Библиотека

Теология

Конфессии

Иностранные языки

Другие проекты







Комментарии (2)

История государства и права зарубежных стран

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Англия

§1. Революция XVII в. и изменения в государственном строе Англии

Особенности и основные этапы английской буржуазной революции XVII в. Буржуазное государство и право Англии возникло в ходе двух английских революций XVII в., получивших названия “Великий мятеж” и “Славная революция”. Идеологическую оболочку движения составили лозунги реформы господствующей церкви и восстановления “старинных обычаев и вольностей”, характерные для социальных движений средневековья. Вместе с тем в английской буржуазной революции впервые отчетливо проявились основные закономерности развития буржуазных революций нового времени, что позволило назвать ее прообразом Великой французской буржуазной революции.

Основные особенности английской буржуазной революции обусловлены своеобразной, но исторически закономерной для Англии расстановкой социально-политических сил. Английская буржуазия выступила против феодальной монархии, феодального дворянства и господствующей церкви не в союзе с народом, а в союзе с “новым дворянством”. Раскол английского дворянства и переход его большей, обуржуазившейся части в лагерь оппозиции позволили еще недостаточно окрепшей английской буржуазии одержать победу над абсолютизмом.

Этот союз придал английской революции незавершенный характер, обусловил ограниченность социально-экономических и политических завоеваний.

Сохранение крупного землевладения английских лендлордов, решение аграрного вопроса без наделения землей крестьянства — основной показатель незавершенности английской революции в экономической сфере. В политической области буржуазии пришлось разделить власть с новой земельной аристократией при определяющей роли последней. Влияние аристократии сказалось на образовании в Англии такой разновидности буржуазной, конституционной монархии, которая наряду с представительным органом сохранила феодальные учреждения, в том числе сильную королевскую власть, палату лордов, Тайный совет. Последовавшие в XVIII и XIX вв. аграрная и промышленная революции в конечном счете обеспечили господствующее положение капиталистическим производственным отношениям и лидерство промышленной буржуазии в осуществлении политической власти. На протяжении этого времени полуфеодальная, аристократическая политическая система Британии медленно и постепенно превращалась в буржуазно-демократическую.

Политические течения. В преддверии и в ходе революции определились два лагеря, представлявших противоположные политические и религиозные концепции, а также разные социальные интересы. Представители “старого”, феодального дворянства и англиканского духовенства были опорой абсолютизма и отстаивали сохранение прежних феодальных порядков и англиканской церкви. Лагерь оппозиции режиму объединял новое дворянство и буржуазию под общим названием “пуритане”. Противники абсолютизма в Англии выступали за буржуазные преобразования под знаменем “очищения” англиканской церкви, завершения реформации и создания новой церкви, не зависимой от королевской власти. Религиозная оболочка социально-политических требований буржуазии, многие из которых имели чисто светский характер, во многом объяснялась особой ролью англиканской церкви в защите основ абсолютизма и в подавлении оппозиции церковно-бюрократическим аппаратом.

Вместе с тем революционный лагерь не был единым ни в социальном, ни в религиозном отношении. В ходе революции в лагере пуритан окончательно определились три главных течения: просвитериан, индепендентов и левеллеров. Пресвитерианское течение, объединявшее крупную буржуазию и верхушку джентри, составляло правое крыло революции. Их максимальным требованием было ограничение королевского произвола и установление конституционной монархии с сильной властью короля. Религиозно-политическая программа просвитериан предусматривала очищение церкви от пережитков католицизма, ее реформу по шотландскому образцу и утверждение во главе церковно-административных округов пресвитеров из наиболее состоятельных граждан. Просвитериане захватили и удерживали власть в период 1640—1648 гг., который сопровождался вначале мирным, или “конституционным”, развитием революции, а затем переходом к гражданской войне.

Индепенденты, политическим лидером которых стал О. Кромвель, являлись в основном представителями среднего и мелкого дворянства, средних слоев городской буржуазии. Они добивались, как минимум, установления ограниченной, конституционной монархии. Их программа предусматривала также признание и провозглашение неотъемлемых прав и свобод подданных, прежде всего свободы совести (для протестантов) и свободы слова. Индепенденты выдвигали идею упразднения централизованной церкви и создания независимых от административного аппарата местных религиозных общин. Индепендентское течение было самым пестрым и неоднородным по составу. “Индепендентский”, радикальный, этап революции (1649—1660 гг.) связан с упразднением монархии и установлением Республики (1649—1653 гг.), переродившейся затем в военную диктатуру (1653—1659 гг.), которая привела, в свою очередь, к реставрации монархии.

В ходе революции из индепендентского течения выделились так называемые левеллеры, которые стали пользоваться наибольшей поддержкой среди ремесленников и крестьян. В своем манифесте “Народное соглашение” (1647) левеллеры выдвинули идеи народного суверенитета, всеобщего равенства, требовали провозглашения республики, установления всеобщего мужского избирательного права, возврата огороженных земель в руки общин, реформы сложной и громоздкой системы “общего права”. Идеи левеллеров заняли важное место в дальнейшей идейно-политической борьбе с феодальным строем. Вместе с тем, выступая за неприкосновенность частной собственности, левеллеры обошли основное требование крестьянства об упразднении копигольда и власти лендлордов.

Наиболее радикальную часть левеллеров составили диггеры, представлявшие беднейшее крестьянство и пролетарские элементы города и деревни. Они выступили с требованием уничтожения частной собственности на землю и предметы потребления. Социально-политические взгляды диггеров являлись разновидностью крестьянского утопического коммунизма.

Изменение формы государства. Английская революция развивалась в виде традиционного противостояния короля и парламента. Существенная часть государственно-правовой программы революции была подготовлена парламентской оппозицией еще в 20-х гг. XVII в., по мере обострения экономического и политического кризиса абсолютизма. В Петиции о праве 1628 г. был сформулирован ряд требований, облеченных в старую феодальную форму, но уже имевших новое, буржуазное содержание. Перечислив злоупотребления королевской администрации и ссылаясь на Великую хартию вольностей, парламент просил короля, чтобы: 1) никто впредь не принуждался платить налоги и сборы в королевскую казну “без общего согласия, данного актом парламента”; 2) ни один человек не заключался в тюрьму за отказ платить незаконные налоги; 3) армия не размещалась на постой в дома жителей; 4) никакие лица не наделялись особыми полномочиями, которые могут служить предлогом для предания подданных смерти “противно законам и вольностям страны”.

Таким образом, в документе был отражен главный политический вопрос революции — о правах короля в отношении жизни и имущества подданных. Кроме того, был поднят и важнейший социальный вопрос — о неприкосновенности частной собственности. Охрана собственности, как говорилось в Петиции, есть истинная цель закона и правосудия. Требования парламентской оппозиции привели к роспуску парламента и длительному беспарламентскому правлению Карла 1 (1629—1640 гг.). В этот период король для пополнения казны единолично вводил все новые поборы и штрафы, пресекая недовольство в стране с помощью чрезвычайных судов. Однако в условиях начавшейся войны с Шотландией король был вынужден вновь обратиться к парламенту.

В созванном в 1640 г. парламенте, получившем название Долгого (1640—1653), господствующее положение заняли просвитериане. В течение 1640—1641 гг. парламент добился от короля утверждения целого ряда важных Правовых актов. Прежде всего по инициативе палаты общин были осуждены главные советники Карла 1 — граф Страффорд, архиепископ Лод. Тем самым было утверждено право парламента на импичмент высших должностных лиц. Далее, согласно Трехгодичному акту 16 февраля 1641 г., парламент должен был созываться по крайней мере один раз каждые три года, а при несогласии короля сделать это он мог быть созван другими лицами (пэрами, шерифами) или собраться самостоятельно. Эти положения были дополнены законом, запрещавшим прерывать, отсрочивать заседания и распускать Долгий парламент иначе, как актом самого парламента. Тем самым исключалась возможность возвращения к беспарламентскому правлению. Наконец, в июле 1641 г. были приняты два акта, которые ограничили полномочия Тайного совета в области судопроизводства и предусмотрели уничтожение системы чрезвычайных трибуналов, прежде всего Звездной палаты и Высокой комиссии. Серия актов, принятых летом 1641 г., провозгласила неприкосновенность имущества подданных и лишала короля права произвольно налагать различные штрафы. Программным документом революции стала Великая Ремонстрация, принятая 1 декабря 1641 г. Она содержала, в частности, новое требование о том, чтобы король впредь назначал только тех должностных лиц, которым парламент имел основание доверять. Это означало, по сути, политическую ответственность должностных лиц перед парламентом и было воспринято королем как вторжение в его прерогативу, исполнительную власть. Король отказался утвердить Великую Ремонстрацию.

Акты парламента 1641 г. были направлены на ограничение абсолютной власти короля и означали переход к определенной разновидности конституционной монархии. Однако фактически эта форма буржуазного государства не успела утвердиться с началом гражданских войн между королем и парламентом (1642—1647 и 1648—1649 гг.).

Во время войны в стране установились две враждующие и независимые власти, которые контролировали различные территории Английского королевства и пользовались в них всей полнотой законодательных и административных полномочий. Основным направлением деятельности короля и парламента в этот период стала организация собственной армии. Парламент, соединивший в своих руках законодательную и исполнительную власть на контролируемой территории, издал ряд законов и ордонансов, предусматривающих реформу сложившейся военной системы. В 1642 г. парламент несколько раз утверждал так и не подписанный королем “Ордонанс о милиции”, согласно которому командующие народным ополчением назначались только с согласия парламента и несли всю полноту ответственности перед парламентом. Король в ответ издал Прокламацию, запрещавшую народному ополчению действовать по воле парламента без согласия короля. В так называемой “Протестации”, принятой летом 1642 г., парламент вновь потребовал утверждения королем “Ордонанса о милиции” и своих требований, выдвигаемых ранее относительно осуществления некоторых прерогатив исполнительной власти: о назначении всех высших должностных лиц с согласия парламента, о несменяемости судей “до тех пор, пока они не поведут себя ненадлежащим образом”, о расширении судебной компетенции парламента в области уголовного правосудия. Отказ короля принять все эти предложения привел к началу непосредственно военных действий. Уже в ходе гражданской войны парламентом был принят Ордонанс о новой модели 1645 г., который был направлен на образование вместо ополчения отдельных графств постоянной армии. Она должна была содержаться за счет государства. Рядовой состав комплектовался из свободных крестьян и ремесленников. Офицерские должности замещались вне зависимости от происхождения, по способностям. Эти меры привели к превращению парламентской армии в боеспособную силу, которая нанесла ряд решительных поражений армии короля.

В период первой гражданской войны Долгим парламентом был проведен и ряд других важных преобразований, которые свидетельствовали об углублении революции “под контролем” пресвитерианско-индепендентской верхушки. В 1643 г. был упразднен епископат и введено пресвитерианское устройство церкви. Земли епископов и роялистов были конфискованы в собственность государства и пущены в распродажу. В результате этих мер значительная часть земельной собственности перешла в руки буржуазии и джентри. Закрепить новый статус этих земель был призван Акт 1646 г. об отмене системы феодальных рыцарских держаний и превращении их в свободные держания “на общем праве”, т. е. фактически в частную собственность владельцев. Таким образом, было осуществлено одностороннее решение аграрного вопроса, выгодное только буржуазии и новому дворянству. Бывшие рыцарские держания были освобождены от условий феодального землевладения (вассальных обязанностей), однако копигольд как форма держания был сохранен. Крестьяне-копигольдеры не стали собственниками земли, а остались в поземельной зависимости от лендлордов. Кроме того, основная масса крестьян не могла приобрести землю, так как она поступала в распродажу по очень высоким ценам. Наконец, парламент подтвердил законность огораживаний крестьянских земель.

Окончание войны и пленение короля сопровождалось обострением борьбы в парламенте между просвитерианами и основной массой индепендентов. Открытое выступление просвитериан в поддержку короля привело ко второй гражданской войне. В декабре 1648 г., учитывая “левеллерские” настроения основной части армии, индепендентское руководство провело чистку парламента от активных просвитериан. Политическая власть перешла в руки индепендентов. 4 января 1649 г. палата общин объявила себя носителем верховной власти в Англии, постановления которой имеют силу закона без согласия короля и палаты лордов. После суда над королем и его казни в конце марта 1649 г. королевское звание и верхняя палата были упразднены. Конституционное закрепление республиканской формы правления было завершено актом 19 мая 1649 г. В нем провозглашалось образование республики, верховной властью в государстве объявлялись “Представители Народа в Парламенте”. Высшим органом исполнительной власти стал Государственный совет, который нес ответственность перед парламентом. Однако фактическое руководство им осуществлял военный совет во главе с Кромвелем.

Установление республики — наиболее демократической в существующих условиях формы правления — стало вершиной революции. Однако после учреждения республики социальная борьба не ослабела, а, наоборот, приняла более острые формы. Новые конфискации земель роялистов, распродажа королевских земель (акт 1649 г.) и захватническая война в Ирландии в начале 1650-х гг. превратили значительную часть индепендентов в крупных земельных собственников, стремившихся к прекращению революции. Напротив, для левеллеров провозглашение республики было лишь начальным этапом борьбы за углубление преобразований В армии, состоящей в основном из среднего крестьянства и ремесленников, влияние левеллеров продолжало усиливаться В этих условиях лидеры индепендентов, опираясь на армейскую верхушку, прибегли к установлению режима диктатуры, которая была прикрыта провозглашением “протектората”.

В конце 1653 г. Совет офицеров подготовил проект акта о новой форме правления, названного Орудие управления. Согласно ст. 1 акта, высшая законодательная власть в Англии, Шотландии и Ирландии сосредоточивалось в лице лорда-протектора и народа, представленного в парламенте. Чтобы в однопалатный парламент попали только представители буржуазии и джентри, акт предусматривал высокий имущественный ценз для избирателей (200 ф. ст.). Кроме того, избирательных прав лишались католики и лица, участвовавшие в войне на стороне короля.

Исполнительная власть в государстве вверялась лорду-протектору и Государственному совету, число членов которого могло колебаться от 13 до 21. Лорд-протектор наделялся широкими полномочиями. Он осуществлял командование вооруженными силами, с согласия большинства совета мог объявлять войну и заключать мир, назначать новых членов высшего исполнительного органа и офицеров, поставленных во главе административных округов. Главной опорой протектора оставалась армия. Для ее содержания и покрытия других издержек правительства вводился ежегодный налог, который не мог быть отменен или уменьшен парламентом без согласия лорда-протектора. Таким образом, финансовые прерогативы лорда-протектора практически стали бесконтрольными, как у абсолютного монарха.

§ 2. Утверждение конституционной монархии и ее эволюция в XVIII и XIX вв.

Реставрация монархии. Основные конституционные акты. Личная власть представителя индепендентов по своей сути и форме не могла обеспечить долговременные интересы буржуазно-дворянской верхушки, значительно укрепившей свои позиции в ходе революции. Поскольку главным противником буржуазии и джентри стала теперь не королевская власть, а движение низов, смерть Кромвеля ускорила соглашение этих слоев с феодальной аристократией в целях возвращения к “законной власти”. Это нашло свое выражение в реставрации в 1660 г монархии Стюартов. По замыслу правящей группировки джентри и буржуазии, эта монархия должна была быть конституционной и гарантировать незыблемость главных завоеваний революции. Действительно, в так называемой Бредской декларации 1660 г. новый король Карл II обещал, что вопросы о содержании армии, о землях роялистов, о прощении участников революции и о вероисповедании будут поставлены на разрешение парламента Однако новая расстановка политических сил в стране способствовала усилению феодальной реакции. Участники революции преследовались, организации просвитериан и индепендентов были ликвидированы. В то же время восстанавливались англиканская церковь, Тайный совет и другие дореволюционные органы государства (за исключением наиболее ненавистных Звездной палаты и Высокой комиссии), а также старый порядок их формирования.

Стремление Карла II и его преемника Якова II восстановить абсолютизм, а также симпатии монархов к католицизму вызвали широкое недовольство в стране. Реставрация лишь ускорила распад традиционных форм, восстановление которых было заведомо обречено на неудачу.

Парламент, как и раньше, стал ареной политического противоборства сторонников короля и оппозиции. В это время в парламенте складываются две политические группировки. Представители придворной аристократии и часть джентри, ориентирующаяся на Стюартов, а также духовенство составили партию “тори”. Оппозиция — купцы, финансовая буржуазия и верхушка джентри, обогатившаяся в ходе революции, которых поддерживала промышленная буржуазия, — образовала партию “вигов”. Обе группировки были еще не оформлены в организационном отношении; и виги, и тори в последующем прошли через целый ряд партийных размежеваний и переходов части их членов из одной группировки в другую. Тем не менее их политические взаимоотношения наложили значительный отпечаток на дальнейшее развитие страны.

Определенным успехом оппозиции в борьбе с проявлениями королевского произвола стало принятие Акта о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями (Habeas Corpus Amendment Act) 1679 г. Закон был призван ограничить возможности тайной расправы короля со сторонниками оппозиции, но приобрел более общее значение. Он упростил и упорядочил процедуру получения судебного приказа о предварительной доставке арестованного лица в суд для решения вопроса о пребывании под стражей. Любой подданный, задержанный за “уголовное или считаемое уголовным” деяние (исключая государственную измену и тяжкое уголовное преступление), имел право лично или через представителей обратиться в суд с письменной просьбой выдать приказ “habeas corpus”, адресованный должностному лицу (шерифу, тюремщику), в ведении которого находился арестованный. Получив приказ “habeas corpus”, шериф или тюремщик были обязаны в установленный законом срок доставить заключенного в суд с указанием истинных причин ареста. После рассмотрения копии предписания об аресте и выяснения мотивов задержания судье предписывалось освободить арестованного под денежный залог и поручительство с обязанностью явиться в суд в ближайшую сессию для рассмотрения дела по существу. Исключение составляли случаи, когда лицо было арестовано в законном порядке за деяния, при которых по закону оно не могло быть взято на поруки. Кроме того, если лицо было арестовано за государственную измену или тяжкое уголовное преступление, “habeas corpus” не выдавался. В этом случае действовала особая процедура подачи петиции о разборе дела и освобождении на поруки.

Лицо, освобожденное по приказу “habeas corpus”, нельзя было вновь заключить в тюрьму и арестовать до суда за то же преступление. Запрещалось также переводить задержанного из одной тюрьмы в другую и содержать без суда и следствия в тюрьмах заморских владений Англии.

Закон предусматривал ответственность должностных лиц, судей за неисполнение его предписаний: высокие штрафы в пользу заключенного и освобождение от должности.

Акт 1679 г. наряду с Великой хартией приобрел значение одного из основных конституционных документов Англии, содержащих ряд принципов справедливого и демократического правосудия: презумпции невиновности, соблюдения законности при задержании, быстрого и оперативного суда, совершаемого с “надлежащей судебной процедурой” и по месту совершения проступка. В то же время можно отметить и историческую ограниченность этого закона. Во-первых, ущемлялись права лиц, обвиненных в тяжких уголовных преступлениях или соучастии в них. Во-вторых, для освобождения на поруки до суда требовался денежный залог, сумма которого могла быть очень значительной. В-третьих, действие закона могло быть приостановлено парламентом, что впоследствии неоднократно происходило на практике.

Политика Стюартов, которая грозила обратным перераспределением церковных земель, захваченных буржуазией и джентри, привела к кратковременному объединению вигов и тори. Произошел дворцовый переворот 1688 г. с целью замены Якова II более “удобным” монархом. Этот переворот получил название “Славная революция”. Она, по существу, завершила оформление компромисса между фактически господствующей в важных сферах жизни общества буржуазией и официально правящей земельной аристократией. Политическая власть в центре и на местах оставалась в основном в руках знатных землевладельцев в обмен на гарантии соблюдения интересов финансовой верхушки буржуазии. Указанный компромисс заложил основы прочного консенсуса между ведущими политическими силами по основополагающим вопросам социально-политического развития страны, который стал важнейшей чертой английской политической культуры в XIX и XX вв. Отныне разногласия между этими силами не должны были носить “принципиального” характера, способного нарушить такое соглашение и политическую стабильность в английском обществе.

Важнейшим политическим результатом такого компромисса стало утверждение в Англии конституционной монархии, получившей закрепление в двух актах парламента: Билле о правах 1689 г. и Акте об устроении 1701 г.

Билль о правах определил положение парламента в системе государственных органов. Утверждая верховенство парламента в области законодательной власти и финансовой политики, Билль провозгласил незаконным: 1) приостановление действия законов или их исполнения без согласия парламента; 2) взимание налогов и сборов в пользу короны без согласия парламента. Кроме того, содержать постоянную армию в мирное время дозволялось только с его санкции. Билль устанавливал свободу слова и прений в парламенте, свободу выборов в парламент, право обращения подданных с петицией к королю. Он содержал специальное указание, что парламент должен созываться достаточно часто. Впоследствии это положение было уточнено, и срок полномочий парламента был определен сначала в 3 года, а затем — 7 лет.

Акт об устроении, именуемый также Законом о престолонаследии, устанавливал порядок престолонаследия и содержал дальнейшие уточнения прерогатив законодательной и исполнительной власти. Лица, вступившие на английский трон, обязаны были присоединиться к англиканской церкви. Дальнейшее ограничение королевской прерогативы выразилось в том, что судьи, назначаемые короной, могли оставаться на своих постах, “пока ведут себя хорошо”, и отстранялись от должности только по представлению обеих палат парламента. Чтобы уменьшить влияние короны на деятельность палаты, запрещалось совмещение членства в палате общин с занятием должности королевского министра (это положение было вскоре отменено). Акт предусмотрел правило, согласно которому все акты исполнительной власти, помимо подписи короля, нуждались в подписи соответствующих королевских министров (контрасигнатура), по совету и с согласия которых они приняты. Важным установлением было лишение короля права помилования своих министров, осужденных парламентом в порядке импичмента.

Таким образом, на рубеже XVII—XVIII вв. в Англии получили оформление важнейшие институты буржуазного государственного права: верховенство парламента в области законодательной власти, признание за парламентом исключительного права вотировать бюджет и определять военный контингент, а также принцип несменяемости судей. Вместе с тем законодательство XVII—XVIII вв. не решило окончательно вопрос о взаимоотношениях властей. Дуализм власти продолжал сохраняться: не случайно государственный строй Англии XVII—XVIII вв. обычно определяется как дуалистическая монархия. Королевская прерогатива не была по-прежнему законодательно определена. Король сохранял право абсолютного вето в отношении законопроектов, прошедших через парламент, безраздельное право на формирование своего правительства и осуществление с его помощью своей политики. Представление о триедином парламенте (король и две палаты) оставалось теоретически неизменным. Никакой ответственности перед парламентом король не нес, как не несли политической ответственности ни Правительство Его Величества, ни так называемый кабинет, который выделился из Тайного совета в составе коллегии из 5—7 наиболее важных министров-советников короля.

Усиление промышленной буржуазии в результате промышленного переворота середины XVIII — начала XIX в. обусловило ее стремление доминировать в политическом союзе с джентри и финансовой аристократией, следствием чего была дальнейшая модернизация политической системы английского общества. Такая модернизация, однако, осуществлялась медленно и постепенно, путем новых компромиссов, и сопровождалась эволюцией конституционной монархии от дуалистической к парламентарной, формированием системы парламентаризма.

Развитие конституционной монархии. Становление “ответственного правительства”. Главными направлениями эволюции британской монархии в течение XVIII в., заложившими основы британской модели парламентаризма, были дальнейшее ограничение королевской власти и утверждение новых принципов взаимоотношений исполнительной и законодательной власти — становление “ответственного правительства”. Важнейшей особенностью этих изменений стало то, что они не были, как правило, оформлены какими-либо новыми конституционными актами, а сложились в процессе политической практики как результат соперничества двух партий за право формировать “правительство его величества”. Английская конституция приобрела благодаря этому уникальную форму и не менее уникальное содержание, ибо помимо таких источников, как акты парламента и судебные прецеденты, не менее, а порой и более важное значение приобрели выходящие за рамки права и не подлежащие судебной защите конституционные обычаи (соглашения), именуемые иначе “конвенциональными нормами”.

Монарх продолжал оставаться главой государства, но постепенно превращался фактически лишь в номинального главу исполнительной власти. Первые прецеденты, способствующие этому, возникли уже в первые десятилетия XVIII в., особенно при королях Ганноверской династии (с 1714 г.). Право короля отвергать законы, принятые парламентом (абсолютное вето), перестало применяться с 1707 г. Король Георг 1 (1714—1727), не знавший английского языка, перестал являться на заседания кабинета, что повлекло за собой важные политические последствия. Прежде всего такое “отчуждение” короля от кабинета способствовало сосредоточению функций по руководству кабинетом в руках его премьер-министра Кабинет стал действовать от имени “Его Величества”, но практически самостоятельно. Положение монарха в дальнейшем было определено максимой, гласившей, что “король царствует, но не управляет”. Правда, влияние монарха на политику кабинета нередко бывало очень значительным, а фактически утраченные королем прерогативы юридически до сих пор остаются в его распоряжении, и отдельные короли пытались их использовать не только в XVIII, но и в XIX в. И все же это стало исключением, а не практикой, “резервом” на случай чрезвычайной ситуации.

Параллельно с концентрацией названных прерогатив монарха в руках кабинета решался вопрос об ответственности исполнительной власти перед парламентом. Теперь эта ответственность могла быть перенесена с короля на его министров. Первым шагом к возникновению новой системы взаимоотношений кабинета и парламента были акты 1705— 1707 гг. о должностях, которые, отменив соответствующие положения Акта 1701 г., открыли министрам возможность избираться в нижнюю палату парламента и тем самым представлять в ней кабинет. В 1708—1715 гг. стал утверждаться принцип формирования кабинета на однопартийной (тори или виги), а не на смешанной основе. Все более типичной становилась ситуация, когда кабинет не мог долгое время находиться у власти, не имея поддержки (доверия) большинства в палате общин, и победившая на выборах партия, имеющая такое большинство, формировала кабинет, а другая образовывала в парламенте организованную оппозицию и так называемый “теневой кабинет”. В конце XVIII в. начинают устанавливаться еще два важных правила. В случае утраты кабинетом доверия парламента он либо уходил в отставку в полном составе (солидарная ответственность), либо мог распустить палату общин и назначить новые выборы

Первый случай коллективной отставки кабинета имел место в 1782 г. из-за проигрыша Британией войны с американскими колониями, а первый роспуск нижней палаты кабинетом — в 1784 г. Так возникла система взаимных сдержек палаты общин и кабинета, в условиях которой кабинет должен был оценивать политическую ситуацию как в парламенте, так и в стране в целом и в случае правительственного кризиса принимать одно из двух решений.

Таким образом, в течение XVIII в. в принципе сформировались такие черты будущей системы британского парламентаризма, как “партийное правление” и регулярная смена кабинета в зависимости от одобрения его политики в палате общин. Однако многие из этих черт еще не приобрели законченного выражения, а роль королевской власти и аристократической палаты лордов оставалась весьма значительной. Дальнейшее развитие парламентаризма было невозможно, пока сама система формирования нижней палаты парламента имела феодальный характер и обеспечивала джентри командные посты в руководстве обществом. Унаследованная от эпохи феодализма и восстановленная в период реставрации монархии система представительства в парламенте позволяла многочисленным “гнилым местечкам” с незначительным числом жителей посылать в палату общин депутатов, фактически назначавшихся местным лендлордом. В то же время крупные города, выросшие в период промышленного переворота, вообще не имели своего представительства. Активным избирательным правом со времен сословно-представительной монархии обладали в графствах только фригольдеры с 40 шиллингами годового дохода. Что же касается права быть избранным, то здесь имущественный ценз был неимоверно высоким. По Акту 1710 г. пассивным избирательным правом наделялись лица, которые имели от земельной (недвижимой) собственности доход в размере 600 ф. ст. в год в графствах и 300 ф. ст. в городах. Изменить такую избирательную систему были призваны избирательные реформы XIX в.

Избирательные реформы и дальнейшая эволюция формы государства. Согласно Акту о реформе 1832 г., принятому по инициативе вигов, более 50 “гнилых местечек” с населением менее 2 тыс. жителей были лишены представительства в парламенте. Тридцати небольшим городам с населением менее 4 тыс. жителей разрешалось посылать одного депутата вместо двух, а некоторым городам — двух депутатов вместо четырех. В итоге высвободились 143 депутатских места, распределенные между новыми городскими и сельскими округами. Были введены новые цензы для избирателей. В графствах активным избирательным правом наделялись все категории владельцев земли с годовым доходом не менее 10 ф ст, а арендаторы — с годовой рентой не менее 50 ф ст В городах такое право получили все мужчины, владеющие на праве собственности или аренды недвижимым имуществом с годовым доходом в 10 ф. ст. Другими условиями участия в выборах были уплата налога для бедных и проживание не менее 6 месяцев в данном избирательном округе

Реформа 1832 г. имела далеко идущие последствия, так как покончила со средневековой системой формирования высшего представительного органа — палаты общин. Важнейшим политическим итогом реформы стало также получение вигами стабильного большинства в парламенте. В компромисс с аристократией была вовлечена новая фракция — магнаты промышленной буржуазии, и с этого времени история английского законодательства представляет собой серию уступок промышленной буржуазии. Вместе с тем реформа 1832 г. послужила лишь первым шагом в осуществлении ее программы. Хотя избирательный корпус увеличился почти вдвое, правом голоса после реформы пользовалось менее 5% всего населения. Борьба за более демократическую реформу избирательной системы стала одной из важнейших черт политического развития Великобритании в 30—60-х гг. XIX в.

Реформа 1867 г. наряду с очередным перераспределением депутатских мест предусмотрела дальнейшее расширение избирательного корпуса, необходимое в новых условиях двухпартийного соперничества. Избирательное право в городах было распространено не только на собственников, но и на нанимателей (арендаторов) квартир, если стоимость найма составляла не менее 10 ф. ст. в год. Это увеличило количество избирателей в городах более чем в два раза.

В период избирательных реформ 30—60-х гг. XIX в произошла организационная перестройка двух главных партий. Виги окончательно стали партией промышленной буржуазии, отстаивавшей принципы либерализма. Тори выражали интересы преимущественно землевладельческой аристократии и финансовой верхушки. Партии стали теперь называться “либеральная” и “консервативная”. В связи с введением порядка регистрации избирателей возникли партийные организации вне парламента “для содействия регистрации”. Была централизована предвыборная деятельность партий, упорядочена процедура выдвижения кандидатов, усилена партийная дисциплина голосования в парламенте. В 1867—1868 гг был основан Национальный союз консерваторов, а в 1877 г. возникла Национальная федерация либералов Поскольку организация выборов окончательно перешла от правительства к партиям, принцип партийного правления получил свое окончательное оформление, так как выборы вели к смене кабинета.

Развитие парламентарной монархии сопровождалось перестройкой аппарата управления в центре и на местах. Прежние коронные должности были преобразованы в министерские, хотя и сохранили старые названия. Так, премьер-министр официально именовался первым лордом казначейства и руководил кабинетом и министерством финансов. Лорд-канцлер возглавлял судебную систему и председательствовал в палате лордов. В конце XVIII в. в Великобритании оформились три главных министерства: внутренних дел, иностранных дел и военное.

Реформы местного управления и суда. До 1835 г. в городах Англии сохранялась старая система местного управления, оформившаяся в средние века. В интересах промышленной буржуазии сразу же после первой избирательной реформы была проведена и реформа городского самоуправления. По закону 1835 г. управление городом переходило к выборным городским советам. В выборах могли участвовать все налогоплательщики — домохозяева и наниматели квартир обоего пола. Городской совет избирал на один год мэра города. Муниципальная реформа, однако, не затронула вопросы управления графствами, что означало очередной компромисс с земельной аристократией, которая сохранила управление в сельской местности в своих руках.

В XVIII—XIX вв. наряду с эволюцией формы правления и политического режима произошли изменения в государственном устройстве страны. После оформления так называемых уний с Шотландией (1707) и Ирландией (1801) английский парламент распространил свою власть на всю территорию Британских островов Указанные регионы получили определенное количество мест для своих депутатов в британском парламенте. Кроме того, Шотландия сохранила собственную правовую и судебную системы, а также пресвитерианскую церковь. С 1801 г. новое государственное образование получило название Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии.

Реформа местного управления, проведенная в Англии в 1835 г., изменила управление только в городах, не затронув графств. Эту задачу выполнила реформа 1888 г., заложив основы той системы местного управления, которая сохранялась в Англии в течение последующего столетия. Были созданы однотипные представительные органы — советы — для городов и графств. При этом вся прежняя система графств была пересмотрена, а наиболее крупные города выделялись в самостоятельные графства. Советам графств были переданы административные полномочия мировых судей. Управление на уровне приходов реформа не изменила, но в 1894 г. был издан закон, который лишал церковно-приходские советы права рассматривать нецерковные дела. Для их решения в приходах создавались приходские собрания, которые могли избирать в крупных населенных пунктах приходские советы. Созданная система органов самоуправления отличалась значительной самостоятельностью и отсутствием “административной опеки” со стороны центральной власти, что стало характерной чертой английской модели местного управления, отличающей ее от континентальной (французской).

В конце XIX в. была проведена важная реформа судебной системы. Серией актов 1873—1876 гг. и 1880 г. о Верховном суде и апелляционной юрисдикции было упразднено сложившееся в феодальную эпоху разделение высших судов Англии на суды “общего права” и суды “справедливости”. Новая структура высших судов предусматривала использование процессуальных норм и той, и другой из английских “ветвей” прецедентного права. Созданный вместо прежних центральных судов Верховный суд состоял из двух подразделений: Высокого суда, который в свою очередь подразделялся на отделения (канцелярское, королевской скамьи и др.), и Апелляционного суда по гражданским делам. Одновременно продолжали существовать суды ассизов, формируемые из судей Высокого суда, а также низшие суды — четвертных сессий, мировые суды и суды графств, учрежденные в середине XIX в. для рассмотрения только гражданских дел. Особое место занимал Центральный уголовный суд в Лондоне (“Олд Бейли”), который был судом ассизов для Большого Лондона. В составе этого суда числились лорд-канцлер и мэр Лондонского Сити.

Модернизация политической системы Великобритании в XIX в. завершилась, таким образом, установлением доминирующего положения парламента во взаимоотношениях с правительством и превращения парламента в орган, определяющий текущую политику государства (вторая треть XIX — конец XIX в.). Система ответственного правительства стала основой “вестминстерской модели”, послужившей образцом для государственного строя многих стран мира.

§ 3. Британская колониальная империя

Управление колониями. Крупнейшей колониальной империей к середине XIX в. стала британская, включавшая колониальные владения во всех частях света (Ирландию, Гибралтар и Мальту в Европе; Индию, Цейлон, Южную Америку и т. д.).

Великобритания создала довольно гибкую систему управления, позволившую действовать по принципу “разделяй и властвуй” и во многих случаях поддерживать колониальный режим без громоздкого аппарата, опираясь на местную верхушку (система косвенного управления).

Высшая законодательная власть в Британской империи принадлежала британскому парламенту, а также правительству, которое могло издавать нормативные акты для колоний путем “приказов короля в Совете”. Система центрального управления колониями до середины XIX в. не была упорядоченной. Специальная должность государственного секретаря по делам колоний появилась в 1768 г., но лишь в 1854 г. было создано министерство колоний. Высшей апелляционной инстанцией для судов колоний являлся Судебный комитет Тайного совета Великобритании.

Начиная с XVIII в. сложилось общее деление всех колоний на “завоеванные” и “переселенческие”, применительно к которым постепенно выработались два типа британского колониального управления. “Завоеванные” колонии, как правило с “цветным” населением, не обладали политической автономией и управлялись от имени короны через органы метрополии британским правительством. Законодательные и исполнительные функции в таких колониях сосредоточивались непосредственно в руках высшего правительственного чиновника — губернатора (генерал-губернатора). Создаваемые представительные органы в этих колониях реально представляли лишь незначительную прослойку местных жителей, но и в этом случае они играли роль совещательного органа при губернаторах. Как правило, в “завоеванных” колониях устанавливался режим национальной, расовой дискриминации. Об этом свидетельствует, в частности, пример Индии — “завоеванной” колонии, занимавшей особое место в колониальной политике метрополии.

Захват и подчинение Индии осуществлялись с XVII в. Ост-Индской торговой компанией, получившей от британской короны многочисленные привилегии. Торговый аппарат компании фактически превратился в аппарат управления захваченными индийскими территориями (Бенгалией, Бомбеем, Мадрасом). В течение всего XVIII в. компания осуществляла неприкрытый грабеж местного населения, который привел к катастрофическим последствиям и вынудил английский парламент вмешаться в деятельность Ост-Индской компании. В 1773 г. был издан первый парламентский акт об управлении Индией. По этому акту все дела компании отныне переходили в ведение Совета директоров, часть из которых должна была периодически сменяться. Губернатор Бенгалии получал должность генерал-губернатора всех английских владений в Индии. Кроме того, актом 1773 г. было предусмотрено создание в Индии Высшего суда, формально отделенного от исполнительной власти в колонии. По акту 1784 г. деятельность компании была подчинена специальному контрольному совету во главе с председателем, который впоследствии стал министром по делам Индии. Тем не менее до конца 50-х — начала 60-х гг. XIX в. в Индии сохранялась двойная система управления и судопроизводства — через органы британской короны и Ост-Индской компании.

Новый этап в развитии британского управления Индией наступил в 1858 г., после восстания индийских солдат, находившихся на британской службе (сипаев). Индия была передана в непосредственное подчинение английской короне и провозглашена империей. Английская королева стала императрицей Индии, а центральный аппарат управления возглавил государственный секретарь по делам Индии, пост которого учреждался в составе британского правительства. При госсекретаре был создан Совет по делам Индии, имевший совещательные функции. В самой Индии вся полнота власти сосредоточивалась в руках генерал-губернатора, получившего титул вице-короля и осуществлявшего свои полномочия совместно с Исполнительным советом. В своем широком составе, включая назначенных генерал-губернатором лиц, этот орган именовался Законодательным советом и мог исполнять законодательные функции. Отдельные провинции Индии управлялись губернаторами и имели свои законодательные советы, а целый ряд индийских княжеств формально выступал в роли суверенных государств.

В конце XIX — начале XX в. в результате подъема освободительного движения британский парламент принял ряд законов об индийских советах (1861, 1892 гг. и др.), которые, однако, лишь несколько расширили представительство коренных жителей в совещательных органах при колониальной администрации.

Другой тип управления сложился в колониях, где большинство или значительную часть населения составляли белые переселенцы из Британии и других европейских стран (североамериканские колонии, Австралия, Новая Зеландия, Капская земля). Долгое время эти территории по форме управления мало чем отличались от любых других колоний, однако постепенно приобрели политическую автономию.

Создание представительных органов самоуправления началось в переселенческих колониях в середине XVIII в. Однако колониальные парламенты не имели реальной политической власти, ибо высшая законодательная, исполнительная и судебная власть оставалась в руках британских генерал-губернаторов. В середине XIX в. в ряде провинций на территории Канады был учрежден институт “ответственного правительства”. В результате вотума недоверия, вынесенного местной ассамблеей, назначаемый Совет при губернаторе, игравший роль колониального правительства, мог быть распущен. Важнейшие уступки переселенческим колониям были сделаны во второй половине XIX — начале XX в., когда они одна за другой добились дальнейшего расширения самоуправления и получили в результате особый статус доминионов. В 1865 г. был принят Акт о действительности колониальных законов, по которому акты колониальных законодательных органов признавались недействительными в двух случаях: а) если они в каком-либо отношении противоречили актам британского парламента, распространенным на эту колонию; б) если они противоречили каким-либо приказам и положениям, изданным на основании такого акта или имеющим в колонии силу такого рода акта. В то же время законы колониальных легислатур не могли признаваться недействительными, если они не соответствовали нормам английского “общего права”. Законодательные органы колоний получили право учреждать суды и издавать акты, регламентирующие их деятельность.

В 1867 году британский парламент принял Акт о Британской Северной Америке — конституцию Канады, послужившую образцом для последующих конституций британских доминионов. Этот акт оформил объединение ряда провинций и территорий (Квебек, Онтарио, Новая Шотландия и Нью-Брансуик) в единый федеральный доминион под названием “Канада”.

Акт о Британской Северной Америке воплотил в себе основные черты британской конституционной практики в сочетании с опытом построения федерации в США. По форме правления Канада являлась своеобразной монархией, поскольку главой государства провозглашался британский монарх, представленный в самом доминионе генерал-губернатором. Законодательная власть вручалась федеральному парламенту Канады, состоящему из двух палат: сената, назначаемого генерал-губернатором, и избираемой палаты общин. Парламент имел право издавать новые законы по всем важнейшим вопросам жизни федерации, а также принимать поправки к конституции, касающиеся деятельности федерального правительства. Другие поправки к конституции могли осуществляться только британским парламентом по требованию парламента Канады.

Исполнительная власть в канадской федерации принадлежала представителю британской короны — генерал-губернатору, наделенному очень широкими правами, в том числе правом назначения и роспуска в любое время палаты общин, отмены любого закона, принятого парламентом отдельной провинции. Кроме того, генерал-губернатор мог не утвердить законопроект, принятый федеральным парламентом, и представить его на усмотрение британской короне. Однако такое соотношение законодательной и исполнительной власти вскоре перестало соответствовать политической практике развития доминиона. Как и в самой Великобритании, неписаные конституционные обычаи значительно изменили реальное распределение прерогатив основных государственных органов. Уже с конца XIX в. генерал-губернатор мог осуществлять свои полномочия лишь после консультаций со своим правительственным Советом; внутри Совета выделился кабинет министров, возглавляемый и формируемый премьер-министром при условии доверия со стороны палаты общин (“ответственное правительство”).

В провинциях Канады — субъектах федерации — создавались провинциальные законодательные органы с весьма широкой компетенцией.

В 1901 году подобным же образом был создан Австралийский Союз — федеративное государство, объединившее несколько самоуправляющихся колоний на территории Австралии. Двухпалатный федеральный парламент состоял из сената и палаты представителей, избираемых населением каждого штата. При этом избирательных прав лишались австралийские аборигены и лица афро-азиатского происхождения. В 1907 и 1909 гг. доминионами стали соответственно Новая Зеландия и Южноафриканский Союз.

После образования доминионов их внешняя политика и “вопросы обороны” оставались в компетенции британского правительства. Начиная с конца XIX в. одной из форм взаимоотношений с доминионами стали так называемые колониальные (имперские) конференции, проводившиеся под эгидой министерства колоний. На конференции 1907 г. по требованию представителей доминионов были выработаны новые организационные формы их проведения. Имперские конференции отныне должны были проводиться под председательством премьер-министра Великобритании с участием премьер-министров доминионов.

В конце XIX — начале XX в. одновременно с захватом огромных территорий а Африке (Нигерия, Гана, Кения, Сомали и др.) усилилась английская экспансия в Азии и на арабском Востоке. Существовавшие здесь суверенные государства были фактически превращены в полуколонии-протектораты (Афганистан, Кувейт, Иран и др.), их суверенитет был ограничен навязанными Англией договорами и присутствием британских войск.

Колониальное право в британских владениях складывалось из актов британского парламента (“статутное право”), “общего права”, “права справедливости”, а также постановлений и распоряжений министерства колоний и нормативных актов, принятых в самой колонии. Широкое внедрение норм английского права в колонии началось со второй половины XIX в., когда колонии стали торговыми “партнерами” метрополии и потребовалось обеспечить устойчивость товарообмена, безопасность личности и собственности британских подданных.

Переплетаясь с традиционными институтами местного права завоеванных стран, отражая как собственные, так и навязанные извне общественные отношения, колониальное право было сложным и противоречивым явлением. В Индии, например, правотворческая практика британских судов и колониальное законодательство создали крайне усложненные системы англо-индусского и англо-мусульманского права, которые распространялись на местных жителей. Эти системы отличались электическим смешением норм английского, традиционного, религиозного права и судебных толкований. В колониальном праве Африки также искусственно совмещались мало согласующиеся между собой нормы европейского права, местного обычного права и колониальных законов, копирующих колониальные кодексы Индии. В отношении английских поселенцев в любых частях света действовало английское право. При этом в переселенческих колониях применялось в первую очередь “общее право”, а английское законодательство могло не применяться, если об этом не содержалось специального указания в акте британского парламента.

Комментарии (2)
Обратно в раздел Право и Юриспруденция
См. также
Лейст О. История политических и правовых учений
библиотека литературоведения Гумер - История английской литературы. Том II. Выпуск первый
Революции: политическая, экономическая, индустриальная теоретические обоснования образования для Нового Порядка библиотека психологии и педагогики
Буйчик А. История социума и демократии. Англия Голландия Гроций Гоббс Спиноза Локк Возрождение - Электронная Библиотека политологии
Экономическая история капиталистических стран ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В АНГЛИИ










 

  • Справка 086
  • Получите медицинскую справку у нас. Официальное оформление. Заходите
  • справка086у.рф




Наверх

sitemap:
Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.