Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты







Ваш комментарий о книге

Болховитинов Н. История США

ОГЛАВЛЕНИЕ

IV. Наука и культура

Глава тринадцатая. Просвещение и наука

1. Начальное образование

Судьба школы и педагогической мысли США были тесно связаны
с историей, экономическим и общественно-политическим строем страны.
Главная особенность исторического развития США — отсутствие ярко вы-
раженных феодальных отношений и буржуазная основа происхождения —
отчетливо сказалась и на эволюции школы и педагогики и определила
специфику их развития.

В европейских странах пережитки средневековья в течение длитель-
ного времени задерживали становление буржуазной школы, церковь стре-
милась сохранить абсолютное руководство воспитанием подрастающих
поколений. Уже первые законодательные акты говорят о стремлении
подчинить школу потребностям экономики, прочно связать ее с нужда-
ми развивавшихся промышленности и сельского хозяйства. Дух практи-
цизма, который характерен для американской школы сегодня, обуслов-
лен этими историческими причинами.

Вместе с тем американская школа стремилась перенять многое от
школ континентальных стран, что было закономерно. Во-первых, долгое
время американские штаты были колониями Англии; во-вторых, на про-
тяжении нескольких веков в Америку сплошным потоком приезжали
переселенцы из разных стран, которые привозили и свои традиции,
и свои представления о воспитании подрастающего поколения. В конеч-
ном счете влияние англичан на формирование общественно-политических
взглядов колонистов оказалось самым значительным. И это влияние от-
четливо прослеживается на школе и педагогической мысли. «Первые анг-
лийские поселенцы в Северной Америке, отцы-пришельцы, как их назы-
вают, как только выбирали места для поселения, так основывали прежде
всего церковь и школу, и часто прежде школу, чем церковь»,— писал
К. Д. Ушинский 1 .

В большинстве случаев поселенцы устраивали школы по типу тех,
которые существовали на их родине. А так как поселенцы были разных
национальностей и принадлежали к тому или иному религиозному на-
правлению, то и школы в различных колониях складывались не по еди-

1 Ушинский К. Д. Собр. соч.: В 11-ти т. М.; Л., 1948—1952, т. 3, с. 611.


511

ному типу. Но и в этом многообразии преобладали школы английского
типа. Как правило, школы функционировали на средства местных управ-
лений или частных пожертвований.

Чтение, письмо, английская грамматика, пение псалмов — вот основ-
ные предметы преподавания в школах. В некоторых из них обучали
труду. В ряде колоний на этот счет имелось соответствующее законо-
дательство. Так, в Массачусетсе 14 июня 1642 г. был утвержден спе-
циальный' ордонанс, в котором говорилось: «...принимая во внимание
большую потребность многих родителей и хозяев в обучении их детей
грамоте и труду, а также и другим умениям, полезным для общественно-
го благосостояния, суд издает постановление, чтобы в каждом городе
люди, избранные для более разумного использования этого дела, взяли
на себя заботу исправить зло так, чтобы налагались в достаточной мере
штрафы в качестве наказания за пренебрежительное отношение к делу
обучения детей по заключению присяжных или другому донесению...» 2 .

В 1647 г. в Массачусетсе был принят закон о создании в этой коло-
нии общественных школ. На основании этого закона каждый населенный
пункт, насчитывавший 50 домов, должен был содержать учителя, который
обязан обучать детей чтению и письму. Жителям поселков, насчитывав-
ших 100 домов, предписывалось организовать грамматическую среднюю
школу.

Аналогичное законодательство можно встретить и в других британ-
ских колониях в Северной Америке.

Аграрный характер Америки, особенно в колониальный период, отра-
зился на учебных планах школ и содержании обучения в них. Факты
свидетельствуют, что всякий раз, когда речь заходила о необходимости
приблизить учебные планы к практическим нуждам страны, обязательны-
ми считались занятия, связанные с сельским хозяйством. Жизнь выдви-
гала потребность обучения знаниям практического порядка. Латинские
грамматические (средние) школы вынуждены были идти навстречу тре-
бованиям жизни. Почти во всех колониях и особенно в приморских пор-
товых городах в школах преподавались отрасли прикладной математики,
особенно землемерное дело.

Национальная система образования США со всеми ее специфически-
ми особенностями начала складываться после войны за независимость.
Большие заслуги в становлении системы образования нового буржуазно-
го государства принадлежат видным американским просветителям
Б. Франклину и Т. Джефферсону.

В конце XVIII в. в США по-прежнему не существовало стройной
системы образования. Оно носило в основном частный характер,
и его выгодами могли пользоваться лишь богатые. Между начальной
и средней школой не было достаточной преемственности. Подготовка
контингентов учащихся для средней школы часто шла помимо началь-
ной или в частных приготовительных школах.

В билле о всеобщем распространении знаний (1779 г.) Джефферсон
предусматривал осуществление всеобщего обязательного образования и
организацию для этой цели школы двух ступеней — элементарной и грам-
матической. По этому плану в каждом штате на территории 5—6 кв . миль

2 The Executive Documents of the House of Representatives. Wash ., 1855, vol . 18,
p . 1231.

512

513

должна существовать элементарная (начальная) школа со сроком обу-
чения три года. В этой школе в программу включались чтение, письмо,
арифметика. Хотя Джефферсон не предусматривал, чтобы дети изучали
историю и классические языки, но чтением книг в течение трех лет
обучения предполагалось дать учащимся некоторые знания греческой,
римской, английской и американской истории. Создание бесплатной на-
чальной школы проектировалось на средства, получаемые в результате
сбора налогов.

Следующей ступенью были четырехгодичные средние (грамматиче-
ские) школы, где учащиеся должны изучать географию, историю, грам-
матику, греческий и латинский языки, начала высшей математики.

Много сделал для организации начального и среднего образования в
стране Б. Франклин, который составлял учебные программы, критико-
вал схоластичные приемы обучения, выступал за сближение школы с
жизнью, за подготовку людей, способных работать в сельском хозяйстве
и промышленности.

Американские просветители Б. Франклин и Т. Джефферсон не были
педагогами в собственном смысле этого слова. Однако они глубоко зна-
ли школу своего времени. Их предложения о необходимости реформы
этой школы — призывы не государственных деятелей, а людей, глубоко
проникших в суть вопросов педагогики. Они отвергали старое классиче-
ское образование и давали развернутую программу нового. Они не про-
сто перечисляли школьные предметы, которые следовало бы изучать, а
пытались раскрыть роль каждого из них для практической деятельности
людей. Причем рекомендации Франклина и Джефферсона о некоторых
методах и путях изучения этих предметов — также свидетельство того,
что и к этим сугубо педагогическим проблемам они относились с боль-
шим вниманием.

Следует отметить, что американские просветители не ограничивались
разработкой программы воспитания и образования, а думали о преобразо-
вании современного им общества путем всеобщего распространения зна-
ний. Придавая огромное значение разуму, науке, просвещению, они сыг-
рали значительную роль в распространении передовых для своего време-
ни идей Просвещения, боролись за светскую школу.

Дальнейшее развитие капиталистических отношений в стране, начав-
шаяся промышленная революция с еще большей остротой поставили
вопрос о необходимости модернизации школьного образования. Пропа-
ганда идей Просвещения выдающимися представителями буржуазно-де-
мократической мысли, потребность в образованных людях привели к
тому, что конституции большинства штатов включали положения о не-
преложности и важности образования для народа. Но эти статьи в кон-
ституциях штатов оставались долгое время декларацией, так как в пер-
вые годы после революции ни в одном из штатов не было бесплатных
школ. Образование носило в основном частный характер и по-прежнему
было привилегией богатых. Первая бесплатная общественная школа от-
крылась в Нью-Йорке в 1809 г.

Поскольку в конституции 1787 г. ничего не говорилось о народном об-
разовании, передовые мыслители того времени продолжали выступать за
распространение просвещения, за создание государственной системы об-
разования, за введение трудового обучения. В конце XVIII — начале
XIX в. появилось множество проектов, предусматривавших организацию

народного образования в стране. Характерной особенностью этих проек-
тов являлось требование подготовки молодежи к жизни, обучение полез-
ным ремеслам, расширение в учебных планах предметов практического
цикла, а главное выдвигалась идея бесплатного обучения.

Всеобщее образование немыслимо было установить при существовав-
шей системе платности за обучение. Борьба за бесплатную школу носи-
ла острый характер. Противники бесплатного обучения заявляли, что
такая школа есть признак коммунизма и что родители не станут отда-
вать в бесплатные школы своих детей, так как ценят только то, за что
приходится им платить. Но, несмотря ни на что, идея бесплатного
образования завоевывала все больше сторонников, и в различных штатах
стала постепенно вводиться бесплатность обучения. Впервые это про-
изошло в штате Пенсильвания (1820), затем — в Иллинойсе (1823), Де-
лавэре (1831), Огайо (1838).

Введение бесплатного обучения было важным фактором в создании
государственной системы образования и, безусловно, сыграло существен-
ную роль в истории школы США. В первую половину XIX в. почти во
всех штатах были приняты законы о введении бесплатного начального
образования. Так, к началу 40-х годов государственная начальная шко-
ла охватила около половины детей штатов Новой Англии, седьмую —
центральных и шестую часть детей — западных штатов 3 .

Бесплатность обучения способствовала резкому увеличению числа
обучавшихся в общеобразовательной школе. В канун гражданской войны
по состоянию образования США обогнали все страны Западной Европы.
Об этом довольно красноречиво свидетельствуют такие данные. Если
сравнить охват детей, юношества и молодежи всеми видами учебных за-
ведений (в том числе не только начальных, но и средних и высших) в
процентном отношении к населению страны, то получится, что по этим
количественным показателям США значительно опережали такие капита-
листические страны, как Великобритания, Германия, Франция, Швей-
цария, Нидерланды и др. 4

Заметную роль в борьбе за бесплатную школу, которая была бы до-
ступна всем детям, сыграл молодой рабочий класс США. Тред-юнионы
крупнейших промышленных городов Нью-Йорка, Филадельфии, Бостона
выступили с требованием ликвидации монополии богатых на образова-
ние. «Создание системы образования, доступной каждому,— писали рабо-
чие Бостона в 1830 г. в резолюции общего собрания,— должно быть одним
из первых шагов законодательства...» 5

В том же году на заседании Комитета тред-юнионов Филадельфии в
отчете о положении рабочих говорилось: «В республике народ выбирает
правительство и, пользуясь властью согласно своему развитию или неве-
жеству, здравому смыслу или капризу, является творцом и руководите-
лем своей собственной судьбы, хорошей или плохой. Из этого явствует,
что без широкого распространения образования не может быть действи-
тельной свободы и что образование должно стремиться к воспитанию хо-
рошего характера, нравственности и разумной воли. Образование же в

•  Thayer V. Т . Formative Ideas in American Education. N. Y., 1970, p. 85—86.

•  Rosenberg N. Technology and American Economic Growth. N. Y., 1972, p. 38.

•  Contemporary American Education/Ed. by S. Dropkin. N. Y.. 1965, p. 122.

514

515

народных школах в настоящее время сводится к простому ознакомлению
с буквами и цифрами» 6 .

Резолюция была составлена в духе идей американских просветителей,
в ней подчеркивалась решающая роль образования в переустройстве об-
щества и в то же время содержался призыв к оздоровлению американской
школы, к приближению ее к потребностям жизни. Но основным требова-
нием рабочих в это время в области народного образования оставалось
требование бесплатной школы.

Действия американских профсоюзов в рассматриваемый период отли-
чались организованностью, сплоченностью, пониманием классовых ин-
тересов трудящихся.

Капиталистическая система может успешно функционировать только
в том случае, если рабочие имеют хотя бы начальное образование. В ко-
лониальный период ремесленники могли быть совершенно неграмотными
и все же выполнять работы с успехом, но когда началось развитие ка-
питалистической системы, «для которой характерны более сложные про-
изводственные процессы, требующие более высокой производительности
труда, возникла настоятельная необходимость дать рабочим хотя бы са-
мое элементарное образование» 7 .

Господствующие классы поняли также, что детям рабочих надо давать
не только элементарное образование, но и обучать их труду, чтобы на
фабрику, завод приходили люди, уже имеющие определенные трудовые
навыки.

Влияние трудящихся на школьную политику в известной степени об-
легчалось децентрализованной системой управления школами. Как уже
отмечалось, в конституции 1787 г. не упоминалось о просвещении. Фе-
деральное правительство передало дело образования в руки законода-
тельных собраний штатов. Тем самым была закреплена исторически сло-
жившаяся децентрализованная система образования, при которой немало-
важную роль играла общественность, так как школы содержались на
средства жителей.

Передача школьного управления в руки местных властей в период до-
монополистического капитализма было прогрессивным явлением.
К. Маркс в «Критике Готской программы», возражая против формулы
«народное воспитание через посредство государства», писал: «Следует,
наоборот, отстранить как правительство, так в равной мере и церковь от
всякого влияния на школу» 8 .

В известной степени эти требования к школе были осуществлены.
Децентрализация способствовала привлечению населения к решению
многих школьных вопросов: устанавливать размер школьного налога, на-
нимать учителей, определять содержание обучения, т. е. развязывала ме-
стную инициативу и создавала более благоприятные условия для развития
образования.

Большое значение для распространения просвещения, а также успеш-
ного развития школьной системы имело отделение церкви от государст-
ва. «В Соединенных Штатах, где церковь была отделена от государства
и таким образом дело образования освобождено от мертвящего влияния:

•  Россель Ф. Развитие системы образования в Соединенных Штатах. Б. м., 1919, с. 12.

•  Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки. М., 1953, с. 231.

•  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 19, с. 30.

церкви, революция заложила основу для снижения неграмотности и для
развертывания просветительной работы в массах народа... Это и является
одной из важнейших причин, в силу которых США смогли значительно
обогнать Латинскую Америку в экономическом развитии»,— писал
У. Фостер 9 .

Отделение государства от церкви позволило легче перейти к созданию
светской школы. В 1818 г. законодательное собрание штата Коннектикут
провозгласило отделение школы от церкви. В дальнейшем аналогичные
законы были приняты в других штатах. Все это привело к тому, что в
американских школах меньше ощущалось религиозное влияние, чем в
странах Западной Европы, способствовало расширению содержания обу-
чения, включению в него трудового, эстетического, физического воспи-
тания.

Общественно-педагогическое движение 20—30-х годов XIX в. за де-
мократизацию системы образования выдвинуло ряд видных деятелей в
области народного образования, среди которых первое место по праву
принадлежит просветителю и демократу Горасу Манну (1796—1859).
Подобно американским просветителям XVIII в. Б. Франклину, Т. Джеф-
ферсону и своим современникам социалистам-утопистам, Манн считал,
что решающее значение в развитии общественных отношений и преодо-
лении социальных несправедливостей должно быть отведено организации
обучения и воспитания детей.

Горас Манн много сделал для улучшения системы образования в
США. Недаром его деятельность на ниве просвещения получила высокую
оценку крупнейшего русского педагога К. Д. Ушинского, который писал,
что с тех пор как Манн стал секретарем Бюро по делам народного обра-
зования, «началась новая эра для общественного воспитания Северной
Америки» 10 . В течение 12 лет Манн возглавлял такое бюро в штате Мас-
сачусетс, и его педагогическая деятельность оказала огромное влияние на
организацию образования в других штатах страны. Он отстаивал идею
равенства людей независимо от расовой или религиозной принадлежности
и полагал, что это равенство должно осуществляться и в обучении детей,
так как, «прежде чем быть образованным, человек должен стать свобод-
ным» 11 .

Внимание Манна привлекал самый широкий круг вопросов по орга-
низации системы школ, методике обучения отдельным предметам, содер-
жанию образования, подготовке учителей, формированию школьных биб-
лиотек, созданию новой школьной мебели и т. п. Благодаря настояниям
Г. Манна почти во всех северо-восточных штатах был значительно рас-
ширен учебный план элементарной школы за счет введения в него есте-
ствознания, географии, музыки, рисования. В ежегодных докладах о со-
стоянии народного образования в штате Массачусетс, статьях и много-
численных выступлениях он останавливался на связи школы с жизнью,
доказывал необходимость практического обучения детей, подготовки их к
жизни.

В период промышленной революции в школах резко возросло числе
предметов естественнонаучного цикла. Например, из 149 новых предметов

•  Фостер У. 3. Очерк политической истории Америки, с. 231—232.

•  Ушинский К. Д. Собр. соч., т. 2, с. 191.

•  Morgan J. E. Horace Mann. His ideas and Ideals. N. Y., 1924. p. 28.

516

517

появившихся в средних школах Нью-Йорка между 1787 и 1860 гг., 23
были включены в программу до 1826 г., 100 — между 1826 и 1840 гг.
и 26 — после 1840 г. Таким образом, наибольшее число новых предметов
было введено в учебные планы в связи с развитием промышленной ре-
волюции, т. е. в годы, когда движение за расширение содержания обуче-
ния в школах США приняло особенно широкие масштабы.

Следует отметить, что в 60-е годы XIX в. содержание образования
в школах США в большей степени предусматривало подготовку учащихся
к практической деятельности и давало такие навыки, о которых в школах
Старого Света еще не имели никакого понятия. Многие реформаторы в
области народного образования ставили вопросы активизации методов
обучения: отказ от пассивной зубрежки непонятных детям положений и
слов: применение принципов наглядности в процессе обучения; требова-
ние большей осмысленности фактического материала.

Как известно, борьба за просвещение сливается с борьбой за демокра-
тию. И в ней рабочие и фермеры США сумели добиться определенных
успехов. Вместе с тем при всей своей прогрессивности не следует идеали-
зировать американскую школу, как это делают буржуазные исследовате-
ли. Быстрые темпы развития образования в стране, сравнительно широ-
кий охват детей обучением не только начальной, но и средней школой,
довольно обширный круг изучаемых предметов, бесспорно положительно
характеризуют американскую школу. Все это дало повод значительному
числу буржуазных историков и педагогов и по сей день утверждать, что
все демократические идеалы (в том числе и лозунг равенства права на
образование), провозглашенные в период буржуазной революции
XVIII в., осуществлены на практике. Слово «демократия» буквально не
сходит со страниц многочисленных монографий по истории народного
образования в США.

Вместе с тем, как известно, ряд демократических требований, в том
числе и такое, как обязательное начальное образование, не распростра-
нялся полностью на детей трудящихся, не все из них могли получить
среднее образование, наблюдался большой отсев из начальной и средней
школ, процветала сегрегация, значительное различие в материальном обе-
спечении школ промышленных и аграрных штатов. Широкое применение
детского труда в промышленности и сельском хозяйстве делало невы-
полнимым всеобщее обучение подрастающих поколений. Плодами про-
свещения в основном пользовались дети обеспеченных слоев населения.
Все это дало повод Н. К. Крупской писать: «Было бы в высшей степе-
ни неразумно подходить к американской школе огульно, идеализируя ее.
Ее надо изучать» 12 .

2. Колледжи и университеты

Первые девять колледжей, открытые в колониальной Америке общи-
нами переселенцев для подготовки прежде всего священнослужителей,
были созданы по инициативе церкви и в основном на частные пожерт-
вования. Такое происхождение колледжей определяло всеобъемлющее
влияние какой-либо деноминации на жизнь учебного центра.

12 Крулская Н. К. Педагогические соч.: В 11-ти т. М., 1958—1963, т. 3, с. 45.

В 1636 г. конгрегационалисты Массачусетса основали Гарвард 13 ,
в 1693 г. возник англиканский колледж «Уильям энд Мэри» в Виргинии,
в 1701 г.— конгрегационалистский Йельский колледж в Коннектикуте.
На более позднем этапе с идеологией и движением «Великого пробужде-
ния» связано учреждение в 1746 г. пресвитерианского колледжа в Нью-
Джерси (Принстон), в 1764 г.— баптистского колледжа в Род-Айленде
(впоследствии университет Брауна), в 1766 г.—голландско-реформат-
ского колледжа Ратгерс в Нью-Джерси, в 1769 г.— Дартмутского конгре-
гационалистского колледжа в Нью-Гэмпшире. В 1755 г. получил хартию
колледж Филадельфии (впоследствии Пенсильванский университет), со-
зданный на основе академии Б. Франклина. Тогда же возник «Кинг'з
колледж» в Нью-Йорке, над которым вскоре в борьбе с пресвитерианцами
установила влияние англиканская церковь (впоследствии Колумбийский
университет).

Колледжи становились институтом насаждения идей христианства в
гой религиозной оболочке, какой придерживалась церковная олигархия
данной общины 14 , трансплантируя свои взгляды на американскую почву,
обращая в христианскую веру индейцев Запада 15 и воспроизводя кадры
священнослужителей, чтобы «ни в коем случае не оставить служителей
церкви неграмотными после того, как наше нынешнее духовенство уйдет
в мир иной» 16 , как сообщалось в одном из первых документов, относя-
щихся к истории Гарварда, учрежденного в разгар антиномийского кри-
зиса тем же Общим собранием, которое объявило беспощадную борьбу
отклонениям от ортодоксальных теологических норм 17 . В условиях рели-
гиозного плюрализма колледжи становились объектом теологической
борьбы за установление диктата над ними.

Хартии и уставы колледжей, излагавшие основные принципы препо-
давания, содержание учебного процесса и условия приема, были состав-
лены под влиянием английских университетов. И это естественно,
поскольку основатели колониальных учебных центров, как правило, были
выпускниками Оксфорда и Кеймбриджа. На более позднем этапе возрос-
ло влияние традиций шотландских университетов — Эдинбургского в
Эбердинского, чьи выпускники заняли ведущие позиции в «Кинг'з кол-
ледж», Филадельфийском колледже и колледже в Нью-Джерси.

В русле традиционно классической тенденции хартия Гарварда пре-
дусматривала вступительный экзамен по латыни и греческому, затем был

•  В октябре 1636 г. Общее собрание Бостона выделило 400 ф. на создание колледж a и библиотеки. По завещанию священника Джона Гарварда поступило 800 ф., а так же библиотека в 320 томов. Были и другие пожертвования.

•  Исключение представлял колледж Пенсильвании, созданный Франклином. В этой
колонии преобладала религиозная община квакеров, не признававших духовно г o
сана и не видевших необходимости в подготовке образованных священников, тог да как в конгрегационалистской церкви (например, священнику), как правил o , недостаточно было иметь степень бакалавра. Предпочтительнее было получить степень магистра.

15 A Documentary History of Education in the South before 1860: Vol. 1—5/Ed. b;
E. W. Knight. Chapel Hill, 1949, vol. 1, p. 401.

•  American Higher Education. A Documentary History: Vol. i, 2 / Ed. by R. Hofstadten W. Smith. Chicago, 1961, vol. 1, p. 6.

•  Жертвой нетерпимости религиозных ортодоксов стал даже президент Гарвард a в 1639—1654 гг., популярный священник Генри Данстер в связи с расхождениями с церковной олигархией по локальной теологической проблеме.

присовокуплен экзамен по арифметике (устав Йеля 1745 г.), а во второй
половине XVIII в.— по математике, истории, географии и английскому
языку. Наряду с главными, теологическими дисциплинами программа
предусматривала преподавание классических языков и литературы, ара-
мейского, древнесирийского, древнееврейского языков, риторики, диалек-
тики, философии, а также математики и ботаники. В целом естественно-
научным дисциплинам в учебном процессе Гарварда в XVII в. отводилось
не более 9% классного времени 18 .

Одно из центральных мест занимали занятия по логике и силлогиче-
ские диспуты, во время которых вырабатывались навыки красноречия
и логических рассуждений. В первые десятилетия существования Гарвар-
да предметом таких схоластических диспутов был главным образом тео-
логический материал. Курс преподавания был единый, обязательный для
всех, рассчитанный в основном на четыре года при строжайшем посеще-
нии церковных служб и занятий, на которых английская речь допуска-
лась лишь в обусловленных обстоятельствах.

Метод обучения сводился к заучиванию материала, рассказанного пре-
подавателем на уроках. По окончании учебы при условии владения ла-
тинским языком настолько, чтобы читать и логически трактовать Старый
и Новый заветы, а также благочестивого поведения студент получал сте-
пень бакалавра. Хартии предусматривали присуждение и следующей
степени — магистра — тем, кто впоследствии представлял тезисы по
проблемам логики, естественной и моральной философии, арифметики,
геометрии или астрономии и публично защищал свои выводы. Церемония
вручения дипломов в Гарварде превращалась в событие общественного
значения, в котором принимали участие жители Бостона.

Общины заботились о строгом пуританском воспитании питомцев кол-
леджей, которым запрещалось посещать компании или общества таких
людей, которые ведут развязную, беспутную жизнь. В Йеле предусмат-
ривалось наказание вплоть до исключения за «непослушание, непокор-
ность, упрямство в отношениях со старшими, а также за драку, вымога-
тельство, пьянство, нечистоплотность, непристойные слова или действия,
ношение женской одежды» 19 . Существовала практика телесных наказа-
ний. В Америке, как и в Англии, студенты жили в общежитиях при
колледжах, зачастую в одном помещении с преподавателями.

Принципиальное значение не только для периода формирования кол-
леджей, но и последующих столетий имело учреждение советов попечи-
телей, ведавших управлением всей жизнью колледжа, в том числе и
правом присуждать степени. В этом состояло коренное отличие амери-
канских колледжей от европейских, в том числе английских, созданных
при активном участии крупных ученых, где советы преподавателей-уче-
ных были авторитетным органом в решении учебно-научных проблем.
Колониальные колледжи были самоуправляемы, в основе чего, как декла-
рировалось, лежал принцип университетской независимости от других 1
учреждений, в том числе государственных. Совет попечителей Гарварда
состоял из шести членов — представителей светской власти и шести свя-
щенников (через несколько лет это число возросло).

Хартия 1650 г. создала еще и корпорацию для управления Гарвард-

18 Morison S, E. Harvard College in the Seventeenth Century. Cambridge, 1936, pt 1,

p. 141.
19 American Higher Education..., vo. 1, p. 57.

ским колледжем в составе президента, казначея и пяти членов из числа
преподавателей. Несмотря на то что полномочия корпорации номинально
были широкими, на деле они сводились к минимуму всесилием совета
попечителей. В установившемся «двоевластии» были истоки длительных
противоречий в решении учебных вопросов, выборе преподавателей и т. д.
между дилетантами в совете попечителей и преподавателями. В самой
корпорации, о чем свидетельствует документ 1723 г., преподаватели вы-
теснялись влиятельными людьми общины. Во второй половине XVIII в.

Гарвардский колледж, 1736 г.

в состав корпорации вошел, например, известный бостонский купец и
член суда Массачусетса. Роль бизнесменов в органах управления кол-
леджем в дальнейшем возрастала.

В Йеле конгрегационалистское духовенство не допускало в корпора-
цию президента учебного заведения. Только хартия и устав 1745 г. бла-
годаря энергичным усилиям известного ученого и религиозного деятеля
президента Томаса Клана устранили эту несправедливость.

Теологическое направление образования с самого начала не исключа-
ло подготовки специалистов для деятельности в других сферах жизни.
Это видно из дошедшего до нас документа, относящегося к основанию

520

521

Гарварда. Известный проповедник христианства среди индейцев Джон
Элиот, выпускник Кеймбриджа, отмечал, что изучаться должны «не толь-
ко богословие, но и другие искусства и науки, а также право» 20 . Пре-
зидент Гарварда Г. Данстер приобретал для колледжа книги по юриспру-
денции и медицине, а президент Л. Хоар (1672—1678) в письме знаме-
нитому физику Р. Бойлю сообщал о планах создания экспериментального
ботанического сада, механической мастерской и химической лаборато-
рии 21 . «Уильям энд Мэри» также предусматривал привитие юношеству
универсальных знаний, равно как и Йель, готовя их к службе обществу
«как в качестве духовных лиц, так и деятелей в сфере гражданской
жизни» 22 .

Среди основателей колледжей и их первых выпускников были широко
образованные люди, известные ученые. Многие из них стали членами
Королевского научного общества в Англии. Работы этих ученых влияли
на пробуждение и развитие научной деятельности в колониях, которая,
несмотря на определенную техническую оснащенность лабораторий Гар-
варда к концу XVIII в., все же осуществлялась в основном за предела-
ми колледжей, по собственной инициативе ученых.

Социальный состав студентов колледжей, в колониальное время мало-
численных (от одного до нескольких десятков студентов), соответствовал
структуре общества, где правила церковно-чиновная олигархия. Из
300 выпускников Гарварда (за 1640—1672 гг.) первые 100 были детьми
правящей элиты, 35 — сыновьями священников, 18 — крупных чиновни-
ков, богатых торговцев, известных землевладельцев и т. д. Последняя же
сотня студентов принадлежала к более широким социальным слоям. Кро-
ме 25 сыновей священников, 13 сыновей крупных чиновников, появились
дети пекарей, ткачей, прочих ремесленников, владевших к тому же
земельными участками, с которых присылались в колледжи продукты
(плата за обучение). «Но мало простых землепашцев посылали сыновей
в Гарвард»,— писал известный американский историк С. Морисон 23 .
Первым студентом — сыном законтрактованного слуги стал Джон Уайз,
выпускник 1673 г.

В эпоху «Великого пробуждения» кальвинизм переживал кризис. Его
догмату об «избранности ко спасению» движение масс противопоставило
религиозную эмоциональность, религиозную активность индивидуума,
возможность достичь спасения с помощью личной практики и веры.
Именно тогда колледжи стали оплотом ортодоксальных устоев церкви,
а их ученые-богословы приняли на себя активную политическую функцию
в борьбе против движения, стимулировавшего в народе эгалитарные идеи-
и носившего обновленческий, освободительный характер. Духовенство
Гарварда во главе с Э. Уиглсуортом обрушилось на Дж. Уайтфилда,
популярного деятеля движения, критиковавшего колледж за то, что тот
защищал мракобесие, формализм, догматизм, вытеснившие истинные
религиозные чувства. Уайтфилда обвиняли в стремлении подорвать идею
существования самих учебных центров. В Йеле критику Уайтфилда во-

•  Ibid., p. 6. .

•  Morison S. E. Op. cit, pt 2, p. 645.

22 American Higher Education.... vol. 1, p. 49.
2 3 Morison S . E . Op . cit ..- pt 1. p . 75.

зглавил президент Т. Клап, ставший «теоретиком» гонений 24 , исключав-
ший студентов за малейшие нарушения религиозного ритуала даже в
каникулярное время и увольнявший преподавателей по подозрению в
отклонении от ортодоксальных норм.

Но остановить движение к веротерпимости было невозможно. Влияние
идей Просвещения, рационализма, социально-политической активности в
предреволюционные десятилетия испытал на себе колледж в Нью-Джер-
си. В хартии колледжа, основанного пресвитерианцами «новой линии»,
возникшей в результате раскола ортодоксального пуританского направле-
ния в эпоху «Великого пробуждения», впервые сообщалось, что «привер-
женцы всех религиозных деноминаций имеют свободное и равное право...
получить образование в названном колледже» 25 . Помощь в сборе средств
для колледжа оказал Уайтфилд. У колыбели Принстона стояли выпуск-
ники Гарварда и Йеля А. Бер, Дж. Дикинсон, С. Дэвис, противопоста-
вившие религиозную терпимость ортодоксальному деспотизму alma mater .
Знаменательно, что третьим президентом был избран (1758 г.) Джонатан
Эдвард c , деятель «Великого пробуждения», скоропостижная смерть кото-
рого помешала реализации планов укрепления колледжа.

С практикой шотландского пресвитерианского священника, а затем
борца за независимость колоний Дж. Уизерспуна, который при содейст-
вии Б. Раша 26 стал президентом колледжа (1768—1794), связано успеш-
ное развитие этого научно-образовательного центра. Известный теолог,
близкий к умеренному Просвещению 27 , привлек к преподаванию мате-
матики, физики, химии профессоров-исследователей У. Минто и Дж. Мак-
лина (последний прославился экспериментами в области гальваники).
«Уроки астрономии,—писал Уизерспун в 1772 г.,—проходят в планетарии,
недавно изобретенном и сделанном самим Дэвидом Риттенхаусом» 28 .
Уизерспун преподавал богословие, риторику, курс истории, руководил
уроками диспутов по современным политическим и экономическим про-
блемам. На этих занятиях отрабатывалось не только ораторское мастер-
ство и приобретались полемические навыки, но и формировалась собст-
венная гражданская позиция студентов.

В предреволюционный период колледж стал центром подготовки мо-
лодежи из всех колоний. Так, среди 12 человек, окончивших это учебное
заведение вместе с Дж. Мэдисоном в 1771 г., только один был ньюджер-
сийцем 29 . Не случайно 16% участников конституционного конвента
1787 г. были выпускниками колледжа в Принстоне.

Многосторонняя научная деятельность и энциклопедические интересы
американских просветителей оказывали огромное воздействие на разви-
тие системы образования и распространение популярных и научных зна-
ний. Основанное Б. Франклином Американское философское общество
(1743) содействовало этим задачам. В трактате Франклина «Предложе-

24 Его работа (The Religious Constitution of Colleges. New London , 1754) длительное
время использовалась сторонниками религиозной нетерпимости на Американском

континенте.

•  American Higher Education..., vol. 1, p. 83.

•  Окончил колледж в Нью-Джерси в 1760 г.

 

•  Каримский А. М. Революция 1776 года и становление американской философии.
М., 1976, с. 110.

•  American Higher Education..., vol. 1, p. 142.

•  Sweet W. W. Religion in the Development of American Culture, 1765—1840. N. Y., 1952, p. 7.

522

523

ния относительно образования юношества в Пенсильвании» (1749) под-
черкивалась необходимость полного и глубокого учета в учебном процессе
гражданских нужд и практических целей, внедрения данных о новейших
достижениях науки и техники, что требовало освобождения курса от
чрезмерной перегрузки классическими предметами и предполагало введе-
ние элементов выборности дисциплин.

Такая перестройка учебного процесса, как писал Франклин, должна
была помочь молодым людям приобрести «основы знаний и способностей,
которые могут подготовить их к достижению и занятию различных дол-
жностей по гражданской службе с пользой и славой для себя и для
своей страны» 30 . Это чувство социальной ответственности формировалось
под воздействием растущего движения гуманизма, к которому принадле-
жали американские просветители. Франклин добился создания Академии
в Филадельфии — учебного центра, объединявшего задачи полной сред-
ней школы, профессионального обучения и частично задачи колледжа.

Вскоре на базе этого учебного заведения был создан Пенсильванский
колледж (с 1779 г. стал университетом). Колледж испытал влияние пло-
дотворной деятельности просветителей, особенно Франклина: учебный
процесс не контролировался никакой деноминацией, хотя борьба за влия-
ние в нем шла между пресвитерианцами и англиканами. Ректором же
колледжа стал английский священник У. Смит, выработавший модель
трехлетнего обучения, которая впоследствии была введена и в некоторых
других колледжах, хотя в большинстве из них курс был рассчитан на
четыре года. 40% учебного времени Смит отвел «изучению наук», в том
числе химии, физики, сельского хозяйства ( agriculture — название пред-
мета), математики. Некоторое время в колледже преподавал Риттенхаус,
многие годы входивший в совет попечителей. Хорошая постановка препо-
давания естественных предметов позволила в 1765 г. создать при коллед-
же первую в Америке специальную медицинскую школу, а в 1768 г.—
отделение ботаники.

Признаки секуляризации учебного процесса во второй половине
XVIII столетия были налицо: в программу вносились дисциплины, близ-
кие к практической деятельности, постепенно вытесняя теологию как ос-
новную дисциплину. Расширился курс математики, естествознания, аст-
рономии и судовождения, а также юридических наук. Углубилась науч-
ная сторона в учебном процессе, появились фундаментальные -
исследования. В результате этих перемен в 40-е годы становились свя-
щенниками 40% выпускников Гарварда и Йеля (в начале XVIII в.—
60%), а в 1791 г.—20% 31 . Просвещение, демократические идеи, движе-
ние к независимости бросали вызов обскурантизму. В 1753 г. Гарвард
и Йель присудили степень доктора Б. Франклину.

Характерным для предреволюционной эпохи был межконфессиональ-
ный конфликт по поводу создания «Кинг'з колледж», носивший яркую
политическую окраску. У. Ливингстон, известный нью-йоркский юрист и
деятель пресвитерианской церкви, выступил с серией статей против при-
тязаний англиканской, т. е. государственной, церкви на создание коллед-
жа под своей эгидой. Он требовал учреждения колледжа хартией ассамб-

•  Франклин В. Избр. произведения. М., 1956, с. 578.

•  Burrit В . В . Professional Distribution of College and University Graduates. Wash.,
1912, p. 75.

леи города, которая устанавливала бы равноправие всех деноминаций
гарантируя «дух свободы». Но колледж был учрежден хартией короля,
во главе него стал известный англиканский священник С. Джонсон 32 .
Пресвитерианской оппозиции тем не менее удалось установить веротер-
пимость в колледже, не допустить догмата какого-то одного христианско-
го вероучения. Этому способствовало и то, что впервые в стенах коллед-
жа не преподавалась теология. К руководству колледжем были привле-
чены лютеране, представители нидерландской реформатской церкви
и пресвитериане. Однако основной земельный дар колледжу последовал
от англиканской (епископальной) церкви. Тем самым конфликт закон-
чился компромиссом.

Джонсон был широкообразованным человеком, поддерживал научные
контакты с Франклином и президентом Филадельфийского колледжа
Смитом. Учебная программа включала изучение землемерного и навига-
ционного дела, географии, истории, курса естественных наук с учетом
требований времени, так что уровень преподавания анатомии, физиоло-
гии, химии, «теории и практики медицины и хирургии» позволил в 1767 г.
создать при колледже специальное отделение врачей и хирургов, положив,
таким образом, вслед за Филадельфийским колледжем начало профессио-
нальной подготовки специалистов, не прибегая к системе ученичества
( apprenticeship ).

Это были первые шаги по превращению колониальных колледжей
(обеспечивавшие в основном теологическую и светскую общеобразователь-
ную подготовку на уровне высшего учебного заведения) в учреждения
научной и профессиональной подготовки студентов по типу европейских
университетов. Учеными и исследователями в колониальном обществе
становились единицы, профессию врачей получали в большинстве случаев
в Европе. Так, американский просветитель, «отец» американской психи-
атрии Б. Раш после окончания колледжа в Принстоне обучался медици-
не в Эдинбургском университете, а затем проходил практику в лондон-
ской клинике. Американский патриот много сделал для развития меди-
цинского образования в стране. Эти усилия вливались в общий поток
борьбы за реальную независимость колоний от метрополии. Как писал
известный американский исследователь Ф. Рудольф, учебные проспекты
«Кинг'з колледж» 1754 г. и Филадельфийского 1756 г., хотя и не были
«первыми выстрелами» войны, тем не менее, «безусловно, указывали на
то, что колонии Северной Америки стали брать в расчет не только по-
требности Англии, но и собственные американские устремления» 33 .

Революционные идеи конца XVIII в. трансформировали систему обра-
зования. В этом процессе активное участие принимала интеллигенция,
родившаяся на новом континенте. Она выражала формировавшееся на-
циональное сознание. И хотя образование было доступно узкому кругу
из высших слоев общества (в 1775 г. Гарвард окончили 40 человек,
Йель — 35, «Кинг'з колледж» — 13), выпускники этих заведений играли
активную роль в революционном движении, в выработке национальных
стандартов и принципов. Из пяти членов комиссии по составлению проек-
та Декларации независимости трое (Т. Джефферсон, Р. Ливингстон и

•  Был выпускником и преподавателем Йеля, в свое время перешел в англиканскую
веру.

•  Rudolph F. The American College and University. A History. N. Y., 1965, p. 33.

Дж. Адам c ) были выпускниками американских колледжей, четвертый —
Р. Шерман, формально не окончивший колледжа, был почетным докто-
ром Йеля. Треть подписавших декларацию также были выпускниками
американских колледжей.

Острый интерес к проблемам образования, вызванный революционны-
ми событиями, был обусловлен как необходимостью обеспечить развивав-
шееся хозяйство собственными специалистами и отстоять, таким образом,
в этой сфере реальную самостоятельность, так и стремлением к форми-
рованию национальных факторов в сфере духовной и интеллектуальной
жизни. Все это отнюдь не исключало тесных связей с университетским
движением в Европе, перенесения на американскую почву рациональных
принципов и новейших достижений науки и техники. Потребность в та-
ких контактах диктовалась и тем, что научные связи с Англией были
прерваны, а во время военных действий некоторые колледжи разрушены
либо ослаблены политическими противоречиями, лишились многих пре-
подавателей.

На этом фоне возникла идея создания национального университета,
поддержанная несколькими делегатами конституционного конвента
1787 г., а затем сформулированная Б. Рашем. В 1788 г. он писал в фи-
ладельфийской газете: «Народ готов к новым формам управления обра-
зованием... Первыми актами нового конгресса следует учредить федераль-
ный университет... в котором будут изучаться предметы, рассчитанные
на подготовку молодежи для гражданской и общественной жизни» 34 .
Раш предлагал расширить изучение принципов и форм управления, осо-
бенно применительно к толкованию статей конституции, а также произ-
водства и торговли. Первостепенное значение придавалось изучению есте-
ственных наук и математики для развития сельского хозяйства, промыш-
ленности, военного дела 35 .

Над «слишком федералистской» идеей победу одержала идея универ-
ситетов штатов. Конституция Соединенных Штатов не содержала поло-
жений, регулировавших проблемы образования, отнеся их тем самым к
компетенции штатов. Непосредственное влияние на развитие как средне-
го, так и высшего образования имела первая статья Билля о правах,
провозглашавшая свободу вероисповедания, отделение церкви от государ-
ства. Но образование не было отделено от церкви, и отмена привилегий
англиканской церкви предоставила возможность всем деноминациям
устанавливать свое влияние над колледжами и университетами, оставав-
шимися в частных руках.

Борьбу за религиозную свободу в учебных заведениях Виргинии вел
Т. Джефферсон еще в 70—80-х годах. Выдвинутые им проекты предпо-
лагали сделать образование доступным каждому независимо от матери-
ального положения, происхождения или других случайных условий или
обстоятельств, и свободным от гегемонии церкви. Планы Джефферсона
значительно опережали время, и колледж «Уильям энд Мэри» был р e -

34 American Higher Education..., vol. 1, p. 153.

35 Идею федерального университета поддерживали один за другим первые шесть пре-
зидентов США. Комиссия конгресса внесла соответствующий билль в 1816 г., но
на следующий год при обсуждении данного проекта он был отклонен как требую-
щий специальной поправки к конституции. См.: Annals of Congress , 9 th Congress ,
2 nd Session , p . 257—259. Государственными университетами в США стали назы-
ваться университеты штатов.

формирован лишь частично. До тех пор пока колледжи оставались в
частных руках, образование было доступным узкому кругу общества.
В частных учебных заведениях сохранялось решающее влияние религи-
озных деноминаций з6 .

К 1800 г. созрел проект учреждения широкого, либерального, совре-
менного университета, опиравшегося на общественную поддержку и фи-
нансируемого штатом Виргиния, как писал Джефферсон иммигрировав-
шему в США в 1794 г. известному английскому ученому Дж. Пристли.
Автор письма выражал желание обеспечить высокий уровень научной и
практической подготовки студентов, а также способствовать созданию
нравственной и благоприятной обстановки для получения знаний, чтобы
Виргинский университет приобрел притягательную силу для молодежи
других штатов 37 .

Принципиальное значение Джефферсон придавал освобождению уни-
верситета от влияния религиозной секты, предоставляя равные возмож-
ности всем религиям «опекать» своих подопечных. Религиозному фана-
тизму Джефферсон пытался противопоставить «объединение представи-
телей различных сект... что нейтрализует предрассудки и общей религией
сделает религию мира, разума и морали» 38 .

На дебаты в ассамблее штата, на организацию университета, строи-
тельство основного здания ушло более двух десятилетий. Университет
штата Виргиния был открыт в 1825 г. Учреждено было восемь кафедр:
древних языков, современных языков, математики, естественной фило-
софии 39 , истории естествознания, анатомии и медицины, философии
морали 40 , юриспруденции. Кафедры богословия не было. Приверженцы
всех вероучений имели возможность получать теологическое образование
в школах соответствующего направления, которым университет оказывал
помощь. Студентам отводилось специальное время для общения с пасто-
ром. Профессорам этики рекомендовалось воспитывать в студентах ува-
жительное отношение к религиозным ценностям.

Таким образом, план Джефферсона, который шел дальше других в
процессе секуляризации, предполагал религиозное воспитание студентов.
Отсутствие специальной кафедры было направлено на то, чтобы не дать
возможности возобладать какой-либо секте. Такое положение было не
антирелигиозным актом, а политикой по отношению к сектам, их господ-
ству. Данное обстоятельство и вызвало сопротивление церкви движению
за создание общественных учебных центров.

В системе преподавания университета Виргинии поощрение получал
метод лекционного преподавания, расширявший возможности самостоя-
тельной учебной работы с элементами научно-исследовательского труда.
Этот метод был фактически противопоставлен коллективному чтению книг
и опросам, преобладавшим в учебных заведениях предыдущего периода.
Впервые учащиеся получили право выбора группы дисциплин, по кото-

36 К 1770—1780 гг. относятся проекты Т. Джефферсона «Статут об установлении ре-
лигиозной свободы», «О всеобщем распространении знаний», «Об изменении уста-
ва колледжа „Уильям энд Мэри"».

•  The Writings of Thomas Jefferson: Vol. 1—20/Ed. by A. Lipscomb. A. Bergh. Wash.,
1905, vol. 10, p. 138.

•  Ibid., vol. 15, p. 246.

•  Естественная философия включала физику, химию, астрономию, геологию.

•  Философия морали включала политэкономию, изучение политических проолем,
историю.

526

527

рым должны были пройти полный курс обучения (элективный метод).
Такая система позволяла, помимо общего образования, предоставить сту-
дентам возможность специализироваться в избранном ими направлении.

Особое значение имело изучение «практических» курсов: медицины,
анатомии, минералогии, химии, сельскохозяйственных наук, а также
дисциплин, готовивших молодежь непосредственно к государственной
деятельности. В этой связи еще в начале 1800-х годов Джефферсон про-
являл беспокойство о чрезмерном влиянии федералистов на процесс об-
разования. Именно политические разногласия сыграли роль и в отсрочке
открытия университета, и в выделении средств на его нужды, что поме-
шало энтузиастам университета поставить там дело, как отмечал Джеф-
ферсон, на уровне Гарварда и Принстона. Тогда же он писал, что Гар-
вард привлекает к себе молодежь по политическим соображениям 41 .

В интересах университетского дела Джефферсон старался пригласить
в Виргинию известных преподавателей-северян (математика Н. Боудича,
литератора Дж. Тикнора и др.), преодолевая предрассудки южан. Ре-
форматор придавал большое значение университету в формировании по-
литических позиций будущих государственных деятелей. «В выборе
профессоров-правоведов мы должны быть строго внимательны к их поли-
тическим принципам»,— писал он Дж. Мэдисону в 1826 г. 42 .

При Джефферсоне расширились контакты с учебными центрами в
других районах страны. Его опыт перенимали президенты и профессора,
состоявшие в переписке с Джефферсоном. Среди корреспондентов был
известный ученый-материалист, общественный деятель Т. Купер, профес-
сор химии, ставший президентом колледжа Южной Каролины 43 ,
Дж. Тикнор, а также президент университета Брауна Ф. Вейланд и др.
Под влиянием Виргинии создавались университеты на средства штата и
на общественной основе (в первую очередь на востоке страны), изуча-
лась программа преподавания наук в этом университете. В южных штатах
особенно популярным стал курс сельскохозяйственных наук, изучавшийся
в Виргинии.

Оживление религиозной жизни в начале XIX в. в результате узако-
ненного многоверия вызвало активизацию деятельности церквей различ-
ных направлений. В их самоутверждении важное место отводилось со-
зданию теологических семинарий и колледжей, возникновение которых
характеризовало первые два десятилетия. Идея общественных колледжей-
университетов была отодвинута под напором религиозных деноминаций
на второй план. К тому же в результате юридического прецедента с кол-
леджем Дартмута укреплялась правовая основа частных учебных заве-
дений 44 , была поддержана частная инициатива на поприще образова-
ния, что способствовало возникновению частных колледжей, распылению
профессорско-преподавательских сил, снижению уровня преподавания.

•  The Writings of Thomas Jefferson, vol. 15, p. 311.

•  Ibid., vol. 16, p. 156.

•  Впоследствии университет Южной Каролины.

•  В Дартмуте (штат Нью-Гэмпшир), где существовал частный колледж, сторонники
джефферсоновских реформ образования учредили на базе Ьтого колледжа Дарт-
мутский университет. Пайщики колледжа и совет попечителей обратились в суд
штата, а затем и в Верховный суд (интересы истцов представлял уже известный

. юрист, а впоследствии государственный секретарь Д. Уэбстер). Иск был поддержан
Верховным судом США . См .: Chambers M. M., Elliott Е . С . The Colleges and the
Courts. N . Y ., 1936, p . 181.

В теологических семинариях и колледжах устанавливался режим край-
ней нетерпимости, «джефферсонианство» в устах ортодоксов стало сино-
нимом антирелигиозности, а студенческие бунты, вызванные в те годы
чрезмерным педантизмом преподавателей, квалифицировались как прояв-
ление якобинства. Действительно, религиозная нетерпимость, насаждав-
шаяся в учебных заведениях, была реакцией на внедрение идей Просве-
щения, секуляризацию учебного процесса, на расширение кругозора и

Здание виргинского университета, 1817—1826 гг.

роста контактов научной и духовной жизни между представителями раз-
личных вероучений, национальностей и государств, реакцией на интел-
лектуальное наследие не только Американской, но и Французской рево-
люций. Ведь книги Пейна, Юма, Вольтера, Кондорсе и Руссо стали
принадлежностью библиотек образованных американцев. С научными це-
лями за перенятием опыта многие столицы Европы посетили профессора,
сторонники джефферсоновских реформ Э. Эверетт и Дж. Тикнор. Они
встречались с Гёте, мадам де Сталь, В. Скоттом, Байроном. Свои знания
й впечатления профессора сообщали студентам и коллегам, привлекая
их .внимание к широкой и фундаментальной эрудиции ученых в Европе.
Такой университетский центр, как Принстон, где во второй половине
XVIII в. президент Уизерспун создал атмосферу широкого и либераль-
ного подхода к социально-политическим проблемам, культуре, образова-
нию, претерпел кардинальные изменения в начале XIX столетия. Руками

528

529

посредственных и консервативных активистов пресвитерианской церкви,
действовавших в контакте с учрежденной в 1812 г. семинарией, была по-
гашена интенсивная интеллектуальная жизнь Принстона. «Они были
беспощадны,— писал американский исследователь,— в своем осуждении
Томаса Джефферсона за его усилия вырвать образование из-под контроля
религиозных деноминаций и называли университет Виргинии центром
атеизма, предназначенного ,,для уничтожения религиозных институтов в
штате"» 45 .

Об оживлении религиозных групп на ниве образования и их борьбе
с демократическими преобразованиями свидетельствуют как документы,
учреждавшие семинарии 46 , так и публикации очевидцев этого процесса.
В статье известного деятеля просвещения, относящейся к 1813 г., сооб-
щалось о непримиримой позиции религиозных групп и предпринимавших-
ся шагах по созданию семинарий и усилению религиозного влияния в
существовавших колледжах и университетах, включая Гарвард, Йель,
Принстон 47 . И хотя по конституциям штатов запрещалось проводить
религиозные тесты при подборе преподавателей для государственных кол-
леджей, практически это положение было слабой преградой против уста-
новления контроля какой-либо церкви даже в учебном заведении штата,
несмотря на отделение церкви от государства 48 . Тем более не поддава-
лись никакому контролю государства и общественности частные коллед-
жи, а судебное решение о Дартмуте лишь закрепило это положение.

В период деятельности Джефферсона, внедрения его идей и поддерж-
ки его реформ выдающимися американскими учеными существовала
сильная тенденция, разрушавшая эти завоевания и снижавшая уровень
преподавания. По свидетельству Дж. Тик н ора, Э. Эверетта, Дж. Когсвел-
ла, ознакомившихся с постановкой работы в германских университетах,
учебные заведения в США были лишены необходимой для образования
и научной деятельности внутренней свободы, материальной обеспеченно-
сти и самостоятельности преподавателей, оснащенности библиотек и ла-
бораторий.

Отставание высшей школы в полной мере обнаружилось в эпоху про-
мышленного переворота. К этим выводам приходили многие обществен-
ные деятели. Критика системы высшего образования раздавалась в ее
главных центрах. Самое большое беспокойство проявляли крупные уче-
ные и педагоги, опережая в понимании национальных задач представи-
телей американских политических кругов.

С проектом реформ в 20-е годы XIX в. выступил единомышленник
и продолжатель дела Джефферсона Дж. Тикнор. Он руководил кафедрой
современных языков Гарварда, но его проекты предусматривали пере-
стройку всего учебного процесса с учетом «растущих потребностей
общества... в соответствии с духом и желанием времени» 49 . Число сту-

•  Wertenbaker Th. J. Princeton, 1746—1896. Princeton. 1946, p. 159.

•  Учреждая семинарию в Принстоне, Генеральная ассамблея пресвитерианской
церкви объявляла борьбу любым отклонениям от ортодоксальной линии и уста-
навливала строгие наказания за них.

•  American Higher Education.... vol. 1, p. 179—189.

•  Джефферсону не удалось преодолеть сопротивление пресвитерианской церкви и
утвердить Т. Купера профессором Виргинского университета — факт, свидетель-

. ствовавший о влиянии, религиозных институтов на дела государственного универ-
ситета.

49 American Higher Education..., vol. 1, p. 273.

дентов Гарварда достигло 300, и Тикнор считал преступной ошибкой
продолжать тренировать их память путем заучивания текстов. Из сту-
дентов необходимо готовить специалистов, в стенах Гарварда они должны
получить профессию, чтобы не приобретать ее путем «ученичества» уже
после окончания учебного заведения.

Тикнор предлагал расширить программу предметов и научно-иссле-
довательских начал, ввести элективный метод, систему лекционных кур-
сов, активных дискуссий на занятиях. Он ставил вопрос о создании вто-
рой двух- трехгодичной ступени обучения для профессиональной подго-
товки, прежде всего специалистов в области медицины, юриспруденции,
теологии. В его планы входило и создание факультетов, где осуществля-
лась бы подготовка специалистов в определенных областях знаний на
более высоком уровне. Эти предложения Тикнору лишь частично удалось
реализовать только на руководимой им кафедре 50 .

Методы преподавания в другом старейшем колледже, Йеле, также
подвергались критике со стороны авторитетных деятелей просвещения.
Ошибочной и не отвечавшей требованиям времени была основная ориен-
тация колледжа на подготовку студентов в области классических дис-
циплин. Йель упорно держался за архаичные методы преподавания —
зубрежку под контролем отнюдь не высокой квалификации преподавате-
лей. Система сковывала инициативу и лучших специалистов в области
классических языков и литературы, вызывала апатию у студентов. Бу-
дучи не в силах преодолеть эти недостатки, руководство колледжа
фактически снижало требования к студентам.

Тем не менее в ответ на критику в свой адрес это руководство от-
стаивало программу и методы Йеля с исключительным упорством.
В 1828 г. был издан печально знаменитый документ — доклад Йеля ( Yale
Report ), ставший до второй половины XIX в. твердой защитой религиоз-
ного воспитания и классического курса как главного содержания пре-
подавания в высшем учебном заведении. Введение в программу таких
новых дисциплин, как конституционное право, политическая философия
и политэкономия, хотя и было шагом вперед, по-прежнему не могло обе-
спечить профессиональную подготовку данного профиля, так как этим
дисциплинам придавалось второстепенное значение. Устаревшие педаго-
гические методы мешали расширению курса естественнонаучных дис-
циплин, введению системы лабораторных занятий, изучению предметов
на достигнутом наукой уровне в целом. Все эти предложения, проекты,
критика отставания образования от потребностей жизни находились в
центре дискуссий на конференции научно-преподавательской обществен-
ности США осенью 1830 г.

Для исследователей представляют интерес материалы этой конферен-
ции, принявшей решение о создании университета для подготовки спе-
циалистов высокой квалификации, а также кадров для научной работы 51 .
Однако на протяжении нескольких десятилетий проблема не была реше-
на, о чем свидетельствует выступление профессора Г. Витеке (президент
университета Пенсильвании, 1836—1852), предлагавшего сократить курс

•  После ухода в отставку Тикнора в 1835 г. кафедру последовательно возглавляли
Г. У. Лонгфелло и известный поэт, публицист, общественный деятель
Дж. Р. Лоуэлл.

•  Университет Нью-Йорка, получивший хартию в 1831 г., оказался нежизнеспособ-
ным в силу разногласий экспериментаторов, принявших участие в его работе.

классических дисциплин и усилить специальные лекционные курсы, при-
совокупив к ним соответствующую учебную литературу, знания которой
должны были строго контролироваться. Самым уязвимым в представлен-
ных проектах высшей школы Витеке считал то, что они, как и прежде,
переносили подготовку специалистов, ученых-исследователей на после-
университетский период, главной целью университетов оставляя акт
присуждения степени о прохождении обязательных курсов и окончании
учебного заведения.

Профессор колледжа Южной Каролины, а затем Колумбийского уни-
верситета Ф. Лейбер, издатель одной из энциклопедий, реформатор в
области преподавания общественных наук, выступил против обыватель-
ского, прагматического толкования «полезности» преподавания курсов.
По его мнению, научный уклон занятий, которые охватывают зачастую
незначительное число студентов, приносит плоды не сразу, зато создает
основу для дальнейшего развития наук и подготовки научных кадров.

Профессора колледжей и университетов привлекали внимание госу-
дарства и общественности к неудовлетворительной постановке дела в
среднем звене — в школе, находившейся в частных или церковных руках.
«Главным дефектом американской системы образования является нехват-
ка хороших подготовительных школ»,—говорил Ф. Линдслей 52 , прези-
дент университета Нашвилла, сетуя на то, что часть объема работы
школ возлагалась на высшие учебные заведения, тем самым тормозя
развитие высокой профессиональной подготовки и подлинного высшего
образования.

Линдслей, как и президент университета Брауна Ф. Вейланд и другие,
подверг критике и систему советов попечителей как фактора, тормозив-
шего установление учебно-научной академической самостоятельности кол-
леджей и развитие университетского дела вообще. Попечительские сове-
ты, как правило, в полном состав собирались один-два раза в год, по-
стоянное же влияние на колледж обычно имел комитет попечителей —
более узкий состав местных членов совета, в основном людей, далеких
от проблем образования и науки.

В повседневной жизни колледжа самым влиятельным лицом был пре-
зидент. По мере того как президентом все чаще становились ученые,
а преподавательско-профессорский состав ( faculty ) численно возрастал
и в него входили известные профессора, влияние ученых на весь учеб-
ный процесс усиливалось, и их мнение часто приходило в противоречие
с мнением совета попечителей. Положение оставалось конфликтным, хотя
к 1830 г. в лучших колледжах Востока США утверждалась практика
назначения новых преподавателей не просто по решению совета попе-
чителей, но и по рекомендации их будущих коллег.

Данную проблему освещает знаменательная речь 53 многолетнего
президента колледжа г. Чарлстон в Южной Каролине Джеспера Адамса,
который пришел к выводам, что «ни один колледж страны не сможет
достичь стабильного процветания в случае, если его попечители не согла-
сятся уступить преподавательскому составу свое высокое положение, по-

чет и влияние» 54 . Не отрицая роли совета попечителей при решении
вопроса о создании колледжа и его финансировании, Адаме предлагал
проблемы дисциплины и содержания учебного процесса полностью пере-
дать в ведение президента и преподавателей. Независимость их суждений
вызвала нападки и раздражение консерваторов.

Против подобных профессоров выступали как попечители, так и церк-
ви различных направлений, преследовавшие инакомыслящих в учебных
центрах. Так было в случае с президентом колледжа Южной Каролины
(1820—1832) Т. Купером. Само назначение на эту должность известного
материалиста и деиста, неоднократно стоявшего в центре борьбы за сво-
боду выражать свое мнение, свидетельствовало о трезвой атмосфере,
сложившейся в колледже, где руководство приняло в расчет прежде все-
го достоинства Купера как ученого, его педагогический талант, а также
помощь правящим кругам штата в решении экономических и политиче-
ских проблем. Но нападки со стороны клерикалов на Купера не прекра-
щались. В 1830—1831 гг. они усилились, так как против Купера высту-
пили юнионисты штата, недовольные его поддержкой политики нуллифи-
кации. По настоянию церкви и политических противников 72-летнего
президента колледжа была создана комиссия для обследования его
деятельности.

Защищая свои убеждения перед советом попечителей, Купер доказал,
что гонениям подвергаются не его личные взгляды, а идеи У. Пенна,
Б. Франклина, Т. Джефферсона, Дж. Мильтона, Б. Раша, Дж. Пристли
и других демократических мыслителей и представителей американского
просвещения. Купер апеллировал к разуму, отстаивая свободу учебного
процесса. Друзья правды, говорил он, «всегда стараются открыть дверь
свободному исследованию» 55 . На этой основе доверия и должны скла-
дываться отношения между преподавателями и студентами в процессе
учебы. Религия оказывает давление на этот процесс, подавляет сомнения,
интерес, поиски, разрушает авторитет преподавателя, который вынужден
прибегать к полуправде и даже наказывать за творческие сомнения.

Купер был одним из первых, кто логически связал отсутствие свобо-
ды совести в колледжах с отсутствием свободы слова, печати в стране.
В преследованиях инакомыслящих он усматривал антиконституционные
действия, ссылаясь на положение американского законодательства о том,
что «только действие, а не мнение людей может стать объектом офици-
ального контроля» 56 . Формально Купер отстоял свои принципы перед
советом попечителей и был оставлен на посту президента, но вскоре ему
пришлось уйти, так как вокруг колледжа возникла обстановка недоверия,
которая мешала нормальному учебному процессу.

Другим примером проявления религиозной нетерпимости могут слу-
жить события 1854 г. в Колумбийском колледже. Тогда это был скром-
ный учебный центр, где обучалось около 140 ньюйоркцев. На должность
профессора химии американские коллеги рекомендовали известного как
в США, так и в Европе О. У. Гиббса. По семейной традиции Гиббс
был унитарианцем. Это обстоятельство послужило причиной, по которой
епископалы, пресвитерианцы, а также представитель голландско-рефор-

•  American Higher Education.... vol. 1, p. 292—297.

•  Была произнесена в 1837 г. на заседании Американского института по проблемам
образования — общества деятелей образования и общественности, пропагандиро-
вавшего реформы в этой области.


•  American Higher Education..., vol. 1, p. 320.

•  Ibid., p. 416.

•  Ibid.

532

533

матской церкви в совете попечителей отвергли Гиббса 57 , утвердив на
эту должность посредственную в профессиональном отношении кандида-
туру. Инцидент имел и оборотную сторону: он активизировал в совете
попечителей, среди деловых людей и общественных деятелей силы, не
только отстаивавшие независимость ученых от клерикалов, но и стремив-
шиеся практически организовать преподавание и исследования в коллед-
же на высоко профессиональном университетском уровне.

По данной проблеме опубликованы два ценных документа, авторы
которых — члены совета попечителей, сами епископалы Дж. Т. Стронг
и С. Б. Руглес. Несмотря на то, писал Стронг, что по хартии колледжа
религиозная принадлежность не может быть препятствием при приеме на
должность и несмотря на то что члены совета отрицают, будто они отверг-
ли Гиббса по религиозным соображениям, на самом деле это именно так.
В связи с тем, писал Руглес, что уголовное право предусматривает на-
казание за лишение должности по религиозным соображениям, решение
совета попечителей по поводу Гиббса является противозаконным. Оно
разрушает нравственность и наносит ущерб обществу в целом, так как
подобная практика способствует «профессиональной, гражданской и со-
циальнои деградации» .

Препятствием в развитии университетского дела перед гражданской
войной были и политические разногласия. В южных штатах запрещались
учебники авторов-северян, ранее приглашенные профессора-северяне
увольнялись, в университетских центрах белые были порабощены самим
рабством 59 . В 1855 г. вынужден был уйти в отставку преемник Купера
в университете Южной Каролины Ф. Лейбер. Ему инкриминировались
аболиционистские настроения на том основании, что он не выступал «за»
рабство.

Энтузиастам американского университетского движения из среды
ученых, преподавателей, деловых и общественно-политических кругов,
которые видели необходимость перестройки американской университет-
ской традиции, приходилось преодолевать консерватизм, косность, рели-
гиозную нетерпимость и политические разногласия. А развитие промыш-
ленности и сельского хозяйства требовало не только распространения
грамотности (что в середине XIX в. обеспечивалось государственной на-
чальной школой), но и более высокого уровня образования и квалифи-
кации специалистов и научных работников. Одним из условий дальней-
шего развития самого производства становилось, по определению К. Марк-
са, применение «науки к производству» 60 . Функции высших учебных
заведений в хозяйственно-экономической жизни страны возрастали. Им,
в свою очередь, также требовались квалифицированные научно-препода-
вательские кадры. Осуществить все это, опираясь на частные пожертво-
вания, было невозможно. Возникла настоятельная потребность выделить

•  Гиббс, в прошлом студент Ю. Либиха в университете Гиссена, стал профессором
другого учебного заведения. Его карьера в США сложилась блестяще: он стал де-
каном Школы научных исследований им. Лоренса в Гарварде, а в 1877 г. совет
попечителей Колумбийского университета присудил ему степень почетного док-
тора.

•  American Higher Education..., vol. 1, p. 458.

•  Hofstadter R., MetzgerW. P. The Development of Academic Freedom in the United
States. N. Y., 1955, p. 256.

•  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 46, ч. II , с. 213.

значительные государственные средства на учебные и научные цели,
на объединение задач науки и техники.

Первые практические шаги в этом направлении были сделаны раньше.
Так, в 1824 г. нью-йоркский предприниматель С. Ван Ренсселер создал
Школу теоретических и практических наук, научным руководителем ко-
торой был назначен известный ученый-естествоиспытатель, один из пио-
неров геологии (он изучал район сооружавшегося тогда канала Эри)
Эймос Итон. Лабораторный метод, введенный Итоном, предполагал изу-
чение студентами животных, растений, горных пород непосредственно в
естественных природных условиях. В 1847 г. была организована Школа
прикладной химии при Йеле, где научное руководство осуществляли
лучшие американские ученые в области сельскохозяйственной химии
Дж. Г. Итон и В. Силлиман-мл.

В том же году по инициативе ученых Н. Боудича и Б. Пирса, а так-
же президента Э. Эверетта открылась научная школа в Гарварде, иссле-
дования которой должны были учесть потребности промышленности и
торгового флота 61 . На следующий год Эверетт обратился в легислатуру
Массачусетса с проектом выделить средства для Гарварда в целях обору-
дования лабораторий, обсерватории, приобретения коллекций, комплекто-
вания библиотеки. Эверетт привлек внимание общественности к социаль-
ной функции высшего образования, подчеркнув, что государственная
помощь требуется не детям богатых родителей. «Они получат образова-
ние, если захотят, в том или ином центре, хотя сама по себе необходимость
отправляться за образованием за границу является большим злом... Бед-
ные студенты в первую очередь нуждаются в снижении платы за обуче-
ние, и если они не смогут получить образования недалеко от своего дома,
то уже не получат его вообще...» 62

К вершинам науки в США в 40—50-е годы пришло молодое поколе-
ние, хорошо знакомое с постановкой дела в лучших европейских цент-
рах, в первую очередь Германии. Это и братья Роджерсы (их было че-
тыре), и Джозеф Генри, и студенты Либиха Хорсфорд, С. Джонсон,
Дж. А. Портер, О. У. Гиббс. На английский язык в США переводились
научные труды, имевшие значение для решения хозяйственных задач 63 .
Возникло несколько учебных центров, но главный вклад в развитие по-
литехнического образования в США был сделан братьями Роджерсами,
в первую очередь Уильямом, известным физиком, сгруппировавшим во-
круг себя ученых и общественных деятелей Бостона в борьбе за создание
настоящей политехнической школы, которая «должна быть действительно
школой прикладной науки, охватывающей по крайней мере четыре
профессорские кафедры», как писал У. Роджерс 64 .

Высшее политехническое учебное заведение должно было сочетать
самостоятельные исследования в необходимых отраслях прикладных
наук, подготовку высококвалифицированных инженеров с популяризацией
технических знаний. Проект Роджерса начал обсуждаться в 1859 г.,

•  Вскоре была экономически поддержана финансистом Э. Лоренсом и получила на-
звание Научной школы им. Лоренса.

•  American Higher Education..., vol. 1, p. 386—387.

•  Было переведено несколько работ Либиха, в том числе «Органическая химия и
ее применение к агрикультуре и физиологии» (1840).

•  Цит. по: Стройк Д. Дж. Становление науки в США (со времен колонизации до
гражданской войны). М., 1966, с. 438.

534

535

а в 1865 г. был открыт Массачусетский технологический институт, кото-
рый, как известно, в будущем стал моделью для учебных заведений по-
добного типа в США.

Создание отдельных центров по подготовке специалистов не могло ре-
шить проблему в целом. В 50-е годы появились проекты, среди которых
следует отметить проект упоминавшегося президента университета Брауна
Ф. Вейланда. Он констатировал, что современная постановка учебного
процесса не отвечает требованиям и интересам общества в целом.

Вейланд прежде всего подчеркивал, что она антидемократична, так
как, «вместо того чтобы доносить научные и общие знания до всех клас-
сов нашего общества, они (колледжи.— Авт .) обогащают этими знаниями
только один класс, причем самый малочисленный» 65 . А «потребность во
всеобщем образовании в нашей стране является насущной и повсемест-
ной. Широко ощущается недостаток научных знаний, которые (и только
они!) могут быть основой высокого успеха прикладных наук и профессий.
В пропорциональном отношении число молодых людей, которые посвя-
щают себя производственным профессиям, растет год от года. Все они
нуждаются в таком образовании, которое наши колледжи смогут им дать
при условии определенной модификации существующей ныне системы» 66 .
Такая постановка вопроса свидетельствовала о стремлении отойти от
традиции классического образования для элиты и предоставить возмож-
ность получить образование тем, кто непосредственно посвящает себя хо-
зяйственной, медицинской, педагогической, юридической деятельности,
а также науке. По данным Вейланда, в 1850 г. в США насчитывались
120 колледжей, 47 юридических школ, 42 теологические семинарии и
«ни одного института, предназначенного для того, чтобы дать образование
будущему агроному, предпринимателю, механику, коммерсанту, кото-
рые собираются посвятить всю жизнь своей профессии» 67 . Проект учреж-
дал программы подготовки студентов в области прикладных наук: инже-
нерных, агротехнических, юридических, педагогических и т. д.
Предполагался элективный метод и сокращение обязательного классиче-
ского курса для всех студентов 68 .

В том же году вышла книга профессора Генри П. Тэппена 69 «Уни-
верситетское образование». Он привлекал внимание общественности к
практике германских университетов, где был налажен выпуск специали-
стов для различных сторон хозяйственной жизни. Тэппен изложил план
государственной системы образования от начальной школы до универси-
тета при полной секуляризации во всех звеньях. Он указывал на необ-
ходимость добротной подготовки учеников в школах, что закладывало
фундамент всей пирамиды образования. Перед университетом ставилась
задача создания условий для проведения научных исследований во всех
областях знаний.

Тэппену не удалось осуществить свои проекты в Мичигане, но он
собрал вокруг своих идей многих единомышленников, в том числе моло-
дых ученых и организаторов образования. Среди них был и Э. Д. Уайт,

 

•  American Higher Education..., vol. 2, p. 478.

•  Ibid.

•  Ibid., p. 482.

•  Программа Вейланда начала реализовываться в университете Брауна, но вскоре
в силу недоброжелательного отношения со стороны совета попенителей, недостат-
ка средств и научных кадров была отменена.

•  С 1852 по 1863 г.— президент Мичиганского университета.

будущий основатель Корнеллского университета, который смог реализо-
вать многие идеи Тэппена. При Мичиганском университете впервые была
создана подготовительная школа.

Таким образом, десятилетие перед гражданской войной было насыщено
борьбой за реформы в сфере образования. Промышленные и фермерские
круги, связанные с растущим капиталистическим производством, были
заинтересованы в этих преобразованиях, в расширении базы подготовки
специалистов — инженеров, агротехников, работников идеологической
сферы. Для этого необходима была новая материальная основа, созданная
при непосредственном участии государства. Рабовладельцы-плантаторы,
аристократия, клерикалы оказывали сопротивление реформам на всех
уровнях, вплоть до конгресса США 70 .

Конгрессмен от штата Вермонт фермер Джастин Смит Моррилл внес
соответствующий законопроект. Он представлял мнение тех, кто возму-
щался разбазариванием государственных земель на Западе и плохим хо-
зяйствованием, опустошавшим почву, и чьи взоры обратились к научным
центрам для подготовки специалистов. При сложившейся системе, заяв-
лял Моррилл, в колледжах не находилось места для «фермеров и механи-
ков, а также для тех, кто должен был зарабатывать свой хлеб тяжелым
трудом. В институт принимались те, кто считался подходящим для запол-
нения мест высшего порядка в частных или общественных заведениях.
...Образованные и вполне уверенные в образовании своих сыновей богачи,
по-видимому, намерены увековечить монополию на образование, несовме-
стимую с благосостоянием и полным благополучием американских инсти-
тутов» 71 .

В 1857 г. Моррилл предложил законопроект о резервировании части
государственных земель для поддержания сельскохозяйственных коллед-
жей. Проект вызвал сопротивление представителей Юга, и президент
Бьюкенен наложил вето. Билль был принят в результате победы северян
в 1862 г., когда был одобрен президентом Линкольном. В распоряжение
штатов предоставлялись 13 млн. акров федеральных земель, доходы от
которых подлежало использовать на создание и поддержку колледжей.
Главной целью этих колледжей наряду с изучением классических дисцип-
лин и военной тактики должно было стать «освоение таких отраслей зна-
ний, которые непосредственно относятся к отраслям сельского хозяйства
и техники... для того чтобы способствовать широкому и практическому
образованию промышленных классов...» 72 . Такие колледжи стали назы-
ваться «земельными» ( land - grant college ).

В течение пяти лет каждый штат, получивший земли по закону Мор-
рилла, обязывался открыть по крайней мере одно соответствующее учеб-
ное заведение и представить отчет об этом. В противном случае необхо-
димо было возвратить доходы от этих земель. Так устанавливался конт-
роль за целесообразным использованием средств. Это было по существу
учреждение государственного сектора, государственных интересов 73 в си-

70 Rainsford G. Congress and Higher Education in the Nineteenth Century. Knoxville,
1972, p. 90—97.

•  Цит. по: Стройк Д. Дж. Указ. соч.. с. 441.

•  American Higher Education..., vol. 2, p. 568.

•  В 1890 г. Моррилл провел через конгресс билль о дополнительной федеральной
ежегодной помощи сельскохозяйственным и техническим колледжам. Билль сти-
мулировал и помощь штатов. В дальнейшем помощь была увеличена поправкой
Нельсона (1907) и законом Банкхеда — Джонса (1905).

стеме американского высшего образования. 26 штатов направили ассиг-
нования на создание или поддержку государственных учебных заведений.
Значительные средства были использованы на открытие небольших, мало-
эффективных профессиональных школ.

Но большинство созданных учебных центров сочетали добротную про-
фессиональную подготовку с общим образованием. Были расширены агро-
технические учебные центры в Висконсине, Миннесоте, Миссури, Джорд-
жии, Северной Каролине, Теннесси, Айове 74 . Средства по закону Моррил-
ла были использованы в качестве дополнительных ассигнований для таких
уже плодотворно функционировавших центров, как Массачусетский техно-
логический институт, и для вновь создававшихся крупных частных уни-
верситетов (в частности, Корнеллский университет) 75 , где сочетались
высокая научная и практическая подготовка специалистов.

Эти преобразования осуществлялись прежде всего в интересах капи-
талистического развития страны, в том числе и в сельском хозяйстве.
Они стали возможны в результате победы Севера над рабовладельческим
Югом.

3. Наука и техника

Научные и технические знания явились важной составной частью
культуры американской нации, одним из факторов экономического и со-
циального прогресса страны. В своем развитии наука и техника США
прошли ряд этапов, соответствовавших основным вехам истории амери-
канского общества. Большое влияние на науку в Новом Свете оказывала
Европа, в первую очередь Англия. Как и в каждой стране, научно-тех-
нический прогресс имел в Соединенных Штатах свои особенности. Они
обусловливались быстрым продвижением США по капиталистическому
пути, постоянным притоком извне квалифицированной рабочей силы и
специалистов, отсутствием запрета со стороны церкви и относительна
широким распространением образования среди массы населения. С другой
стороны, развитие науки и техники в рассматриваемый период подталки-
валось освоением природных богатств Американского континента, а в
XIX в.—промышленным переворотом.

Заселяя и осваивая Новый Свет, колонисты изучали его недра, геогра-
фические и климатические условия. Много времени и сил отнимала эле-
ментарная борьба за существование, но одного физического труда было
недостаточно — требовались еще знания и опыт. В XVII и XVIII вв. т e м и
или иными экспериментами и наблюдениями занимались без специальной
подготовки образованные люди: представители администрации, владельцы
кораблей, врачи, священники, юристы и т. д. Научные интересы стиму-
лировались главным образом их полезностью для мореплавания, сельского
хозяйства, ремесел, лечения болезней. В колонии поступали книги науч-
ного содержания, как правило, труды И. Ньютона и Ф, Бэкона, руковод-
ства по практической медицине, геологии, астрономии, математике, ввози-
лись различные астрономические приборы и инструменты.

Одним из первых научных достижений колониального периода было-
составление карт прибрежной полосы. Картографирование Северной Аме-

74 В некоторых штатах создавались колледжи агромеханические, в других — коллед-
жи каждого из этих направлений.

75 Главный вклад в создание университета (основан в 1865 г. в г. Итака, штат Нью-
Йорк) сделал Э. Корнелл.

рики проводилось еще в XVI столетии, но начиная с 1600-х годов оно
приняло систематический характер (наблюдения С. де Шамплейна,
А. Блока, Дж. Смита и др.). Точность карт повышалась с применением
методов астрономии. Пользуясь английскими измерительными инструмен-
тами, полученными Гарвардским колледжем, Т. Братл по положению не-
бесных тел в 1694 г. вычислил долготу Бостона с точностью до 15' 76 .
В XVIII в. проводилось больше наблюдений и появилось больше точных
карт; в частности карта Дж. Митчелла использовалась при выработке
соответствующих статей Парижского мирного договора 1783 г. 77

Видное место в истории колониальной науки принадлежало служите-
лям церкви. Духовенство оказывало большое влияние на все стороны
жизни колоний, особенно на образование и просвещение, и само принад-
лежало к образованной верхушке общества. Ньютоновское учение в обла-
сти математики, механики и астрономии, официально признанное в Анг-
лии, не отвергалось церковью, а обладание наряду с богословскими еще
и практическими знаниями повышало авторитет священнослужителей в
Новом Свете. Так, известный своими жестокими гонениями на «ведьм»
и «колдунов» Коттон Мезер увлекался медициной и был сторонником уже
применявшейся в Европе вакцинации против оспы. В 1721 он сделал при-
вивку своему сыну и двум пациентам-неграм 78 . Любознательный священ-
ник скрупулезно исследовал растительный и животный мир Новой Анг-
лии, собирал гербарии и занимался гибридизацией растений.

Опыт лечения болезней в те времена, как правило, приобретался
практикой. Наиболее известными американскими медиками XVIII столе-
тия были У. Дуглас, Э. Холиок, Б. Раш. Незадолго до провозглашения
независимости в Филадельфии и Нью-Йорке открылись первые медицин-
ские учебные заведения. Много труда и времени положили медики на
преодоление недоверия к прививкам оспы, которые вошли в обиход лишь
после 1800 г.

В анналы науки вошли имена представителей «династии» Уинтропов.
Сын первого губернатора колонии Массачусетского залива Дж. Уинт-
роп-мл. прославился в области металлургии, химии, астрономии и меди-
цины. Он стал одним из первых членов основанного в 1662 г. Королев-
ского научного общества Англии и первым в Америке обладателем теле-
скопа. Второй Дж. Уинтроп, принятый в Королевское общество в 1743 г.,
был крупным коллекционером минералов. Третий Уинтроп (тоже Джон),
член Королевского общества с 1766 г., являлся профессором Гарвардского
колледжа. Исходя из ньютоновской теории строения Солнечной системы,
он наблюдал и описывал движение планет, солнечные и лунные затмения,
а в 1761 и 1769 гг. такое редкое явление, как прохождение Венеры по
солнечному диску. В своих публичных лекциях он раскрывал естествен-
ные причины происхождения комет, затмений, землетрясений и других
грозных явлений природы, считавшихся тогда проявлением «гнева гос-
подня», популяризировал опыты Б. Франклина с электричеством.

Современниками и коллегами Уинтропа были физик и астроном Д. Рит-
тенхаус, основавший одну из первых в Америке обсерваторий, и Э. Стайлс.
Последний имел сан священника, но благодаря своей пытливости и стра-

•  Bedini S. A. Thinkers and Tinkers: Early American Men of Science. N. Y., 1975, p. 76.

•  Подробнее см.: Стройк Д. Дж. Указ. соч., с. 20—22.

•  Там же, с. 62.


538

539


сти к эксперименту приобрел репутацию ученого. Типичный представи-
тель колониальной интеллигенции, Стайлс занимался многими предмета-
ми — от астрономии и математики до разведения шелковичного червя,
проводил опыты с электричеством и пытался разгадать природу теплоты.
В колониальный период американская наука шла за английской, в ко-
торой прочно утвердился авторитет Исаака Ньютона. Большинство экспе-
риментов и наблюдений не отличалось особой оригинальностью. Развитие
техники и ремесел сдерживала колонизаторская политика Лондона, а под-
готовка профессиональных ученых только зарождалась. Однако широкий
любительский подход к наукам, отсутствие формальных преград для полу-
чения знаний создавали возможность для приобщения к ним талантливых
людей из народа. Так пришел в науку и прославился на весь мир Бенд-
жамин Франклин.

Трудно найти область науки, в которую не проникал бы пытливый
ум естествоиспытателя-самоучки. Электричество, теплопроводность метал-
лов, распространение звука в воде, морские течения, ботаника, политиче-
ская экономия, этнография, философия, история — таков в общих чертах
круг научных интересов великого американца. Выдающийся ученый ста-
вил перед собой и чисто практические задачи: он изобрел камин, широко
вошедший в быт по обе стороны океана, занимался изготовлением очков,
разрабатывал меры по благоустройству городов, по борьбе с пожарами
и т. д.

Бессмертную славу принесла ему серия опытов с электричеством
(1746—1752) и изобретение молниеотвода. Как и все эксперименты
Франклина, доказательство им электрической природы грозовых разря-
дов было простым, остроумным и предельно наглядным. Один из приме-
ненных им способов заключался в следующем. К воздушному змею, снаб-
женному металлическим острием, привязывалась длинная бечевка с клю-
чом на конце, изолированная от земли шелковой лентой. При грозе
бечевка намокала и становилась электропроводной, и тогда, приближая к
ключу палец, можно было «извлекать» из него искры. Полученным
«электрическим огнем», писал Франклин в октябре 1752 г., можно зажи-
гать спирт и проделывать все другие опыты, совершаемые обычно с
помощью наэлектризованного стеклянного шара или трубки. Этим пол-
ностью доказывается «тождество между электрической субстанцией и
субстанцией молнии» 79 .

Более ранний вариант опытов Франклина с использованием вместо
змея железного стержня был успешно повторен в том же году во Фран-
ции. Рискованные эксперименты с грозовой стихией увенчались создани-
ем простой и надежной конструкции, отводившей смертоносный «огонь»
от людей и зданий в землю.

Франклин ввел в науку понятие положительного и отрицательного
электричества. Он обнаружил также, что одноименные заряды, взаимно
отталкиваясь, собираются на поверхности наэлектризованного тела. Этот
вывод полностью согласовался с открытыми позднее законами электро-
статики, а размышления Франклина о сущности «электрической материи»
(1749), состоящей, по его убеждению, из всепроникающих и невидимых
глазу частиц, явились гениальной догадкой о существовании электронов.

79 Франклин Б. Опыты и наблюдения над электричеством / Под ред. и с коммент.
Б. С. Сотина. М., 1956, с. 108—109.

Франклин, таким образом, придерживался чисто материалистического
взгляда на природу электричества.

Б. Франклин состоял иностранным членом крупнейших научных об-
ществ и академий мира (с ноября 1789 г.— Петербургской Академии
наук), вел обширную переписку с учеными многих стран, а ряд универ-
ситетов присвоил ему звание почетного доктора. Научный прогресс он
считал делом всего человечества и заботу о нем ставил выше политиче-
ских распрей, конфликтов и войн. Гуманистическая направленность жиз-
ни и деятельности Франклина, его научные свершения и заслуги на
гражданском поприще сделали его одним из замечательных людей
XVIII столетия.

Первая Американская революция прошла под знаком идей Просвеще-
ния XVIII в. Ее интеллектуальный климат благоприятствовал развитию
научных знаний. Широко и разносторонне образованные основатели аме-
риканской республики выступали и в роли организаторов отечественной
науки. В 1780 г. по инициативе Дж. Адамса была создана Американская
академия искусств и наук в Бостоне. Ее первым президентом стал круп-
ный торговец Дж. Боуден, вошедший в историю отечественной физики
как один из оппонентов волновой теории света, которой придерживался
Б. Франклин 80 . Хотя «отцов-основателей» интересовала прежде всего
«наука управлять», среди их трактатов и рассуждений о политике можно
встретить экскурсы в область естествознания.

Особенно широки были познания Т. Джефферсона. Его интересовали
математика, инженерно-строительное дело, архитектура. Много времени
юн посвящал ботанике и зоологии — от разведения новых сельскохозяйст-
венных культур до критического разбора научных классификаций орга-
нического мира, представленных авторитетными трудами К. Линнея и
Ж. Кювье. Будучи президентом США, Джефферсон учредил националь-
ную метеорологическую и гидрологическую службы, направил в бассейн
р. Миссури экспедицию под руководством Льюиса и Кларка (1803—
1806). Учреждение Виргинского университета, руководство Американским
философским обществом, организация Албемарлского сельскохозяйствен-
ного общества, передача конгрессу своей богатой личной библиотеки после
разграбления г. Вашингтона английскими войсками — таков весомый
вклад Т. Джефферсона в развитие американской науки 81 .

В XVIII — начале XIX в. в американском обществе еще имело место
скептическое отношение к мануфактурам, фабрикам, машинам. Вошедший
в поговорки практицизм янки, внедрявших у себя с молниеносной быст-
ротой все отечественные и иностранные технические новинки, относится
по существу к гораздо более позднему времени. Европейский опыт казал-
ся неприменимым в условиях США, где свыше 90% населения занима-
лись сельским хозяйством. В этой связи большое значение приобретала
пропаганда развития техники и научно-технических знаний. Большую
роль сыграл в этом деле А. Гамильтон, поощрявший начинания первых
американских промышленников. В докладе конгрессу о мануфактурах
(1791) министр финансов показал, какие громадные преимущества сулит
молодой республике развитие собственной машинной индустрии. Его за-
меститель Т. Кокс содействовал созданию в Филадельфии Общества по

80 Стройк Д. Дж. Указ. соч., с. 75.

81 Севастьянов Г. Н., Уткин А. И. Томас Джефферсон. М., 1976, с. 333—339, 347—353 .

540

541

внедрению полезных мануфактур (1791), одной из задач которого стало
заимствование технических достижений у Англии 82 .

В XIX в. наука и техника США вступили в новый этап развития,
обусловленный промышленным переворотом. Время следования за англий-
ской наукой сменилось более творческим применением научно-техниче-
ских достижений передовых стран Европы к условиям Америки. Ученые-
энциклопедисты уступили место специалистам по отдельным отраслям
знания. А главное, в Соединенных Штатах стало делаться все больше и
больше собственных открытий и изобретений. США явились родиной
парохода, телефонной связи, швейной машины, пишущей машинки, ре-
вольвера, резины, жатки, культиватора и целого ряда станков и меха-
низмов. Широкую популярность приобретали даже несложные техниче-
ские устройства, если они делали «революцию» в той или иной сфере
производства.

Изобретения подобного рода требовали мастерства в механике, сме-
калки, многосторонности знаний и навыков; для них не обязательны были
чисто научные знания или сложные экспериментальные методы 83 . Изо-
бретателями становились как ученые-профессионалы, так и талантливые
самоучки. Имена Р. Фултона, Дж. Генри, С. Морзе, А. Белла,. Т. А. Эди-
сона вошли в анналы мировой научно-технической мысли. Нередко оказы-
валось так, что европейские технические новшества модернизировались
американцами и уже в таком виде приобретали всеобщее признание-
Так было со многими изобретениями в текстильной, деревообрабатываю-
щей, металлургической промышленности и др.

Первое крупное изобретение было сделано в области сельского хозяй-
ства, которое на протяжении XVII — XVIII вв. оставалось наименее меха-
низированной отраслью экономики. Создание в 1793 г. Эли Уитни усо-
вершенствованного хлопкоочистительного станка ( cotton gin ) положило
начало техническому прогрессу в этой области. Производительность тру-
да повысилась в 50 и более раз. Пальцы руки, отделявшие хлопковое
волокно от семян, заменил вращающийся вал с металлическими крючка-
ми, приводимый в движение лошадьми или водяным колесом. На неболь-
ших машинах его вращали вручную. Назвав изобретение Уитни «одним
из выдающихся открытий нашего века», влиятельная американская газета
писала в 1827 г., что с помощью такой машины можно переработать
1 тыс. фунтов хлопка в день, тогда как при ручной очистке — только
6 фунтов 84 .

Большим вкладом Уитни в американский технический прогресс было
внедрение принципа взаимозаменяемости частей машин и механизмов.
Новый метод производства Уитни применил в своей оружейной мастер-
ской в штате Коннектикут, когда в 1798 г. получил крупный правитель-
ственный заказ на изготовление ружей. Обработка деталей производи-
лась на сконструированных им станках в строгой последовательности и
по заранее сделанным образцам, с которых как бы снимались копии.
Процесс был настолько точен, что, разобрав на составные части любое
количество ружейных замков, можно было перемешать детали и затем
собрать замки заново 85 .

82 Сооке J. E. Tench Сохе and the Early Republic. Chapel Hill, 1978, p. 189.

83 Rosenberg N. Technology and American Economic Growth. N. Y., 1972, p. 54.

•  Niles' Weekly Register, 1827, July 14, p. 332.

•  Norman B. The Inventing of America. N. Y., 1976. p. 24.

Метод Уитни открывал путь к массовому производству стандартных
деталей. Пользуясь им, Уитни за два года изготовил 15 тыс.. мушкетов.
Принцип взаимозаменяемости был применен механиком Э. Терри при
сборке часов, а известный оружейный мастер С. Кольт наладил таким
о б разом производство револьверов. В 1862 г. его фабрика производила
1 тыс. штук огнестрельного оружия в день и изготовляла машины для
других подобных предприятий.

Важные открытия делались порой совершенно случайно далекими от
науки людьми. Чарлз Гудийр был разорившимся торговцем из Коннек-
тикута, мечтавшим разбогатеть путем взятия патента на переработку
каучука в прочный эластичный материал. Органической химии тогда не
существовало, и поиски в этом направлении велись наугад. С редкой на-
стойчивостью Гудийр в течение ряда лет экспериментировал с сырой
каучуковой массой, смешивая ее с любыми попадавшимися под руку ве-
ществами. Оставив как-то кусок обработанного серой каучука у раскален-
ной печки, он обратил внимание, что «неподдающийся» материал резко
изменил свои свойства. К 1841 г. он добился устойчивых результатов и
разработал технологию термической обработки (вулканизации) каучука.
Так была изобретена резина — материал, который ожидало большое
будущее. Еще при жизни Гудийра (он умер в 1860 г.) в США, Англии
и Германии изготовлялось около 500 видов различных резиновых изделий.
Применение резины сделало возможным широкое развитие электротехни-
ческой, а затем и автомобильной промышленности.

Освоение Запада, рост внутреннего рынка поставили на повестку дня
вопрос о новых средствах сообщения. В стране развернулось строитель-
ство каналов и шоссейных дорог. Паровая машина стала внедряться в
первую очередь на транспорте — вначале для передвижения по воде,
а затем и по суше.

Попытки строительства пароходов имели место задолго до спуска на
воду знаменитой «Катарины Клермонт» Р. Фултона. Выходец из фермер-
ской семьи Дж. Фитч запатентовал проект парового судна еще в 1788 г.,
и построенный им пароход с кормовым гребным колесом ходил в 1790—
1792 гг. по р. Делавэр. В 1793 г. капитан С. Морей испытывал судно
с паровым двигателем на р. Коннектикут, а через 15 лет спустил на
оз. Шамплейн пароход собственной конструкции. Экспериментами с «па-
ровыми лодками» занимался ряд изобретателей, но их усилия преодолеть
водную стихию с помощью пара оканчивались неудачей. Несовершенство
паровых двигателей и механизмов, делавшихся кустарным способом в
местных кузницах, недостаток инженерных знаний и отсутствие средств
обрекли усилия энтузиастов на провал.

Роберт Фултон оказался удачливее всех. Проработав несколько лет в
Англии и Франции, он ознакомился с последними достижениями евро-
пейской техники, а его связи в высших кругах Нью-Йорка дали ему
необходимую финансовую поддержку. В 1807 г. первый пароход Фултона,
снабженный выписанной из Англии паровой машиной мощностью в 20 л. с,
проплыл по Гудзону от Нью-Йорка до Олбани со скоростью 5 миль в час.
В 1814 г. в штате насчитывалось уже семь товаро-пассажирских паро-
ходов. «Триумфальное шествие» парохода началось вскоре по всем вод-
ным артериям США: в 1830 г. общий тоннаж судов с паровым двигате-
лем составил 8,2 тыс., в 1850 г.—56,9 тыс.. а в 1870 г.—70,6 тыс. т.

542

543


Одним из самых смелых изобретений Фултона была подводная лодка,
предназначавшаяся для потопления кораблей путем подведения к их
днищу мин. В 1801 г. она прошла испытание во французских водах. Суб-
марина «Наутилус» могла погружаться на глубину до 25 футов. В над-
водном положении она двигалась под парусом, а в подводном — с по-
мощью вращаемого вручную гребного вала. Изобретатель предвосхитил
основные черты современной подводной лодки: боевую рубку, отсеки для
балласта, резервуар со сжатым воздухом и т. д. 86

Проблему уничтожения кораблей Фултон пытался решить и с помощью
«торпед» — шарообразный снаряд привязывали к гарпуну, которым стре-
ляли в борт неприятельского судна с небольшого быстроходного катера.
Несмотря на успешную демонстрацию, «торпеда» и подводная лодка Фул-
тона так и не были взяты на вооружение. Уровень развития техники
не позволял еще сделать это оружие достаточно эффективным, а его при-
менение массовым. К проектам Фултона американские военные инженеры
вернулись в годы гражданской войны.

Быстрое развитие пароходного сообщения еще не решало транспорт-
ной проблемы в целом. Механики и изобретатели первое время пытались
ускорить и облегчить передвижение по суше за счет улучшения дорог.
Наряду с мощением улиц, строительством мостов и прокладкой грунто-
вых шоссе в конце XVIII в. появились первые рельсовые пути. По дере-
вянным полосам, обитым железом, могли легко передвигаться пассажир-
ские кареты или вагонетки с грузом, влекомые лошадьми. Однако воз-
можности конной тяги были ограниченны, и до 30-х годов рельсовые до-
роги не получили широкого распространения. Они использовались лишь
для местных перевозок, обслуживания рудников и шахт. Железнодорож-
ное строительство развернулось в масштабах страны, когда был изобретен
паровоз.

Одним из первых американских механиков, выдвинувших еще в
80-е годы XVIII в. идею «паровой кареты», был Оливер Эванс. Талантли-
вый изобретатель-самоучка успешно внедрял паровые машины собствен-
ной конструкции на мукомольных предприятиях Пенсильвании и Мэри-
ленда и построил компактный паровой двигатель высокого давления,
но возможность создания «самодвижущегося экипажа» показалась химе-
рой даже просвещенным членам Американского философского общества.
Не имевшему средств изобретателю так и не удалось довести начатый
труд до конца.

Толчком к применению локомотивов на железных дорогах США по-
служило успешное испытание паровоза в Англии (1829 г.). Через год
первые паровозы появились в Америке. Новый вид транспорта успешно
конкурировал с речным пароходом. По сообщению «Найлс уикли реджи-
стер», уже в 1833 г. 4,5-тонный локомотив конструкции С. Лонга вез
груз в 32 т со скоростью 15 миль в час, а паровоз Р. Л. Стивенса развил
скорость до 40 миль в час 87 . Локомотивы, вагоны, рельсовые пути непре-
рывно совершенствовались. К 50-м годам Соединенные Штаты обогнали
другие страны как по протяженности железнодорожной сети (около
9 тыс. миль), так и по мощности паровозов, весивших 150 т и водивших
составы с большой скоростью.

•  Уилсон М. Американские ученые и изобретатели. М., 1964, с. 23.

•  Niles' Weekly Register, 1833, June 15, p. 267.

Применение телеграфной связи и изобретение в 1869 г. Дж. Вестин-
гаузом воздушного тормоза сделали проезд по железной дороге более
безопасным. Железнодорожный транспорт стал действенным средством
освоения бескрайних просторов Запада. В 1870 г. по линии Бостон-
Сан-Франциско пошли первые трансконтинентальные поезда. В обиход
вошли спальные вагоны конструкции Дж. Пульмана, вагоны-рефрижера-
торы и др Технические достижения США оказали влияние на развитие

На палубе «Парагона», одного из пароходов Фултона.
Акварель П. П. Свиныгаа

пароходного и железнодорожного сообщения в ряде стран Европы, и в
частности в России.

Создавались принципиально новые виды связи, использующие взаимо-
обусловленность электричества и магнетизма. Благодаря опытам А. Ам-
пера и других европейских ученых стало известно, что электрический ток
порождает магнитное поле и усиливает намагниченность стального бруска.
Проблема заключалась в обратном — в возможности получать электриче-
ский ток с помощью магнетизма. Проводя в конце 20-х годов опыты с
катушкой проволоки и магнитом (замененным впоследствии другой ка-
тушкой, присоединенной к источнику тока), американский физик Джозеф
Генри независимо от заокеанского коллеги М. Фарадёя открыл явление
электромагнитной индукции, а затем и самоиндукции. Под воздействием
переменного магнитного поля в проводнике возбуждался ток. Открытие,
сделанное Фарадеем и Генри (именем последнего в физике названа еди-

индуктивности), дало возможность использовать электрическую
энергию и передавать ее на большие расстояния.

Первый электродвигатель Т. Дэвинпорта (1834) и электрический ва-
гон М. Фармера (1847) не получили признания, поскольку электрическая
энергия в промышленности и на транспорте еще не могла в те годы кон-
курировать с паром или водой, но изобретенное в 1831 г. Дж. Генри
электромагнитное реле открыло в Америке эру телеграфа. Сам он вплот-
ную подошел к его созданию: помещенная между полюсами электромаг-
нита стальная полоска колебалась под воздействием тока и давала сигна-
лы, ударяя по звонку. Идея превратить этот несложный прибор в средство
связи принадлежала Сэмюэлу Морзе.

Подобно Ч. Гудийру, Морзе не имел никакого технического образова-
ния, а в молодые годы был профессиональным художником. Однако опы-
ты по электромагнетизму увлекали его больше живописи. Проработав не-
сколько лет над созданием собственной модели телеграфа, Морзе в 1837 г.
смог передать сигнал по проволоке длиной 1700 футов. Его помощник
А. Вейл разработал систему сигналов (известная «азбука Морзе»), ввел
телеграфный ключ и придал аппарату компактную форму, ставшую затем
общепринятой. Он же изобрел запатентованный на имя Морзе буквопе-
ча хающий аппарат. По словам Генри, Морзе «не сделал ни одного ориги-
нального открытия в области электричества, магнетизма или электромаг-
нетизма, применимого для изобретения телеграфа. Его заслуга... в том.
что он комбинировал и применял открытия, сделанные другими» 88 .
Используя электромагнитное реле, Морзе добился того, что сигналы
стали передаваться по проводам практически на любое расстояние без
увеличения мощности батарей. После 1844 г. в США появились протя-
женные телеграфные линии. Через 14 лет начал действовать первый
трансатлантический телеграф, по которому английская королева Виктория
обменялась приветственными телеграммами с президентом США Дж. Бью-
кененом. По телеграфу стала передаваться и газетная корреспонденция,
но из-за технических неполадок линия вышла из строя и была восста-
новлена только в 1866 г. На полях сражений гражданской войны также
нашлось применение телеграфу. В 1861—1865 гг. связисты уложили
15 тыс. миль кабеля и отправили около 6 млн. сообщений.

Развивалась и военная техника — у воюющих сторон появились
крупнокалиберные нарезные орудия, разрывные снаряды, скорострельные
ружья. Пулемет конструкции Р. Гатлинга делал 350 выстрелов в минуту.
Были применены подводная лодка, мина с электрическим взрывателем,
тяжелая артиллерия на железнодорожных платформах (прототип броне-
поезда), привязной аэростат для воздушной разведки и т. д. Новые тех-
нические средства ведения войны принадлежали главным образом севе-
рянам. Гражданская война наглядно продемонстрировала превосходство
бронированных судов с паровыми двигателями над парусным флотом.
Против 6-пушечного броненосца Конфедерации «Мерримак», легко топив-
шего деревянные корабли Севера, успешно действовал «Монитор» —
низкобортное судно конструкции Дж. Эриксона. В отличие от других ко-
раблей его орудия находились во вращающейся башне и могли стрелять
по всем направлениям. Этот тип судна стал основным на военно-морском
флоте США в послевоенные годы.

88 Norman В . Op. cit., p. 64.


Джозеф Генри

Рост потребления железа предъ-
являл повышенный спрос к метал-
лургии, которая в 40—50-е годы пере-
ходила на применение минерального
топлива, паровых машин и горячего
дутья. Использование вместо древес-
ного угля антрацита и кокса (в кон-
це 70-х годов более 80% плавки)
резко повысило производительность
доменных печей. Внедрение после
гражданской войны бессемеровского,
а затем мартеновского способа пере-
работки чугуна в сталь дало толчок
развитию сталелитейной промышлен-
ности, что имело большое значение
для производства машин, станков и
железнодорожного строительства.
К началу 80-х годов стальных рельс
было выпущено вдвое больше, чем
чугунных 89 . Стальные конструкции
стали применяться при возведении
зданий, мостов и др.

После окончания гражданской
войны усилия ряда американских

инженеров и изобретателей были сосредоточены на модернизации средств
связи. Выходец из Эдинбурга англичанин Александр Белл добился пере-
дачи по одному проводу одновременно нескольких сигналов. Работая над
усовершенствованием своего телеграфа, он и его помощник Т. Уотсон
открыли в 1875 г. принцип телефонной связи. Колебания закрепленной
металлической пластинки преобразовывались в электрические, а в прием-
ном устройстве шел обратный процесс, заставляя вторую пластинку зву-
чать в унисон с первой. На следующий год телефон Белла демонстриро-
вался на национальной промышленной выставке в Филадельфии,
а в 80-е годы был пущен в массовое производство.

Одновременно с Беллом начал кипучую изобретательскую деятель-
ность Томас Алва Эдисон. Прослужив ряд лет телеграфистом и монтером
на телеграфных линиях, молодой изобретатель-самоучка в 1875 г. изго-
товил свою модель усовершенствованного многоканального телеграфа. Он
существенно улучшил конструкцию телефона, применив вместо магнита
спрессованный угольный порошок, электропроводность которого менялась
в зависимости от степени его сжатия. Звуковые волны создавали (через
специальную мембрану) быстро менявшееся давление на угольный поро-
шок, и вызываемые этим колебания тока передавались на приемное
устройство.

Работая над проблемой приема и передачи звуков, Эдисон изобрел
«говорящую машину» — фонограф, продемонстрированную им в 1877 г.
Для звукозаписи использовались вращающийся цилиндр, покрытый тон-
ким слоем олова, и соединенная с мембраной игла. Колебания мембраны

89 Temin P. Iron and Steel in Nineteenth-Century America: An Economic Inquiry.
Cambridge ( Mass .), 1964, p . 275

546

547

передавались игле, оставлявшей след на поверхности цилиндра. Чтобы
воспроизвести звук, достаточно было поставить иглу на поставленную бо-
розду и вращать цилиндр с исходного положения. Фонограф явился од-
ним из оригинальных изобретений прославленного американского инже-
нера, главным в деятельности которого было усовершенствование уже
существовавших технических устройств. В этом он не знал себе равных,
получив в течение жизни 1093 патента 90 .

Бурно развивавшийся в США капитализм диктовал увлечение техни-
кой и ее непрерывной рационализацией. Высокопроизводительные станки,
скоростные поезда и точные приборы стали сферой выгодного приложе-
ния капитала, а средства связи были поставлены непосредственно на
службу бизнесу. С их помощью значительно расширились возможности
управления капиталистическим производством. Эдисон наладил выпуск
специальных биржевых телеграфных аппаратов, а фирмы «Белл компани»
и «Вестерн Юнион» нашли широкое коммерческое применение телефону.
По сравнению с развитием техники естественные науки в США отста-
вали от уровня, достигнутого в наиболее развитых странах Европы. Су-
губо теоретические исследования пользовались меньшим спросом.
В астрономии, геологии, зоологии, ботанике преобладали методы наблю-
дения и классификации. Научная мысль концентрировалась в немногих
крупных городах северных, центральных и западных штатов. На Юге
рабовладельческая система сковывала ее развитие, что ослабляло научный
потенциал страны в целом. До создания в 1863 г. Национальной акаде-
мии наук исследовательская работа не получала сколько-нибудь широкой
и регулярной поддержки со стороны государства. Сказывались также
недостаток капиталовложений (в основном частные пожертвования), от-
сутствие широких контактов ученых между собой и с европейскими кол-
легами, несовершенство учебных программ, университетских курсов и т. д.
Вместе с тем в Соединенных Штатах было немало профессиональных ис-
следователей, внесших определенный (а порой весьма значительный)
вклад в развитие той или иной отрасли знания.

После окончания англо-американской войны 1812 г. в Соединенных
Штатах начали создаваться новые научные центры. Важнейшими из них
стали Филадельфийская академия естественных наук (1812), Колумбий-
ский институт поощрения искусств и наук (1816), Франклиновский ин-
ститут в Филадельфии (1824), Бостонское общество естественных наук
(1830) и др. Заметный шаг вперед сделала и университетская наука, от-
ходившая от традиционных схем обучения «по Ньютону» и «по Евклиду».
Усиливалась общественная потребность в знаниях не только утилитарного-
характера. По мере освоения новых земель на Западе, усовершенствова-
ния средств транспорта и связи становилась очевидной необходимость
углубленного познания животного и растительного мира, географии и
геологии страны. Это обогащало содержание науки, связывало ее с
жизнью общества. Большую роль в раскрытии ее значения для амери-
канской цивилизации сыграли Т. Джефферсон, Дж. и Дж. К. Адамсы.
Наибольшей поддержкой государственных и частных организаций
пользовались геологические и географические экспедиции. Начало им по-
ложил Т. Джефферсон, сам занимавшийся обследованием Виргинии. Экс-
педиции Д. Олмстеда в Северную Каролину, Э. Хичкока в Массачусетс,

90 Уилсон М. Указ. соч., с. 83.

Д. Оуэна к верховьям Миссисипи показали целесообразность подобных
методов выявления природных богатств Американского континента. Пер-
вой крупной научной экспедицией за пределы Северной Америки стало
организованное за государственный счет плавание шести кораблей под
руководством астронома Ч. Уилкса в 1838—1842 гг. Ее участники обсле-
довали южную оконечность Америки, Австралию и Новую Зеландию, по-
бывали на Фиджи и Таити, Гавайских островах, в Калифорнии. Было
собрано огромное количество материала по геологии, ботанике, зоологии,
географии, и ученым понадобилось несколько лет, чтобы описать и клас-
сифицировать его.

Американские естествоиспытатели изучали побережье Тихого океана,
Аляску и проявляли большой интерес к природе Дальнего Востока и
Сибири. Так, в 70-е годы в трех экспедициях к северо-восточным бере-
гам Сибири участвовал крупный натуралист из Массачусетса, хранитель
Национального музея США У. Г. Далл 91 .

Геологам принадлежало- первенство в деле координации всех отраслей
естествознания в США. С 1840 г. в стране начала действовать Ассоциа-
ция американских геологов, к которой примкнули зоологи и ботаники,
а через восемь лет она была преобразована в Американскую ассоциацию
для прогресса науки ( American Association for the Advancement of Science ),
куда вошли представители всех естественных наук. Целями ассоциации
являлись содействие научным исследованиям и контактам ученых между
собой, улучшение условий их труда, помощь при внедрении в практику
новых открытий. Это расплывчатое по структуре объединение представи-
телей разнообразных научных обществ носило чисто совещательный ха-
рактер и не могло направлять и координировать исследовательскую ра-
боту 92 .

Научным центром национального значения стал основанный в 1846 г.
в Вашингтоне Смитсоновский институт. Его первый руководитель (сек-
ретарь) Дж. Генри поставил во главу угла фундаментальные исследова-
ния . В число постоянных членов корпоративного руководства института
входили президент и вице-президент США, председатель Верховного суда,
государственный секретарь и главы других министерств и ведомств. Дея-
тельность института субсидировалась и контролировалась федеральным
правительством, дававшим заказы на те или иные научно-практические
разработки в области геологии, географии, метеорологии, химии, военно-
инженерного дела и т. д. Смитсоновский институт располагал крупней-
шей в США библиотекой и естественнонаучной коллекцией, заложившей
основу Национального музея.

Определенную научную работу проводило и Топографическое управ-
ление Соединенных Штатов. В 1843—1867 гг. им руководили такие вид-
ные ученые, как А. Бейч и Б. Пирс. Опираясь на финансовую поддерж-
ку правительства, управление проводило систематическое изучение
Гольфстрима и других подводных течений, рельефа морского дна, прили-
вов, погодных условий, земного магнетизма, определяло координаты не-
бесных тел и т. д.
91 Куропятник Г. П. Россия и США: экономические, культурные и дипломатические

связи, 1867—1881. М., 1981, с. 143.
9 2 Эволюция форм организации науки в развитых капиталистических странах. М .,

1972, с . 36.

93 Dupree A. H. Science in the Federal Government. A History of Policies and Activi-
ties to 1940. N . Y ., 1957, p . 81.

548

549

Различные отрасли науки о природе тесно переплетались между собой..
Натуралисты стремились познать окружающий мир во всем его много-
образии. Ведущим представителем этого широкого направления в наука
стал выходец из Швейцарии Жан Луи Рудольф Агассис, прошедший шко-
лу у знаменитого французского зоолога и палеонтолога Ж . Кювье. Сво ю
научную деятельность в Соединенных Штатах Агассис начал с чтения
курса лекций по естественной истории в Гарвардском университете
(с 1848 г.) и экспедиций в различные уголки страны. Одним из резуль-
татов его наблюдений было развитие теории эволюции поверхности Земли,
особенно доказательство того, что и на Североамериканском материке-
имел место ледниковый период. В фундаментальном труде по естествен-
ной истории США Агассис дал обзор происхождения ряда морских жи-
вотных. Придерживаясь ошибочной «теории катаклизмов» Кювье, он от-
стаивал тезис о неизменности видов, сменявших друг друга лишь вслед-
ствие различных геологических катастроф. Это привело Агассиса в лагерь
противников Ч. Дарвина 94 .

Известность получили также натуралисты Аса Грей и Джеймс Д. Дей-
н а. В 40—50-е годы Грей прославился сравнительными исследованиями
флоры Америки, Азии и Европы. Его выводы о закономерностях распро-
странения растений по земному шару проливали свет на далекое прошлое-
Земли и, в частности, свидетельствовали в пользу гипотезы о едином про-
исхождении Американского и Азиатского материков. После гражданской
войны, когда в США велись споры вокруг учения Дарвина, Грей высту-
пил в его защиту и показал справедливость многих положений эволю-
ционной теории.

Геолог и зоолог Дж. Д. Дейна был одним из участников экспедиции
Уилкса. Собранный им материал составил основу для глубоких обобщаю-
щих выводов относительно происхождения животного и растительного
мира, а также эволюции земной коры. В его работах все науки о природе
были слиты в одну. В начале 60-х годов Дейна сформулировал теорию
цефалогенеза, т. е. зависимости форм животных организмов от степени
развития их головного мозга и центральной нервной системы. Дейна не-
стал на сторону Дарвина; его учение он признал (и то с оговорками)
лишь в конце жизни (1895). И все же, по замечанию акад. В. И. Вер-
надского, сделанное Дейной обобщение было по своей сути эволюцион-
ным 95 .

В первой половине XIX в. усилился интерес и к астрономии. Крупным
теоретиком в этой области стал Н. Боудич, опубликовавший в «Мемуа-
рах» Американской академии искусств и наук ряд статей по математи-
ческим методам изучения движения планет. В 1814—1817 гг. он перевел
на английский язык и прокомментировал 4-томную «Небесную механику»
П. С. Лапласа. Через год после учреждения Гарвардской обсерватории
(1847) Дж. Бонд открыл 8-й спутник Сатурна Гиперион, а через два
года третье, или так называемое темное, кольцо Сатурна 96 .

Наряду с техническими изобретениями, прочно вошедшими в повсе-
дневную жизнь и быт людей, Соединенные Штаты явились родиной важ-
ного открытия и в области медицины. В 1846 г . скромный дантист

94 Lurie E. Louis Agassiz: A Life in Science. Chicago. 1960, p. 297—298.

•  Вернадский В. И. Размышления натуралиста: В 2-х т./Под ред. и с коммент.
Б. М. Кедрова и др. М., 1975, кн. 1, с. 74.

•  Стройк Д. Дж. Указ. соч., с. 410.

из Массачусетса Уильям Мортон успешно испытал действие эфирного
наркоза во время хирургической операции. Обезболивание с помощью па-
ров эфира произвело переворот в хирургии и во много раз повысило
эффективность операций, а Мортон получил от Парижской академии наук
почетный титул «благодетеля человечества» 97 . Подобно большинству аме-
риканских экспериментаторов и изобретателей-самоучек Мортон, не обла-
дая глубокими познаниями в химии и медицине, сделал свое открытие
благодаря настойчивому и целеустремленному поиску.

В ходе гражданской войны и Реконструкции Юга американская наука
стала общенациональной. Ее основные и лучшие силы сплотились вокруг
правительства А. Линкольна. Смитсоновский институт занимался разра-
боткой и испытанием военной техники и снаряжения, Топографическое
управление снабжало армию соответствующей информацией, медики со-
вершенствовали методы лечения раненых. Давно назревшая необходи-
мость создания единого научного центра была реализована в марте 1863 г.,
когда президент Линкольн подписал законопроект об учреждении Нацио-
нальной академии наук. На первых порах ее деятельность заключалась
в оказании квалифицированной научно-технической помощи федерально-
му правительству, но основной целью академии провозглашались иссле-
дования теоретического характера. По настоянию Дж. Генри, бывшего
советником Линкольна по вопросам науки, прием в Национальную ака-
демию рассматривался как высокая честь, а право стать ее членом полу-
чали «исключительно лица, отличившиеся оригинальными исследова-
ниями» 98 .

В послевоенные годы усилилось сближение научных обществ с выс-
шей школой, все больше ученых привлекалось к целевым исследованиям.
Национальная академия в большей степени, чем Смитсоновский инсти-
тут, содействовала подбору научных кадров для решения общенациональ-
ных задач.

От основания колоний до создания развитого капиталистического об-
щества наука и техника США проделали большой путь, отмеченный ря-
дом значительных достижений. Уже в середине XIX в. Соединенные Шта-
ты получили известность как страна всеускорявшегося технического про-
гресса. Ему благоприятствовали быстрый рост внутреннего рынка,
богатейшие природные ресурсы, относительная нехватка рабочей силы,
приток квалифицированных кадров из Европы и т. д.

Особенно заметны были успехи в развитии транспорта и связи. Рас-
пространение капитализма «вширь» стимулировало прокладку каналов,
строительство железных дорог и телеграфных линий. С помощью разветв-
ленной сети коммуникаций преодолевались огромные расстояния и созда-
валась единая капиталистическая система хозяйства.

Сама же наука играла при этом довольно ограниченную роль. Техни-
ческий прогресс носил в XIX в. в основном эмпирический характер и не
базировался, как правило, на применении в практике крупных научных
открытий. Для изобретательства и рационализации требовались главным
образом прикладные знания. Бурно развивавшийся капитализм оказывал-
ся не в состоянии обеспечить гармонического роста всех научных дис-
циплин, и эта особенность американской науки стала долговременной
тенденцией ее развития.

97 Там же , с . 290.

98 Bates R. S. Scientific Societies in the United States. N . У.; L ., 1945, p . 81.

Ваш комментарий о книге
Обратно в раздел история












 

  • Бу сервера
  • Сервер, низкие цены! Невостребованные остатки
  • продамсервер.рф




Наверх

sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.