямо не запрещены какой-либо нормой права, и никакой прецедент прямо не применим к ним".
Применение этого правила на практике привело не только к возложению уголовной ответственности по аналогии, но и к введению новых видов преступлений по усмотрению судов. Таким же путем в решении данного вопроса в течение долгого времени шло и уголовное право США. Однако в США положение изменилось. Здесь
' Об этом см.: Никифоров Б. С., Решетников Ф. М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990.


68                                                                                        Уголовное право зарубежных стран
произошло значительное вытеснение неписаных норм уголовного права писаными (законодательными). Американское федеральное право и право отдельных североамериканских штатов в настоящее время прямо устанавливают, что уголовная ответственность может быть возложена только на основании законодательных актов. Но формально роль прецедентного права все же велика. Приведенный выше § 15 УК штата Калифорния говорит о нарушении "нормы права", которая может пониматься и как норма закона, и как норма общего права.
Уголовно наказуемый вред иногда указывается в англо-американской юридической литературе в качестве признака преступления. Некоторые авторы даже выдвигают этот признак на первый план. Так, Р. Кросс и Ф. Джонс считают, что преступление — это юридический вред, возмещением которого является наказание преступника от имени государства. Ссылаясь на вред как на один из признаков преступления, часть авторов говорят о вреде, причиняемом обществу, другая часть — об юридическом или просто вреде. Во многих случаях этот признак вообще не вводится в определение преступления, поскольку их авторы не считают его существенным.
Однако даже те авторы, которые говорят о вреде как о признаке преступления, понимают под вредом совершенно разные вещи. Одни вредом считают сам факт виновного совершения запрещенного деяния (формалистическое направление), другие признают вредом не само деяние, а его неблагоприятные последствия в виде утраты общественных ценностей (реалистическое направление). При этом под последними понимаются: справедливость и правопорядок;
жизнь, свобода, честь и деньги; общая безопасность, социальные, семейные и религиозные формирования; общая мораль, социальные ресурсы, общий прогресс и личная жизнь и т. п.1
' См.: Уголовное право зарубежных государств. Указ. соч. Вып. 2.

Лекция 6
Понятие преступного деяния (продолжение)
2.2. Многие французские юристы дают определение преступного деяния через перечисление составляющих его признаков. К примеру, Ж. Левассер, А. Шаван и Ж. Монтрей в своем курсе "Уголовное право и уголовный процесс" (1988) определяют его как "действие или бездействие, предусмотренное и наказуемое уголовным законом, вменяемое в вину его исполнителю и не оправданное осуществлением какого-либо права". По этому определению, преступное деяние включает четыре признака: а) материальный (действие или бездействие); б) законодательный (предусмотренность и наказуемость уголовным законом); в) психологический (вменение в вину) и г) так называемый признак неоправданности. Последний означает, что отсутствуют причины для оправдания такого поведения (правомерная защита, состояние необходимости и т. п.).
Сходное определение дает и Расса: преступное деяние — это "материальное поведение, совершенное под воздействием желания, предусмотренное законом и не оправдываемое им". Однако Расса не считает законодательный признак основным, составляющим элементом преступного деяния, а утверждает, что наличие нормы закона является неким предварительным условием, существующим до начала исполнения преступного деяния и находящимся вне его.
В теории французского уголовного права так же, как и в англо-американской уголовно-правовой теории, не выработано не только какого-либо единого понятия преступного деяния, но и единого мнения по поводу того, что считать его основными признаками. Некоторые французские авторы полагают, что преступное деяние является только материальным актом и психологическую характеристику совершенного нужно учитывать при изучении правонарушителя, а не деяния. Так, Мерль и Витю, особо выделяя законодательный признак, считают, что преступное деяние включает лишь два основных признака: законодательный и материальный, в то время, как Прадель признает наличие в нем только материального признака. Другие авторы в качестве основных элементов преступного Деяния называют материальный и психологический признаки. Таким образом, вопрос о понятии преступного деяния и структуре последнего нельзя считать окончательно решенным во французской уголовно-правовой доктрине.


70

Уголовное право зарубежных стран



2.3. В Германии "преступное деяние" (Straftat) является понятием материального уголовного права. В процессуальном смысле употребляется, прежде всего, понятие "деяние" (Tat).
Преступное деяние является противоправным, виновным, соответствующим признакам состава, запрещенным под угрозой наказания деянием. Указанные признаки (кроме третьего) вытекают из § 12 УК ФРГ, а признак "соответствие составу закона" — из § 13. В нем установлено: "Кто, бездействуя, вызывает наступление последствия, предусмотренного составом закона, подлежит наказанию только тогда, когда он юридически был обязан не допускать последствия и если бездействие соответствует выполнению состава деяния путем действия". (Часто употребляемый в российской литературе перевод слова "Tatbestand" как "состав преступления" не является точным. Правильнее было бы употреблять термин "состав закона", что не исключает, однако, перевод этого термина как "состав деяния" или "законный состав". Термин же "состав преступления" не употребляется в германской уголовно-правовой доктрине вообще, и его употребление в российской переводной уголовно-правовой литературе можно объяснить только стремлением автора изложить переводимый материал, используя терминологию, применяемую в российском уголовном праве — авт.}
Деяние представляет собой человеческое поведение, не только в его активной форме — действие, но и в пассивной — бездействие. Действие должно быть осознанным. Поэтому неосознанные действия не являются деянием в уголовно-правовом смысле слова (например, рефлекторные действия или телодвижения, которые обусловлены воздействием третьих лиц или действием сил природы). Действие должно быть в причинной связи с наступившим или желаемым результатом. Бездействие может быть осознанным или неосознанным. В обоих случаях бездействие только тогда является деянием в уголовно-правовом смысле слова, если бездействующее лицо а) имело возможность активно действовать и б) либо осознает эту возможность, либо на основании закона обязано активно действовать.
По Уголовному уложению 1871 г. противоправность понималась только как уголовная противоправность, то есть противоречие только уголовному закону. Сейчас же это понятие существенным образом расширилось и в настоящее время по германскому праву противоправность понимается в более широком смысле слова как противоречие деяния правопорядку в целом, то есть деяние должно содержать состав закона преступного деяния или нарушения общественного порядка. Вместе с тем деяние, содержащее состав закона, не является противоправным, когда у лица отсутствует понимание того, что оно действует противоправно, и если при этом оно не могло избежать этой ошибки (§17 У К ФРГ). Поэтому ошибка


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       71

в запрете (то есть ошибка лица относительно того, что оно действует противоправно), как правило, является обстоятельством, исключающим виновность лица. Если же лицо заблуждается в фактических обстоятельствах дела, то есть его заблуждение относится к определенным признакам конкретного состава закона, то считается, что такая ошибка исключает совершение умышленного деяния, то есть лицо может быть наказано только за совершение деяния по
неосторожности (абз. 1 § 16).
В германской уголовно-правовой доктрине вина понимается как упречность поведения, соответствующего составу закона. Вид упрека определяется в зависимости от того, действовало лицо умышленно или по неосторожности. В обоих случаях это относится к упреку в адрес виновного, который выносит суд в каждом конкретном случае, определяя, осознавало ли лицо противоправность своего поведения, точнее говоря, должно ли было лицо осознавать, что оно
действует противоправно.
Упрек суда в адрес виновного является предпосылкой вменяемости. В этой связи § 19 УК ФРГ устанавливает, что "невменяем тот, кто при совершении деяния еще не достиг четырнадцати лет".
У К ФРГ не содержит определений форм вины, однако § 15 устанавливает, что наказуемым является только умышленное деяние, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожное деяние.
Признак "соответствия составу закона" понимается как выполнение конкретным деянием законодательно определенных признаков конкретного состава закона. В более узком смысле слова состав уголовного закона понимается как законодательное определение объективных и субъективных предпосылок поведения, находящегося под угрозой наказания, для признания его преступным деянием. Составы уголовного закона детально регламентируются в Особенной части УК ФРГ. При этом существенной особенностью германского уголовного права является то, что вина не является элементом состава. О соответствии преступного деяния составу закона или о выполнении состава закона речь может идти только в том случае, если его признаки соответствуют всем признакам такого состава.
В германской уголовно-правовой доктрине наказуемость как
признак преступного деяния понимается так, что конкретное деяние находится под угрозой наказания. При этом деяние может наказываться только в том случае, если его наказуемость была определена законом, действовавшим до совершения деяния (ст. 103 Конституции ФРГ, § 1 УК ФРГ). В этом нашел свое законодательное закрепление принцип "nullum crimen, nulla poena sine lege". Ha основании принципа определенности наказания наказуемость конкретного деяния должна быть предусмотрена в конкретной норме


72

Уголовное право зарубежных стран



закона, состав которого оно выполняет, и наказание за это деяние
может быть назначено в пределах санкций, предусмотренных законом.
3. Классификации преступных деяний.
3.1. В уголовном праве Англии и США сложилось несколько видов классификации преступлений. Наиболее распространены и имеют большое практическое значение классификации по следующим основаниям: А) в зависимости от значимости объекта посягательства; Б) по степени опасности деяний; В) по их отношению к нормам морали.
а) Вопрос о классификации преступлений по объекту, на который они направлены, применительно к Англии и США, непрост в связи с тем, что на него нельзя ответить путем изложения структуры Особенной части УК, поскольку такового в Англии нет, а в североамериканских штатах критерий объекта при построении Особенной части нередко не учитывается.
О классификации преступлений по объекту в Англии можно судить по тому, что сказано в учебниках и практических руководствах, излагающих Особенную часть уголовного права. Эти издания нередко существенно отличаются друг от друга. В одних случаях преступления группируются с учетом степс-яи значимости (разумеется, с точки зрения автора) объекта посягательства, а в других — в алфавитном порядке.
В авторитетном труде английского юриста Хэлсбери приводится следующая классификация. Преступления делятся на три группы: 1) преступления против правительства и общества; 2) преступления против личности; 3) преступления против собственности.
Первая группа подразделяется на 18 категорий преступлений:
против королевской власти; против общественного спокойствия, куда входят призыв к мятежу и неповиновению, создание противозаконных обществ, незаконное ношение военной формы и т. п.; незаконное владение огнестрельным оружием; разглашение государственной тайны; против должностных лиц; против правосудия; против собственности и полномочий королевской власти; против иностранных государств; против религии; против брака и семьи; против чести и морали; против публичного здравия и безопасности; против профсоюзов и предпринимателей; бродяжничество и др.
Вторая группа включает в себя 3 категории преступлений:
деяние, "причиняющее вред телу", куда входят убийство, самоубийство, телесные повреждения, опасное вождение транспортных средств и т. п.; половые преступления; жестокое обращение с детьми, подмастерьями и слугами.
В третью группу входят 4 категории преступлений: завладе-ние имуществом, получение имущества обманным путем, подделка, злоумышленное повреждение имущества.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     73
б) По степени опасности преступлений в англо-американском уголовном праве существуют два вида классификации: материально-правовая и процессуально-правовая.
До 1967 г. в Англии с материально-правовой точки зрения все преступления подразделялись на три группы: 1) особо опасные преступления (treasons) — измена, посягательства на особу короля (королевы) и членов его семьи и т. п.; 2) опасные преступления — фелонии (felonies), за которые предусматривалось суровое наказание, в том числе конфискация недвижимого имущества, либо для которых в законе имелась специальная оговорка об отнесении их к данной категории; 3) менее опасные преступления — мисдиминоры (misdemeanors) — все прочие посягательства.
Отнесение конкретного преступления к той или иной группе имело, главным образом, процессуальные последствия (условия производства ареста, порядок судебного разбирательства, допустимость защитника и т. п.). Но постепенно грань между двумя последними группами преступлений стиралась и практически исчезла. Закон от 21 июля 1967 г. упразднил деление преступлений на фелонии и мисдиминоры в Англии. Однако деление преступлений на фелонии и мисдиминоры сохранилось в уголовном праве США. В Англии же по материальному признаку все преступления делятся на две группы: 1) измена и 2) прочие преступления.
С процессуальной точки зрения преступления подразделяются на две группы: 1) преступления, дела о которых рассматриваются с соблюдением процедуры, требующей обвинительного акта (indictable offences); 2) преступления, дела о которых рассматриваются в упрощенном порядке (summary offences), или. суммарные. В первом случае дела могут быть рассмотрены с участием присяжных и с соблюдением целого ряда процедурных правил, которые не распространяются на разбирательство дел в упрощенном порядке. В английском праве эти группы преступлений дополняются третьей: "смешанные" ("гибридные") преступления. Для них выбор процедуры судебного разбирательства зависит от стороны обвинения или самого обвиняемого.
В основе данного деления, в конечном счете, тоже лежит степень общественной опасности деяния, а также иные факторы.
Упомянутым Законом 1967 г. в Англии введен еще один вид процессуальной классификации преступлений, которая была частично изменена Законом о полиции и доказательствах: 1) преступления, при совершении которых подозреваемый может быть подвергнут до суда аресту (арестные дела); 2) преступления, при совершении которых такой арест не может состояться. К первым относятся преступления, за которые лицу в возрасте не моложе 21 года, ранее судимому, может быть назначено наказание на срок


74
Уголовное право зарубежных стран


5 и более лет лишения свободы, либо строго определенное законом наказание.

В общих чертах, но с некоторыми особенностями, старая английская классификация преступлений по степени опасности воспринята в США. По американской материально-правовой классификации преступления делятся на две группы: 1) опасные преступления — фелонии и 2) менее опасные — мисдиминоры. Ко второй группе относятся, как правило, те преступления, за которые может быть назначено наказание до одного года лишения свободы и (или) штраф, а к первой — все остальные. Из второй группы выделяется, как правило, подгруппа — незначительные мисдиминоры, или нарушения. Вот как определены эти преступные деяния в УК штата Нью-Йорк. Согласно § 10.00 фелония — это посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение на срок свыше одного года, мисдиминор — посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение на срок от 15 дней до одного года. Фелония и мисдиминор относятся к категории преступлений. Нарушение — посягательство, за которое может быть назначено тюремное заключение сроком до 15 дней, — преступлением, согласно УК штата Нью-Йорк, не является.
В свою очередь, законодательство большинства штатов делит и фелонии, и мисдиминоры на несколько категорий, в зависимости от которых устанавливаются пределы наказаний. Так, соответствующие преступные деяния называются фелониями классов А, В, С и т. д. (обычно в пределах 3—5 классов) и мисдиминорами классов А и В или А, В и С. В УК некоторых штатов, например, Техаса, сохранилось традиционное деление фелонии на караемые смертной казнью и фелонии 1, 2 и 3 степеней. Сущность и практическое значение классификаций преступных деяний состоит в том, что они предопределяют рамки наказаний, назначаемых за преступные деяния соответствующей категории.
Традиционные различия между фелониями и мисдиминорами играют весьма существенную роль при квалификации преступлений, в сфере уголовного процесса, в условиях отбывания наказания и в правовых последствиях осуждения. Совершение фелонии либо одна только цель ее совершения нередко служат отягчающим обстоятельством, прямо предусмотренным законом (при убийстве, берглэри, подстрекательстве и др.). Законы практически всех штатов предусматривают, что осужденные за фелонию отбывают наказание в карательном учреждении более строгого режима. Осуждение за фелонию, в отличие от мисдиминора, связано с потерей многих прав и привилегий: законодательство штатов запрещает таким
лицам участвовать в выборах, занимать публичные должности и др.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       75
С процессуальной точки зрения все преступления в США делятся на следующие группы: 1) преступления, дела о которых рассматриваются с обвинительным актом; 2) преступления, дела о которых рассматриваются в упрощенном порядке. К первым обычно относят фелонии, а ко вторым — незначительные менее опасные преступления (незначительные мисдиминоры). Порядок рассмотрения других менее опасных преступлений решается с учетом различных факторов, среди которых значительную роль играет усмотрение прокурора.
в) В уголовном праве Англии и США имеет хождение и классификация преступлений согласно морально-этической оценке конкретных деяний. С этой точки зрения преступные деяния делятся на две группы: 1) преступления, которые "сами по себе являются злом", т. е. противоречат представлениям людей о добре и зле, о моральном и аморальном (убийство, телесные повреждения, хищения, мошенничество и т. п.); 2) деяния, которые становятся преступными только в силу вводимых государством запретов, независимо от того, осуждаются они моралью или нет (нарушения эксплуатации транспортных средств, нарушения в производстве и реализации товаров, лекарств, различные налоговые нарушения и
т. п.).
Английский юрист П. Девлин считает, что все преступления подразделяются на действительные (реальные), которые являются "грехом, получившим юридическое оформление" (убийство, хищения и пр.), и квази-преступления (формальные уголовные правонарушения). При этом последние, по его мнению, нередко являются результатом "поспешно принятых правил, нарушение которых было бы правильнее называть аморальным"'.
Такое деление проводится и во французском уголовном праве:
преступления второй группы именуются "искусственными", в отличие от первых — естественных.
Такая классификация имеет для Англии определенное практическое значение, поскольку закон и судебная практика во многих случаях не требуют, чтобы уголовная ответственность за преступление, не являющееся "аморальным", возлагалась судом при наличии вины подсудимого.
Некоторые английские юристы считают необходимым установить различные процессуальные правила судебного разбирательства для каждой из этих групп преступлений. "Аморальные" преступления, по их мнению, должны рассматриваться с участием присяжных, а иные — только судьями-профессионалами без участия присяжных.
3.2. Теории французского уголовного права известны различные классификации преступных деяний. Например, деление на обще-


1 Devlin P. The Enforcement of Morals. London, 1965. P. 26—42.


76                               Уголовное право зарубежных стран
уголовные и политические, мгновенные и длящиеся, простые и сложные, материальные и формальные, очевидные и неочевидные, умышленные и неумышленные и т. д. Но, пожалуй, самым существенным является деление преступных деяний на три категории: преступления, проступки и нарушения. Это деление, как будет показано
ниже, имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение.
Во французском уголовном праве классификация преступных деяний на преступления, проступки и нарушения была законодательно закреплена еще УК 1810 года. Критерием классификации служила природа наказания, предусмотренного за совершение того или иного деяния. Преступное деяние признавалось нарушением, проступком или преступлением в зависимости от того, чем закон его наказывал: полицейским наказанием, исправительным или наказанием мучительным и позорящим, т. е. уголовным. Следовательно, кодекс использовал лишь формальный критерий и определял сущность преступного деяния через назначаемое за него наказание. Хотя, как считали французские юристы, в конечном счете, законодатель классифицировал деяния с учетом их тяжести, поскольку устанавливал такие наказания, которые соответствовали характеру и тяжести преступного деяния. За убийство предусматривалась смертная казнь или пожизненное лишение свободы именно потому, что это самое тяжкое преступление против человека.
УК Франции 1992 года впервые установил материальный критерий дифференциации преступных деяний — тяжесть деяния (см. ст. 111-1).
Другим критерием дифференциации преступных деяний служит то обстоятельство, совершено ли преступное деяние умышленно или по неосторожности (понятия вины УК не содержит). В соответствии с этим критерием преступления — это только умышленные деяния, неосторожные являются уголовными проступками. Проступками могут быть и умышленные деяния, но такие, которые имеют меньшую тяжесть, чем преступления, т. е. действует первый критерий дифференциации. Что касается нарушений, то для привлечения к ответственности и назначения наказания достаточно простого несоблюдения установленного правила или нарушения запрета, без какого бы то ни было выяснения формы вины лица. В последнем случае вина исполнителя нарушения презюмируется
(аналогично понятию абсолютной ответственности в англо-американском уголовном праве).
Классификация преступных деяний имеет большое практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных для преступлений, исправительных для проступков и "наказаний, назначаемых за нарушения" (или полицейских) для нарушений. Ею


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       77

определяется возможность привлечения к уголовной ответственности при покушении и соучастии.
Покушение на преступление обычно наказуемо, покушение на проступок — только в случаях, предусмотренных законом, покушение на нарушение — никогда. Соучастие наказуемо при совершении преступлений и проступков, при совершении нарушений только тогда, когда это прямо предусмотрено постановлением исполнительных органов власти, определяющих "составы" нарушений (понятие состава преступления неизвестно французскому уголовному праву).
Классификация преступных деяний имеет также значение для давности и реабилитации. Сроки давности привлечения к уголовной ответственности и исполнения наказания зависят от категории деяния. Реабилитация как специальная процедура возможна только в области преступлений и проступков.
От категории деяния зависит возможность предоставления отсрочки, режима полусвободы, помещения вне исправительного учреждения, исполнения наказания по частям и т. п. Период безопасности как срок, в течение которого осужденный не имеет права пользоваться определенными льготами по смягчению режима содержания, назначается только за совершение преступлений и проступков определенной тяжести.
От категории деяний зависит проведение предварительного расследования: оно обязательно для преступлений, является факультативным для проступков и осуществляется только по инициативе прокуратуры для нарушений. И, наконец, классификация деяний предопределяет всю систему правоохранительных органов Франции и предметную компетенцию юрисдикционных органов. Преступления рассматриваются судом присяжных, проступки — исправительным трибуналом, нарушения — полицейским трибуналом.
3.3. В § 12 действующего УК ФРГ закрепляется деление всех преступных деяний на две основные группы: преступления и проступки. Преступлениями являются противоправные деяния, за которые предусмотрено как минимальное наказание лишение свободы на срок не менее одного года или более строгое наказание. Проступки — это противоправные деяния, за которые предусмотрено лишение свободы на более краткий срок или денежный штраф (Geld-strafe). При этом отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмотренные положениями Общей части для особо тяжких или менее тяжких случаев, не имеют значения для данной классифика--ции. Если же за совершение деяния предусмотрено наказание в виде другого денежного штрафа — Geldbusse, то оно является нарушением общественного порядка (Ordnungswidrigkeit) и преду-


78

Уголовное право зарубежных странЦ



смотрено в нормах дополнительного уголовного права, о чем говорилось выше.                                                д
Таким образом, критерием классификации является чисто Д формальный признак — характер и размер предусмотренного в | УК наказания. В отличие от французского уголовного права такая классификация преступных деяний в германском уголовном праве никак не связана с подсудностью.
Германские авторы указывают на некоторые достоинства такого деления: оно облегчает и упрощает редакцию статей Общей части УК, позволяя одним кратким термином заменить перечисление целой группы деяний; деление имеет определенное значение и для построения Особенной части. Таким образом, достоинства данной классификации носят кодификационно-технический характер и не имеют прямого отношения к содержанию преступного деяния.

Лекция 7 Вина и вменяемость
План лекции:
1. Вина как признак преступного деяния в уголовном праве современных зарубежных стран.
2. Формы вины.
3. Понятие невменяемости.
4. Понятие ограниченной (уменьшенной) вменяемости.
Литература:
Крылова Н. Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.
Никифоров Б. С., Решетников Ф. М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990. — 153 с.
Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.
Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2.
1. Вина как признак преступления в уголовном праве Англии,
США, Франции и Германии.
1.1. В уголовном праве Англии и США вина обозначается латинскими словами "mens rea". За многие столетия существования этого термина накопилось немало его толкований. Он истолковывался английскими и американскими юристами как аморальный мотив, как порочная воля, как злой разум и т. п.
Английский судья Девлин считает, что "mens rea" включает два элемента: а) намерение совершить деяние и б) знание обстоятельств, которое делает данное деяние преступлением. В весьма авторитетном труде Хэлсбери есть утверждение, что "mens rea" — это "заслуживающее, с юридической точки зрения, порицания психическое состояние". Р. Кросс и Ф. Джонс дают этому понятию другое толкование: "Это любое психическое состояние..., которое прямо или косвенно указано в определении того преступления, которое вменяется в вину'". ' См.: Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2. С. 111.

7


Уголовное право зарубежных стран
Таким образом, определения вины в англо-американском уголовном праве весьма разноречивы. Лишь некоторые авторы трактуют вину как субъективное состояние, которое характеризуется интеллектуальным и волевым моментами. В целом же вина — это;
некое субъективное (психическое) состояние лица, совершающего]
противоправное деяние. При этом одни говорят о способности соз-| навать, другие — о намерении и янпнмм ^^-— -

же вина — это| , -„-,^„nyie лица, совершающего
вное деяние. При этом одни говорят о способности сознавать, другие — о намерении и знании, третьи — о сознании и
желании, четвертые — о порицаемом психическом состоянии, пятые — о "любом" психическом состоянии и т. д.                '
Данный вопрос не получил четкого и ясного решения ни в уго-;
ловном законодательстве Англии и США, ни в судебной практике j этих государств.
1.2. Действующий УК Франции также не содержит общего определения вины. В доктринальных источниках по уголовному праву конструкция вины строится на основе понятия общей (или
минимальной) вины, которая характеризует любое преступное деяние.
Общая вина — это "минимум" психологического признака, без которого вообще не может быть преступного деяния. Она состоит в простом волевом моменте: поскольку любое деяние вменяемого лица при отсутствии форс-мажорных обстоятельств (или непреодолимой силы) является волевым актом, постольку в самом деянии, как таковом, содержится не только материальный, но уже и психологический его элемент. Он связан с понятием самого преступного деяния в том смысле, что последнее не является результатом действия непреодолимой силы. В специальном постановлении Кассационного Суда Франции от 13 декабря 1956 г. содержалось положение о том, что "любое преступное деяние, даже неумышленное, предполагает, что его исполнитель действовал с умом и желанием". Этот "минимум" психологического признака в "чистом" виде присутствует в полицейских нарушениях. В других случаях требуется более развитый психологический признак, и он может состоять в умышленной или неумышленной вине. В этом аспекте вина — это психическое отношение лица к совершаемому деянию и его последствиям, т. е. вина в ее традиционном для российских юристов понимании.
Согласно УПК Франции любое полицейское нарушение, даже совершенное в состоянии рецидива, может стать предметом упрощенного производства (ст. 524). Прокуратура, избирающая процедуру упрощенного производства, передает судье полицейского трибунала уголовное досье. Судья принимает решение по делу без судебного разбирательства путем вынесения уголовного приказа, в
котором выражается либо оправдание, либо осуждение с назначением штрафа.
По французскому праву судья полицейского трибунала, рассматривающий дело о нарушении, не только не обязан доказывать


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       81

специальную вину лица (умысел или неосторожность), но и не обязан даже мотивировать свое решение (см. ст. 526 УПК Франции). Для привлечения к ответственности за полицейское нарушение достаточно общей вины. Лицо считается виновным в силу самого факта совершения нарушения и может быть освобождено от ответственности только в случае, если докажет, что действовало под воздействием непреодолимой силы, либо если существовали такие обстоятельства, как невменяемость или недостижение возраста уголовной ответственности.
В подобных случаях французские юристы говорят о презюми-руемой вине. По их мнению, само деяние дает основание предполагать вину лица. Презюмируемая вина часто называется "наруши-тельной", поскольку она представляет собой психологический признак, характерный для большинства нарушений. Однако, с одной стороны, существует достаточное количество нарушений, для которых характерен более развитый психологический признак (неосторожность или даже умысел), а с другой стороны, большое количество проступков технического характера содержат этот "минимум" психологического признака.
1.3. Понятие вины как признака преступного деяния отсутствует и в действующем УК ФРГ. Правда, кодекс содержит ряд норм, посвященных вине и ее формам, однако их определение не дается.
Так, § 15 УК ФРГ говорит о том, что в уголовном порядке наказываются лишь умышленные действия, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожные действия.
В ч. 1 § 16 содержится положение о том, что лицо, не знающее об обстоятельстве (или обстоятельствах), которое относится к предусмотренному в законе составу закона, совершает деяние неумышленно. В ч. 2 § 16 говорится о том, что лицо, ошибочно воспринимающее обстоятельства состава, предусмотренного законом, и считающее, что совершает более тяжкое преступление, чем оно на самом деле является, подлежит наказанию за менее тяжкое преступление (точнее, по более мягкому закону — авт.). Следовательно, § 16 говорит об ошибках в знании фактических обстоятельств состава преступления.
В § 17 содержится положение о невиновности действий лиц, которые заблуждались в отношении их противоправности, если при этом такие лица не могли избежать ошибки (ошибка в запрете). Если же эти лица могли ее избежать, они подлежат уголовной ответственности, но им может быть назначено более мягкое, чем предусмотрено законом, наказание.
В приведенных нормах четко прослеживается понимание вины (умысла и неосторожности) как психического отношения лица только к фактическим признакам деяния, которые предусмотрены в составе. В предыдущей лекции уже говорилось о том, что и сам со-


82

Уголовное право зарубежных страд



став для германских юристов является лишь формальным описа-Ц нием в законе внешних черт запрещенного деяния. А поскольку состав охватывает только внешние признаки преступления, то 1
сознанием лица охватываются, согласно УК ФРГ, лишь эти при знаки.
2. Формы вины.
2.1. В современном законодательстве, судебной практике и док-| тринальных источниках Англии упоминаются, как правило, три| формы вины: а) намерение, б) неосторожность и в) небрежность. '
При определении намерения (intent) в английском праве на первый план выдвигается волевой момент, та цель, которую преследует лицо, совершающее деяние. Деяние считается намеренным, если оно является результатом воли и если лицо, совершающее его,', ожидает наступления определенных последствий и желает этого.
По общему правилу, факт намеренности действий не нуждается в специальном доказывании в силу того, что существует пре-' зумпция, согласно которой неправомерные действия, совершаемые вменяемым и разумным человеком, всегда являются актом его воли. Бремя опровержения этой презумпции лежит на обвиняемом. Если ему не удастся опровергнуть ее, он может быть осужден за наступление результата, независимо от его желания или нежелания.
Неосторожность (recklessness) нередко истолковывается как такое субъективное состояние, при котором лицо сознательно игнорирует возможность наступления вредных последствий. Р. Кросс и Ф. Джонс, например, отмечают, что понятие неосторожности употребляется в двух смыслах. В одном смысле (субъективном) она означает сознательное допущение неоправданного риска, а во втором (объективном) — поведение, которое фактически включает в себя неоправданный риск, независимо от того, знал об этом риске исполнитель или не знал'.
Практически неосторожность является такой формой вины, которой придается либо самостоятельное значение, либо значение, весьма близкое к тому, что принято понимать под намерением. Если рассматривать эту форму вины с точки зрения волевого отношения лица к своему преступному поведению, то принципиальной разницы между ней и намерением нет. И намерение, и неосторожность предполагают, что противоправные действия являются актом воли. Различие между этими формами вины английские юристы предла- • гают искать в ином — в отношении субъекта к последствиям преступного поведения. Деяние считается намеренным, если этот субъект преследует достижение определенной цели, если он ожидает ] наступления конкретного результата и желает этого. При неосто- t рожности в отношении субъекта к последствиям волевой момент "I отсутствует. Он не желает вредных последствий, но осознает или 1
' См.: Уголовное право зарубежных государств. М., 1972. Вып. 2. С. 117.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                    83
должен осознавать угрозу (или высокую степень возможности) их наступления. При этом во внимание принимается способность осознавать или предвидеть, которой обладает не определенное лицо, привлекаемое к ответственности за данное преступление, а некий абстрактный "разумный человек". Фактически это означает, что неосторожными признаются как те деяния, когда лицо предвидит последствия своего поведения, так и те деяния, когда оно не предвидит, но должно предвидеть их, поскольку это под силу "разумному человеку".
Понятие небрежности (negligence) — одно из наименее определенных понятий Общей части уголовного права Англии.
Определение небрежности возникло и развивалось, главным образом, в судебной практике применительно к истолкованию субъективной стороны неосторожного убийства, а в более позднее время — применительно к иным составам. Его признаки представляют собой бессистемное нагромождение отдельных точек зрения судей по самым различным делам, рассмотренным в течение нескольких столетий.
Понятие виновной или уголовной небрежности определяется судами применительно к конкретным казусам. Например, "обычная" небрежность может стать уголовно наказуемой, если она является "безответственной", "грубой" и т. п. По мнению Б. Стэнтона, "небрежность, чтобы стать уголовно наказуемой, должна быть грубой или безответственной. Что представляет собой такая небрежность, должно определяться по каждому конкретному делу. Она может состоять в неосторожной невнимательности при совершении действия, которое при иных условиях было бы правомерным, либо — в безответственном бездействии, при условии, что существовала явно выраженная обязанность по отношению к лицу, которому причинен вред".
В подавляющем большинстве определений небрежности полностью исключается волевой момент — желание совершить преступное деяние и достичь определенного результата. В этом основное отличие небрежности от намерения. Сложнее обстоит дело с отграничением небрежности от неосторожности. Принципиальное различие их состоит в интеллектуальном моменте, а именно: в предвидении или непредвидении вредных последствий поведения. Однако практически разграничить эти формы вины по данному критерию невозможно, поскольку деяние признается неосторожным не только тогда, когда лицо предвидело риск (возможность) последствий, но и тогда, когда оно не предвидело, но должно было их предвидеть. Последнее характерно и для небрежности, поскольку она Представляет собой "отклонение от требований предусмотрительности", т. е. такое субъективное состояние, при котором лицо не предвидит, но должно и могло предвидеть противоправные послед-


84                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
ствия своего поведения. Таким образом, границы неосторожности и небрежности весьма размыты.
Недостаточно определяется также грань между уголовно на-'§ казуемой небрежностью и той, которая не влечет уголовной ответ-1 ственности (небрежность по гражданскому праву). В большинстве литературных источников указывается, что первая, в отличие от второй, должна быть результатом грубого отклонения от требований предусмотрительности. Слово "грубый" как оценочная категория, разумеется, недостаточно четкий критерий.
2.2. Традиционная англо-американская доктрина, как указывалось в лекции § 5, различает два основных конститутивных элемента преступления: actus reus (преступное деяние) — материальный элемент, характеризующий объективную сторону преступления, и mens rea (виновное состояние ума) — элемент, характеризующий субъективную сторону. В данном случае понятие "состояние ума" трактуется весьма широко, в него включается состояние не только интеллекта, но и воли и даже эмоций. Учение об этих элементах преступления для англо-американского уголовного права является основополагающим и играет в нем такую же роль, как состав преступления в других правовых системах (например, в Германии и России).
В сфере уголовного законодательства названные элементы никогда не упоминаются, хотя ссылки на них можно найти в решениях английских и американских судов.
Объективная характеристика преступления, согласно доктрине, включает в себя три следующих "материальных" элемента: поведение, сопутствующие обстоятельства и результат. Нормы действующего американского законодательства, описывающие субъективную сторону того или иного преступления, формулируются применительно к этим элементам, поскольку отношение виновного к своему поведению, сопутствующим ему обстоятельствам и результату может быть различным.
Составителями Модельного УК США (1962 г.) была предложена новая классификация форм виновности. Она пришла на смену традиционному для англо-американского права учению о mens rea, сложившемуся в рамках общего права. Новая классификация, воспроизведенная с теми или иными поправками в подавляющем большинстве УК штатов, включает в себя четыре формы виновности:
1) с целью; 2) с сознанием; 3) неосторожно; 4) небрежно. Каждая из этих форм виновности может определяться по отношению либо ко всем, либо к некоторым из названных выше материальных элементов преступления.
Если изложить четыре формы виновности применительно К "результату", то они выглядят следующим образом: 1) с целью действует тот, кто стремится достигнуть именно этого результата; 2) с


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     85
сознанием действует тот, кто не преследует цели достижения данного результата, но осознает "высокую степень вероятности" того, что его поведение приведет к этому (или, по другой формуле, "практически убежден", что такой результат наступит, т. е. осознает неизбежность последствий); 3) неосторожно действует тот, кто сознательно игнорирует "существенный и неоправданный риск" наступления результата (здесь осознание вероятности последствий, они не являются неизбежными, но виновный игнорирует эту опасность);
4) небрежно действует тот, кто не осознает наличия "существенного и неоправданного риска" наступления результата, о чем он должен был знать (в этом случае виновный вообще не желает наступления последствий, не осознает их вероятность, но должен был осознавать, поскольку это под силу "разумному человеку").
Различия между указанными отдельными формами виновности, по мнению американских юристов, следует проводить следующим образом.
Действия "с целью" отличаются от действий "с осознанием" в зависимости от наличия или отсутствия позитивного желания вызвать результат. Различие между 2 и 3 формами виновности определяется, прежде всего, степенью риска, является ли он "весьма вероятным" либо всего лишь "существенным и неоправданным" с точки зрения "разумного человека". Небрежность отличается от неосторожности и других форм отсутствием осознания риска. Однако такое неосознание представляет собой грубое отклонение от требований неосторожности, которые соблюдались бы "разумным" лицом в данной ситуации'.
В случае небрежности, по мнению многих американских юристов, трудно говорить о "виновном состоянии ума", об отрицательной моральной оценке поведения и о предупредительном воздействии наказания. Поэтому принято считать неосторожность "нормой" уголовной ответственности, а небрежность — такой формой виновности, при которой наказание предусматривается лишь в исключительных случаях.
Что касается отличия небрежности от невиновного причинения вреда, то в качестве критерия здесь опять выступают требования доктрины "разумного человека". Суд может признать подсудимого невиновным, если не найдет у него "грубого отклонения" от стандарта поведения, которого на его месте придерживалось бы "разумное лицо".
В УК многих штатов закреплена иерархия форм виновности:
если закон в качестве элемента преступления предусматривает небрежность, это значит, что ответственность возможна и при наличии любой "высшей" формы — неосторожности и т. д., но если в
См., например: п. 4 § 15.05. УК штата Нью-Йорк.


86                                                                                       Уголовное право зарубежных стран'
качестве элемента указана неосторожность, ответственность "вниз", т. е. при наличии небрежности, исключается.
Следует учитывать, что в некоторых штатах по-прежнему действуют старые формулировки виновности (штат Джорджия). Более того, большинство американских судей продолжают оценивать виновность подсудимого не с точки зрения "элементного" анализа, а с позиций представлений о "виновном состоянии ума" (т. е. "mens rea").
Традиционный институт "строгой", или "абсолютной" ответственности сохранился в законодательстве США и после проведения. реформы в штатах.
Такая ответственность наступает при наличии материальных элементов преступления, когда установлен сам факт нарушения закона и не требуется доказательства вины правонарушителя (во Франции — презюмируемая вина). Вот как определено понятие "строгой ответственности" в УК штата Нью-Йорк. В § 15.10. данного УК содержится положение о том, что минимальным требованием для уголовной ответственности является осуществление лицом поведения, которое включает добровольное действие или несовершение действия, которое лицо в состоянии физически совершить. Если такое поведение — это все, что требуется для совершения конкретного посягательства, или если посягательство или какой-либо его материальный элемент не требует виновного психического состояния со стороны исполнителя, такое уголовное правонарушение является посягательством "строгой ответственности".
К преступлениям строгой ответственности по УК штатов, в частности, относятся: торговля недоброкачественными или фальсифицированными продуктами питания, многие нарушения законодательства о борьбе с распространением и хранением наркотиков, некоторые нарушения правил дорожного движения, нарушения полицейских постановлений о соблюдении тишины, санитарных правил и т. п.
УК штата Нью-Йорк в общей форме также предусматривает, что не требуется доказывать вину правонарушителя, если "намерение законодателя установить строгую ответственность совершенно очевидно" (ст. 15. 15). В УК штатов Кентукки, Гавайи и др. предусмотрена строгая ответственность для всех преступных деяний, составляющих категорию нарушений. Некоторые американские юристы выступают против данного института, считая его противоречащим положениям Конституции США. Однако Верховный Суд США неизменно отклонял требования юристов признать данный институт таковым.


Лекция 8 Вина и вменяемость (продолжение)
2.3. Во французском уголовном праве в определении форм вины существуют значительные терминологические трудности, однако можно выделить следующие формы: а) умышленную вину, или преступный умысел (la faute intentionnelle ou intention criminelle);
б) неумышленную вину, или неосторожную вину, или уголовную вину (1а faute поп intentionnelle ou faute d' imprudence ou faute pe-nale); в) презюмируемую вину, или вину при нарушениях (1а faute presumee ou faute conraventionnelle). Поскольку презюмируемая вина тождественна общей вине, о чем говорилось выше, остановимся на первых двух формах вины — умысле и неосторожности.
При умышленной вине лицо не только осознает незаконный характер своего деяния (общая вина), но и желает совершить такое деяние и достичь его вредных последствий. Согласно действующему УК Франции все преступления — это только умышленные деяния. Большая часть проступков также совершается умышленно.
В теории французского уголовного права говорится о различных степенях умышленной вины.
Первая представлена в виде предумысла. В этом случае преступное деяние является не просто умышленным, умысел формируется в течение более или менее длительного периода времени. Предумысел признается отягчающим обстоятельством ряда преступных деяний: убийства (ст. 221-3 УК Франции), применения пыток (п. 9 ст. 222-3), насильственных действий, повлекших причинение смерти по неосторожности (п. 9 ст. 222-8) и т. д. При этом французский Кодекс определяет предумысел как умысел, сформировавшийся до действий по совершению определенного преступления или проступка (ст. 132-72).
В некоторых случаях, по мнению французских юристов, законодатель говорит об особой форме умысла: о специальном умысле (dol special). Это значит, что в диспозиции уголовно-правовой нормы указывается на совершение преступного деяния с определенной целью. В таких случаях цель является обязательным элементом преступного деяния и подлежит показыванию. Отсутствие такой цели полностью исключает преступность деяния либо исключает уголовную ответственность за преступление, предусмотренное данной статьей.
Другой степенью умысла французские юристы считают неопределенный умысел. Он имеет место тогда, когда лицо хотело при-


88                                                                                         Уголовное право зарубежных стр
/" чинить вред правоохраняемому объекту, но не отдавало себе отче»!
та о точном размере такого вреда (в российском уголовном правей этот вид умысла называется еще неконкретизированным). В случаях, когда был причинен самый большой вред, лицо будет нести за него ответственность, поскольку ущерб предвиделся и наступившие последствия — это то, чего и желал преступник.
При неумышленной вине поведение исполнителя является сознательным и желаемым, но он не стремится ни к какому вредному последствию. Исполнитель вменяемых в вину действий совершил "ошибку", например, превысив скорость, без желания причинить вредные последствия (телесные повреждения по неосторожности или смерть по неосторожности). Само по себе действие не всегда является неумышленным, тогда как причинение последствий является таковым. Неосторожные преступные деяния, какой бы вред они ни причинили, являются, согласно УК Франции, проступками.
Иногда во французской юридической литературе предлагается ввести "промежуточную" между умыслом и неосторожностью форму вины: "непростительную неосторожность" (imprudence impardonnable). Эта форма вины имела бы место тогда, когда лицо сознательно идет на риск, опасный для другого, при этом недеясь, что не причинит ущерба.
2.4. Действующий УК ФРГ упоминает две формы вины: умысел и неосторожность, однако не раскрывает содержания этих понятий.
В германских доктринальных источниках по уголовному праву умысел характеризуется тем, что лицо осознает соответствие совершаемых им действий составу, предусмотренному законом, и желает этого, либо допускает (мирится с таким положением). Сознание противоправности германские юристы не включают в понятие умысла, поскольку такое осознание, по их мнению, — самостоятельный элемент вины. При этом противоправность означает за-прещенность деяния не только нормами уголовного права, но и нормами других отраслей права (об этом см. лекцию § 5). Умысел должен относиться только к признакам состава закона, описанным в конкретной норме. Если у действующего умышленно лица отсутствует осознание противоправности, то следует различать, действовало ли лицо без вины, не зная о противоправности своего деяния, или оно могло избежать незнания противоправности. В первом случае речь идет о ненаказуемости лица, а во втором — только об ошибке в запрете, которой можно было избежать. В последнем случае лицо будет отвечать за совершение умышленного деяния, наказание за которое в определенных случаях может быть смягчено' (см. § 17 УК ФРГ). Изложенная теория вины получила поддержку И на практике.


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     89
Представители другой теории — "теории умысла" — позитивной предпосылкой умысла считают знание лица о том, что он своим деянием нарушает правовой запрет, то есть осознание противоправности. Это ведет к тому, что при отсутствии осознания всегда исключается умысел, и лицо не может быть наказано за совершение умышленного деяния. Наказуемость возможна только в том случае, если деяние лица соответствует признакам состава закона, предусматривающего уголовную ответственность за неосторожное преступное деяние.
Современное германское уголовное право ориентируется на два основных вида умысла: прямой и косвенный.
Прямой умысел считается обычным видом, при этом различают две его разновидности: а) когда лицо знает о своем деянии и его результате и непосредственно желает как того, так и другого, и б) когда лицо просто знает или точно предвидит, что оно выполняет состав. Во втором случае считается, что тот, кто знает или точно предвидит результат и все-таки действует, не может утверждать, что не хотел его наступления.
Косвенный умысел имеет место тогда, когда лицо непосредственно не желает совершения деяния или наступления его результата, но считает это возможным и мирится с этим.
Неосторожность как форма вины характеризуется в германском уголовном праве следующим образом: лицо не предвидит, что его деяние соответствует составу закона, хотя могло это предвидеть, в силу чего могло осознавать и противоправность своего поведения. При этом в теории выделяются две разновидности неосторожности: а) неосознанная неосторожность (когда лицо вообще не предвидит, что преступный результат может наступить) и б) осознанная неосторожность (когда лицо допускает, что преступный результат может наступить, но полагает, что этого не случится).
Таким образом, психическое отношение лица к содеянному сводится к осознанию фактических внешних признаков преступного деяния. Осознание противоправности, не будучи включенным ни в умысел, ни в неосторожность, по сути становится самостоятельным признаком вины наряду с умыслом и неосторожностью. Такая точка зрения поддерживается большинством германских юристов и судебной практикой. О том, что противоправность — самостоятельный признак вины, свидетельствует и содержание приведенного выше § 17 У К ФРГ.
Вместе с тем указание ряда авторов на осознание противоправности как признак вины, одновременно с умыслом и неосторожностью, означает искусственное разделение интеллектуального момента субъективной стороны на два элемента, поскольку он предполагает при умысле как осознание фактических объективных признаков деяния, так и осознание его противоправности.

90                                                                                         Уголовное право зарубежных странД Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                         91



3. Понятие невменяемости в уголовном праве Англии, США, Франции и Германии.                                     |
3.1. Одной из важных предпосылок привлечения к уголовной | ответственности является уголовная дееспособность лица (вменяе- ' мость). В силу презумпции того, что большинство людей способно осознавать значение своих действий и руководить ими, уголовное право зарубежных государств основное внимание уделяет определению тех факторов, которые исключают или уменьшают вменяе-. мость.
В УК североамериканских штатов включены нормы о невменяемости. Так, согласно § 30.05. УК штата Нью-Йорк, "лицо не несет уголовной ответственности за поведение, если во время его осуществления оно вследствие психической болезни или неполноценности лишено в существенной степени способности знать или оценивать: а) характер и последствия такого поведения; либо б) что такое поведение было неправильным". Таким образом, в англо-американском праве выделяются два критерия невменяемости — психологический и медицинский.
По вопросу о психологическом признаке в англо-американском праве существуют самые разные точки зрения. До сих пор в Англии, США и ряде других стран общего права понятие невменяемости нередко определяется так, как это было сделано еще в так называемых правилах Макнатена более 150 лет назад (1843 г.). Они названы именем некоего Макнатена, который, страдая манией преследования, задумал убить своего "преследователя" — премьер-министра Англии Пила, но по ошибке убил его секретаря Драммон-да. Суд оправдал Макнатена как невменяемого. Однако это дело получило большой резонанс и стало предметом обсуждения Палаты лордов. Лорды поставили ряд конкретных вопросов перед 15 авторитетными судьями, входившими в состав одной из комиссий, готовившей очередную реформу английского уголовного пра- -ва. Не рассматривая материалы дела, судьи в абстрактной форме дали заключение по этим вопросам, которое и стало называться правилами Макнатена, хотя никто не санкционировал их как нормативный акт.
Суть этих правил состоит в следующем: лицо, страдающее душевным заболеванием или дефектом психики, не привлекается к уголовной ответственности, если оно лишено способности знать "природу и качество" совершаемого деяния и то, что это деяние является вредным. Для своего времени эти правила были достаточно прогрессивными. Однако недостатком правил было то, что акцент в них делался на интеллектуальный признак юридического критерия (способность осознавать), а волевой признак (способность руководить своими действиями) упускался из виду.


В некоторых североамериканских штатах правила Макнатена были дополнены доктриной "непреодолимого импульса". Суть концепции состоит в том, что лицо под воздействием непреодолимого импульса (нечто вроде непреодолимой силы), который вызван психическим заболеванием или дефектом психики, не может контролировать свои действия, хотя и сознает, что поступает "неправильно". Доктрина "непреодолимого импульса" была использована, например, по делу Дж. Хинкли, который совершил покушение на убийство бывшего президента США Р.Рейгана. Признание его невменяемым было встречено резкой критикой со стороны американских юристов, поскольку эта доктрина, "позволяя людям, страдающим отсутствием контроля над собой, избежать уголовной ответственности, тем самым чрезмерно ограничивает превентивные цели уголовного закона'".
Медицинский критерий невменяемости также не получил своего четкого определения и закрепления в англо-американском уголовном праве. Судебная практика Англии и США к душевному заболеванию относит достаточно разнообразные формы психических заболеваний и отклонений: амнезию, автоматизм, слабоумие, алкоголизм, фугизм, идиотизм, манию, мономанию (паранойю), сексуальную психопатию, сомнамбулизм и пр. Отсутствие четкого общего понятия болезненного состояния психики приводит к тому, что нередко в судах при рассмотрении конкретных дел в качестве основания для постановки вопроса о невменяемости выдвигаются такие формы душевных расстройств, которые заведомо нельзя считать болезненными. В зависимости от ловкости адвоката, его красноречия эти расстройства могут быть признаны болезненными, а их носители невменяемыми.
3.2. Во французском и германском уголовном праве понятие невменяемости, в отличие от понятий преступления и вины, является понятием позитивно-правовым, т. е. сформулированным в действующем законодательстве.
Согласно французскому уголовному праву вменяемость лица является необходимой предпосылкой для признания его виновным. УК Франции называет два критерия, обусловливающих признание лица невменяемым: а) медицинский критерий — наличие психического или нервно-психического расстройства; б) психологический критерий — отсутствие способности осознавать или контролировать свои действия (см. ст. 122-1).
В § 20 действующего УК ФРГ содержится положение о том, что без вины действует тот, кто при совершении деяния, вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжелого психического отклонения, не способен осознавать противоправность деяния или дей-


' См.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Указ. соч. С. 148.

4 - 4302



92                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
ствовать с осознанием его противоправности. Таким образом, в германском Кодексе тоже называются два критерия невменяемости:
а) медицинский — наличие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжелого психического отклонения и б) психологический — неспособность осознавать противоправность деяния или действовать с осознанием его противоправности. В этих положениях § 20 закрепляется одна из основных характеристик невменяемости по германскому уголовному праву: невменяемое лицо, совершая деяние, выполняет состав закона, но в силу указанных причин действует без вины.
Глубокое расстройство сознания может быть, например, в состоянии гипноза, аффекта, наркотического опьянения и на практике трактуется довольно произвольно. Спорной является также проблема о значении опьянения для уголовной ответственности. Общая часть УК ФРГ не содержит норм, регулирующих данный вопрос. В связи с этим на практике в определенных законом случаях применяется норма Особенной части о состоянии полного опьянения (§ 323а).
4. Понятие уменьшенной (ограниченной) вменяемости в уголовном праве зарубежных стран.
4.1. Современной психиатрией, как известно, были открыты и исследованы так называемые "пограничные состояния", т. е. такие психические расстройства, которые влекут у лица снижение способности осознавать значение своих действий или контролировать их. Судебная практика зарубежных государств, сталкиваясь с такими случаями, по-разному оценивала эти обстоятельства: в некоторых случаях она признавала подобные психические расстройства обстоятельствами, смягчающими ответственность, в других — ответственность наступала на общих основаниях, в третьих — лицо признавалось полностью невиновным.
Попытки учесть такие обстоятельства в уголовном праве привели к появлению концепций об уменьшенной (или ограниченной) вменяемости.
В настоящее время нормы об уменьшенной вменяемости прямо сформулированы в действующих Уголовных кодексах Франции и ФРГ. Хотя в статутном праве Англии и США нет норм, в которых прямо бы говорилось об уменьшенной вменяемости, однако по английскому Закону об убийстве 1957 г. ответственности не за тяжкое, а за простое убийство подлежит лицо, страдающее такой ненормальностью умственного развития, которая существенно уменьшает его ответственность за совершение убийства. Тем самым в английское право фактически было введено понятие уменьшенной вменяемости, хотя и в таком усеченном виде. В некоторых североамериканских штатах суды зачастую используют концепцию уменьшенной вменяемости в тех случаях, когда обвиняемый представля-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       93
ет доказательства того, что он находился в таком психическом состоянии, при котором не мог совершить преступное деяние, требующее специального умысла, предумышленности и т. д. Если доказательства принимаются и факт уменьшенной вменяемости считается установленным, преступление квалифицируется как менее тяжкое.

4.2. Психические расстройства, о которых говорилось выше, рассматривались французскими судами в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность. Однако лица, страдающие названными заболеваниями, будучи осуждены даже к небольшим срокам тюремного заключения, попадали в обычную тюрьму, где не проводились никакие лечебные мероприятия и лицо заболевало еще тяжелее. В связи с введением института отсрочки исполнения наказания с помещением в режим испытания (1958 г.), судебная практика Франции пошла по пути применения этого вида отсрочки к указанным лицам, обусловливая отсрочку применением медицинских мер сроком до пяти лет.
УК Франции содержит норму об уменьшенной вменяемости (см. ст. 122-1). Уменьшенная вменяемость обусловлена наличием двух необходимых критериев: а) медицинского — психическое или нервно-психическое расстройство; б) психологического — снижение способности осознавать или контролировать свои действия.
При этом состояние ограниченной вменяемости не исключает преступности деяния и уголовной ответственности (в отличие от полной невменяемости). Данный институт позволяет применить к лицу, признанному ограниченно вменяемым, меры медицинского характера. Эти лица должны будут содержаться в специализированном учреждении, режим которого совмещает режим тюремного заключения и проведение медико-психиатрических мероприятий.
4.3. Действующий германский УК прямо говорит об уменьшенной вменяемости в § 21. При этом медицинский критерий по своему содержанию аналогичен таковому при полной невменяемости, а психологический заключается в существенном уменьшении способности лица осознавать противоправность деяния или действовать в соответствии с этим.
Как и во французском уголовном праве, лицо не освобождается от уголовной ответственности, но, согласно германскому УК, назначаемое ему наказание может быть смягчено.
4*

Лекция 9 Стадии совершения преступления
План лекции:
1. Ответственность за приготовительные действия и покушение в уголовном праве зарубежных стран.
2. Добровольный отказ и деятельное раскаяние.
Литература:
Крылова Н. Е. Основные черты нового Уголовного кодекса Франции. — М.: Спарк, 1996. — 124 с.
Никифоров Б. С., Решетников Ф. М. Современное американское уголовное право. М.: Наука, 1990. — 153 с.
Примерный УК США. — М.: Прогресс, 1969. — 304 с.
Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть. — М.: Юрид. лит., 1991. — 288 с.
Уголовное право зарубежных государств. М., 1973. Вып. 3.
1. Ответственность за приготовительные действия и покушение.
Считается аксиомой, что уголовное право зарубежных стран наказывает предварительную преступную деятельность только начиная с покушения, а более ранние стадии, в частности, приготовление, уголовно ненаказуемы.
В действительности уголовное право зарубежных государств выработало ряд приемов, с помощью которых уголовная репрессия распространяется далеко за пределы покушения.
В англо-американском праве, например, существуют специфические институты (подстрекательство, сговор), с помощью которых устанавливается ответственность за приготовление и даже за еще более ранние этапы предварительной деятельности. Понятие покушения в УК североамериканских штатов столь широко, что это позволяет включать в него многие приготовительные действия.
Во Франции и Германии также существуют случаи установления уголовной ответственности за некоторые приготовительные действия как за самостоятельные преступные деяния (во Фран-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       95
ции — заговор и организация злоумышленников, в Германии — приготовление к государственной измене, создание преступных сообществ, подготовка к подделке денег или знаков оплаты, подготовка к подделке служебных удостоверений и др.). Каковы последствия признания приготовительных действий самостоятельными видами преступных деяний? Во-первых, здесь уже невозможен добровольный отказ, а только деятельное раскаяние, поскольку речь идет о приготовлении как об оконченном деянии; во-вторых, законодательство ряда государств признает возможность покушения на совершение таких действий (по сути — покушения на приготовление). Так, согласно абз. 3 § 129 УК ФРГ, покушение на создание преступного сообщества наказуемо. При этом создание преступного сообщества определяется как организация сообщества, цели и деятельность которого направлены на совершение преступных деяний. Таким образом, сфера уголовной ответственности еще более отодвигается вперед по отношению к оконченному преступному деянию. Наказуемыми становятся не только приготовительные действия, но и покушение на их совершение. В-третьих, признание подобных действий самостоятельными преступлениями (проступками) позволяет, например, во Франции, устанавливать за них такие же наказания, как и за другие оконченные деяния.
1.1. Понятие "явного действия" в англо-американском уголовном праве.
Английское уголовное право феодального периода исходило из того, что для наступления уголовной ответственности недостаточно только намерения совершить преступление, необходимо еще и определенное преступное поведение, понятие которого толковалось довольно узко. Наказуемым считалось конкретное действие и в некоторых редких случаях — бездействие, которым причинялся реальный ущерб правоохраняемым ценностям. Именно такой смысл вкладывался в понятие "явного действия" (overt act), которое вплоть до настоящего времени, несмотря на изменение содержания, считается обязательной предпосылкой наступления ответственности по английскому уголовному праву. Даже покушение на преступление как действие, не повлекшее причинения реального ущерба, считалось принципиально ненаказуемым.
Однако принцип "явного действия" не распространялся на политические преступления. В области политических преступлений, установленных не общим правом, а статутным, принципиально наказуемым считался даже "голый умысел".
Требование "явного действия" в сфере общеуголовных преступлений, с одной стороны, и привлечение к уголовной ответственности за "голый умысел" в сфере политических преступлений, с другой, привело к тому, что английское уголовное право стало развиваться по пути признания наказуемыми и таких деяний, которые


96                                                                                        Уголовное право зарубежных стран
по своему характеру не причиняли какого-либо реального вреда. Изменилось и содержание "явного действия". Так, нормы о политических преступлениях получили расширительное толкование и распространились на сферу общеуголовных преступлений. Несколько прецедентов, принятых по данному вопросу, положили начало нормам об ответственности за некоторые виды предварительной преступной деятельности вообще.
1.2. К настоящему времени в англо-американском уголовном праве выделяют три самостоятельных института: а) подстрекательство; б) сговор; в) покушение. Ни один из них не представляет собой какой-либо стадии совершения преступления. Их общей чертой является то, что они относятся к предварительной деятельности, не причинившей реального вреда.
Для наступления уголовной ответственности во всех случаях, кроме сговора, требуется установление их направленности на причинение ущерба охраняемым правом интересам и при этом — способом, запрещенным другими правовыми нормами, т. е. на совершение другого преступного деяния. Ответственность за сговор может наступать и в том случае, когда целью сговора является совершение деяния, не признанного правом преступным.
Таким образом, в англо-американском праве понятие о предварительной преступной деятельности не связано со стадиями развития преступления, а заключается в трех, выработанных общим правом, самостоятельных категориях преступлений (в США — мис-диминорах), которые характеризуются неоконченностью реализации преступного намерения при совершении в этом направлении каких-либо "явных действий".
1.3. Подстрекательство представляет собой склонение другого лица к совершению преступления. При этом преступление может быть не только не совершено, но даже не начаться. Более того, когда стоит вопрос об ответственности за подстрекательство как за самостоятельное преступление, всегда имеется в виду неудавшееся подстрекательство, поскольку подстрекательство, приведшее к своему результату, рассматривается как соучастие и наказывается строже. В 1881 г. в Англии некто Мост был обвинен в подстрекательстве к убийству. Мосту вменялось в вину опубликование в газете статьи, в которой выражалась радость по поводу убийства русского императора Александра II и содержался призыв следовать примеру народовольцев. В решении по делу суд записал, что подстрекательство, обращенное "ко всему миру вообще, будучи совершенным путем публикации статьи в революционной газете", наказывается аналогично подстрекательству конкретного лица.
Уголовная ответственность устанавливается и за покушение на подстрекательство. Так, в 1974 г. в Англии некий Рансфорд был обвинен в том, что написал письмо, в котором содержалось предло-


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"       97

дожение совершить преступление, хотя это письмо не было получено адресатом. Эти действия были признаны покушением на подстрекательство'.
До 1977 г. подстрекательство к любому преступлению преследовалось в Англии с обвинительным актом, что неоднократно критиковалось английскими юристами, поскольку на практике подстрекательство к суммарному преступлению рассматривалось как более тяжкое, чем то, на которое оно было направлено. После 1977 г. подстрекательство к суммарному преступлению считается суммарным преступным деянием, т. е. рассматривается в упрощенном порядке.
В Англии подстрекательство наказывается по общему праву:
тюремным заключением по усмотрению суда. Однако размер наказания не может превышать размера наказания, предусмотренного за преступление, подстрекательство к которому осуществлялось. Такими же наказаниями карается и покушение на подстрекательство.
Уголовное право США воспроизводит нормы английского права об ответственности за подстрекательство. Правда, в отличие от данного института в Англии, где преступным считается подстрекательство к любому преступлению, в США бесспорно преступным считается лишь подстрекательство к тяжкому преступлению (фе-лонии), в отношении подстрекательства к иным преступлениям единого правила и единой судебной практики в США нет.
Модельный УК США (1962 г.) в п. 1 ст. 5.02 определяет подстрекательство следующим образом: "Лицо виновно в подстрекательстве к совершению преступления, если с целью содействовать • его совершению или облегчить его совершение оно приказывает другому лицу, поощряет его или просит его осуществить определенное поведение, которое составило бы это преступление либо покушение на совершение этого преступления или образовало бы его соучастие в совершении этого преступления либо покушении на его совершение". В Модельном УК специально указывается на то, что недоведение подстрекательства до сознания лица, которое подстрекают к совершению преступления, не имеет значения для привлечения к уголовной ответственности при условии, что поведение подстрекателя было рассчитано на доведение такого подстрекательства до сознания названного лица.
Основанием для защиты, согласно Модельному УК США, является то обстоятельство, что подстрекатель до исполнения преступления другим лицом принимает меры по предотвращению соответствующего преступления, при этом меры должны привести к своему результату. В данном случае разработчики Модельного УК говорят о добровольном отказе, хотя правильнее здесь, на наш взгляд,


' См.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Указ. соч. С. 27.

98

Уголовное право зарубежных стран



говорить о деятельном раскаянии, поскольку преступление в виде подстрекательства считается оконченным вне зависимости от совершения преступления лицом, в отношении которого было совершено подстрекательство.
Согласно ст. 510 (1) УК штата Гавайи лицо виновно в преступном подстрекательстве, если оно приказывает другому, поощряет его или просит совершить преступление. При этом не имеет значения, удалось или нет довести свое подстрекательство до сознания лица, которое подстрекали к совершению преступления. Вместе с тем существуют штаты (Индиана, Монтана, Небраска, Огайо и др.), в которых подстрекательство в том его понимании, о каком было сказано выше, не признается преступным.
По УК большинства штатов, где подстрекательство считается самостоятельным преступлением, наказание за него смягчается на одну степень по сравнению с санкцией за соответствующее преступление, к которому подстрекательство осуществлялось. Хотя ранее подстрекательство даже к самым серьезным преступлениям могло наказываться только в качестве мисдиминора.
1.4. В английском праве сговор считается преступлением и по общему, и по статутному (после 1977 г.) праву. Сговор по общему праву состоит в соглашении двух или более лиц 1) совершить незаконное действие или 2) совершить законное действие незаконными средствами. Это преступление по общему праву преследуется с обвинительным актом и наказывается "по усмотрению суда" лишением свободы или штрафом, либо одновременно лишением свободы и штрафом.
По статутному праву преступным является сговор о преступлении. Статутный сговор не может наказываться более строгим наказанием, чем преступление, на которое он был направлен.
Согласно § 5 Закона Англии об уголовно наказуемом покушении 1981 г., который внес изменения в понятие сговора, определенного Законом об уголовной юстиции 1977 г., лицо виновно в сговоре о совершении преступления, если оно "вступает в соглашение с каким-либо другим лицом или лицами о том, что следует осуществить действие, которое, если соглашение выполнено в соответствии с их намерениями, либо: а) обязательно будет являться преступлением или вести к совершению какого-либо преступления одной или более сторонами соглашения, либо: б) должно стать преступлением, но, вследствие существования некоторых обстоятельств, является невозможным".
Сговор, так же, как и подстрекательство, не является стадией совершения преступления, поскольку уголовная ответственность за него наступает независимо от того, совершено ли было в реальности намеченное преступление, и, более того, поскольку сами намеченные действия могут быть вовсе непреступными (совершение


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"                                                     99
правомерного действия противоправными средствами), соглашение о таких действиях, вообще, может не представлять собой стадии развития преступного деяния. Сговор по общему праву может быть направлен на причинение вреда интересам морали или грубое нарушение публичной благопристойности, которое не является преступлением (см. п. 3 § 5 Закона об уголовной юстиции 1977 г.). Законом 1977 г. подстрекательство к сговору и покушение на сговор были объявлены непреступными.
Сговор, как и подстрекательство, считается принципиально "неоконченным" деянием. "Явным действием", позволяющим привлекать к уголовной ответственности за сговор, в данном случае является само соглашение о том, чтобы осуществить какое-либо противоправное действие либо правомерное действие неправомерными средствами. Участник преступного сговора подлежит наказанию в силу самого факта соглашения.
Существенный элемент сговора — участие в нем не менее двух лиц. Особенностью английского уголовного права является то, что соглашения между мужем и женой не могут считаться сговором, так как с точки зрения английского права юридически муж и жена признаются одним лицом. Это правило применяется и к мусульманам: независимо от количества жен все соглашения мусульманина с ними, каковы бы ни были степень и характер противоправности таких соглашений, сговором считаться не будут. Не будет сговором соглашение с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, а также с намеченной жертвой такого преступления (§ 2 Закона об уголовной юстиции 1977 г.).
По английскому праву ответственность за сговор определяется следующим образом. Если намеченное преступление является убийством или любым другим преступлением, за которое наказание точно определено в законе, либо преступлением, за которое предусмотрено пожизненное тюремное заключение, либо преступлением, преследуемым с обвинительным актом, за которое не установлена верхняя граница срока тюремного заключения, то виновный в сговоре наказывается пожизненным заключением (п. в § 3 Закона 1977 г.). В других случаях наказание назначается в размере срока тюремного заключения, предусмотренного за соответствующее преступление. Если сговор направлен на совершение двух или более преступлений, то может быть назначено самое строгое из предусмотренных за эти преступления наказаний.
За сговор, направленный на совершение преступления, английские суды нередко назначают более суровое наказание, чем за соответствующее оконченное преступление, но совершенное одним лицом, поскольку по английскому праву любая форма противоправной организации считается более опасным явлением, нежели совершение преступления отдельным лицом.


100                                                                                       Уголовное право зарубежных стран
УК многих североамериканских штатов требуют не просто соглашения двух или более лиц, но и совершения одного или нескольких конкретных действий, направленных на реализацию намеченных сговором действий. Наказание за сговор также ограничивается пределами наказания, предусмотренного за соответствующее оконченное преступление либо пределы наказания устанавливаются в законе. Новое уголовное законодательство штатов ограничило цели уголовно наказуемого сговора лишь совершением преступления (в отличие от Англии, где наказывается сговор, направленный на совершение правомерного действия неправомерными средствами).
1.5. Покушение в англо-американском праве по субъективной стороне представляет собой умысел, направленный на совершение такого деяния, которое в своем оконченном виде является предусмотренным уголовным правом самостоятельным преступлением. Согласно английскому Закону об уголовно наказуемом покушении 1981 г. лицо виновно в покушении, если "с намерением совершить преступление лицо совершает действие, которое является большим, чем просто приготовление к совершению преступления" (п. 1 § 1).
Определение объективной стороны представляет сложности даже в теории англо-американского уголовного права. Одной из проблем является отграничение действий, образующих покушение, от простого приготовления, которое традиционно считается ненаказуемым.
Классическим в вопросе о разграничении покушения и приготовления считается решение английского суда по делу Робинсона (1915 г.).
Ювелир Робинсон в целях получения страховой премии спрятал имевшиеся у него драгоценности, связал себя и начал звать на помощь. Позднее в полиции он заявил, что подвергся бандитскому нападению. При проверке заявления Робинсона "похищенные" драгоценности были у него обнаружены, в связи с чем ему было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество. Суд оправдал Робинсона, указав в решении, что в его действиях заключалось только "приготовление к совершению преступления, но не было сделано шага в самом совершении его". Таким образом, объективным критерием покушения провозглашался "ближайший шаг" к тсоверше-нию преступления, который и должен определять различие между покушением и другими, ненаказуемыми формами проявления умысла, в том числе приготовлениями. Если бы Робинсон предъявил страховой компании претензию на получение страховой премии, то считалось бы, что "ближайший шаг им сделан".
Однако критерий "ближайшего шага" страдает большой неопределенностью. Впоследствии суды признали таковым любое действие, направленное на совершение преступления, даже если оно


Тезисы лекций по курсу "Уголовное право зарубежных стран"      101

не вышло за пределы простого приготовления. Главным условием здесь считается наличие однозначно установленного умысла на совершение данного преступления. Таким образом, идея о ненаказуемости приготовления превратилась в свою полную противоположность — приготовительные действия стали оцениваться и наказываться как покушение.
В УК штатов покушение стало институтом Общей части. Ранее действовавшие статуты содержали специальные нормы об ответственности за покушение на убийство, кражу и т. д. как за самостоятельные преступления.
В Модельном У К США 1962 г. покушение определяется следующим образом. Лицо виновно в покушении на совершение преступления, если, действуя с той формой виновности, которая при иных обстоятельствах требовалась бы для совершения этого преступления, оно: а) с целью осуществляет поведение, которое составило бы это преступление, если бы сопутствующие обстоятельства были такими, какими оно себе их представляет; или б) в случае, когда элементом посягательства является причинение определенного результата, делает или не делает что-либо с целью причинить или, предполагая, что это причинит, такого рода результат без дальнейшего с его стороны поведения; или в) с целью делает или не делает что-либо при обстоятельствах, какими оно себе их представляет, является действием или бездействием, составляющим существенный шаг в ходе поведения, рассчитанного на то, что оно завершится совершением преступления (см. ст. 5.01 УК).
В определение покушения включен критерий "существенного шага", при этом он определяется, как и в Англии, через субъективный признак — совершение "с целью", т. е. фактически объективный критерий покушения заменен субъективным.
В УК штата Миннесота формула покушения дополнена словами: "Это больше, чем просто приготовление". Как об этом говорилось выше, в английском Законе об уголовно наказуемом покушении 1981 г. тоже указывается на этот признак как на отличительный признак покушения.
По общему праву покушение традиционно наказывалось как оконченное деяние. Этот принцип в целом сохранен в Англии. Согласно п. 1 § 4 Закона Англии об уголовно наказуемом покушении 1981 г., если преступление, на которое было совершено покушение, является убийством или другим преступлением, за которое в законе точно определено наказание, оно карается пожизненным тюремным заключением. В других случаях назначается наказание в размере санкции, предусмотренной за соответствующее преступление. Но в американских штатах сегодня предусмотрено обязательное смягчение наказания на одну степень.

Ваш комментарий о книге
Обратно в раздел Право и Юриспруденция












 

  • Трансфер
  • Голы, матчи, трансферы на сайте
  • mezhgorod24.ru




Наверх

sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.